Русская линия
Православие.RuЕпископ Егорьевский Тихон (Шевкунов)27.03.2009 

Великопостные мытарства

Как-то бурно начался нынешний Великий пост. Сначала странная дискуссия о необязательности для православных супругов телесного воздержания во время святой Четыредесятницы, которая еще долго будет отзываться в Церкви не просто смущением, а, к сожалению, большим — сомнением, особенно у новоначальных. И не только в этом вопросе, но и в других церковных установлениях. Священники у аналоев на исповеди и в частных беседах с прихожанами это уже успели ощутить.

На первой седмице пообсуждали эту, как сейчас выражаются, «волнительную» тему, а на третьей неделе со всей решимостью взялись за окончательное разоблачение церковного учения о мытарствах и за житие Василия Нового, которое как раз в эти дни многие духовники советуют читать своим прихожанам при подготовке к исповеди. Особенно досталось блаженной Феодоре! Здесь и «святцы такой не знают», и само житие названо «романом о мытарствах», «апокрифом, испытавшим влияние языческого герметизма».

Но, к счастью, знают и наши, и греческие святцы блаженную Феодору. Знают, именуют ее преподобной Феодорой Цареградской, а празднует Церковь ее память 30 декабря. Что касается смысла учения о мытарствах, то его, быть может, следует искать в том, что все увиденное преподобной на ее пути к Престолу Божию — это поразительный рассказ о недугующей страстями человеческой душе, которая, и разлучившись с телом, не только не освобождается от этих страстей, но и, если в земной жизни деятельно не противостояла им, рискует по схожести с демонами, олицетворяющими эти страсти, неудержимо устремиться к ним и обрести свою погибель.

Сложно отрицать, что в житийной литературе, особенно изданной за последние два десятилетия, встречаются и преувеличения, и явные несообразности. Но это ни в коей мере не может касаться учения Церкви о мытарствах.

И вот наш замечательный (безо всякой иронии) миссионер и, смею сказать, мой друг отец Андрей Кураев (а битва с мытарствами — это именно его рук дело, а точнее, его ума, горе от которого время от времени терпим и он, и мы) объявил своему форуму и миру о том, что вся история с мытарствами — это апокриф. А потом, предупреждая эту публикацию, написал в своем ЖЖ: «Вот сейчас начнете суперправославный хай по всему интернету, начиная со Сретенского монастыря». Чтобы отца Андрея ненароком не заподозрили в прозорливости, скажу, что на днях я поставил его в известность о том, что «Православие.Ru» обязательно возразит ему по этому вопросу.

То, что такая полемика неминуема, очевидно и самому отцу Андрею и его сторонникам в битве с мытарствами. Один из них на страницах того же ЖЖ даже взволнованно предупреждает отца диакона: «Хорошо, что начато обсуждение этой темы, но Вас при этом могут съесть живьем». На это хочется со всей ответственностью заявить: Дорогой отец Андрей! Тебя никто не собирается есть живьем. Тем более в дни Великого поста. Для «суперправославных», как ты трогательно и по-доброму назвал нас, это будет совсем уж недопустимо: живьем… православного диакона… постом…

А вот дальше не до шуток. Продолжая мысль отца Андрея, что в житии Василия Нового «не оставляется места для Божия суда», а «суд вершат бесы», тот же встревоженный автор, кажется даже с восторгом, подхватывает: «Множеству православных очень нравится идея, что их будут судить бесы, а не Христос».

Что это? Где Вы нашли это «множество»? Откуда это взято? И стоит ли так скверно думать о своих собратьях? Да разве можно найти хоть одного христианина, «суперправославный» ли он или просвещенный либерал, который бы хотел, чтобы его судили беспощадные человеконенавистники — демоны, а не Многомилостивый, Всемилостивый и Долготерпеливый Господь Иисус Христос?

Отец Андрей в своей статье напоминает нам, что «Отец весь суд передал Сыну». Но Тот же, Кто открыл нам это, обещал, обращаясь к ученикам: «Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Мф. 19: 28). А апостол Павел обращается уже ко всем верным: «Разве не знаете, что святые будут судить мир?» (1 Кор. 6: 2). Как будет происходить эта великая тайна суда над образом и подобием Божиим — человеком? Через кого и как этот суд будет осуществляться? В другом послании апостол Павел говорит еще и об особом суде: когда люди, безвозвратно отдавшиеся страсти, получают «в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим. 1: 27).

Конечно же, сомнение и даже неверие в существование испытаний для души по смерти — неверие не догматическое. Но все же следует прислушаться к словам преподобного Серафима: «А что приняла и облобызала Святая Церковь, все для сердца христианина должно быть любезно». Есть и еще несколько, может, и грубоватое, но уж больно подходящее к сегодняшнему разговору высказывание святителя Феофана Затворника: «Как ни дикою кажется умникам мысль о мытарствах, но прохождения их не миновать».

В заключение хотелось бы предложить, хотя я и не понимаю, насколько это возможно осуществить, не выносить подобного рода неоднозначные и соблазнительные для многих дискуссии сразу на столь широкое обсуждение.

Ниже мы публикуем некоторые выдержки из святых отцов и из богослужебных текстов Церкви на обсуждаемую тему.

Архимандрит Тихон (Шевкунов)



МЫТАРСТВА: УЧЕНИЕ СВЯТЫХ ОТЦОВ И БОГОСЛУЖЕБНО-МОЛИТВЕННЫЙ ОПЫТ ЦЕРКВИ

Учение святых отцов

Святитель Иоанн Златоуст: «Тогда нужны нам многие молитвы, многие помощники, многие добрые дела, великое заступление от ангелов при шествии чрез воздушное пространство. Если, путешествуя в чужую страну или чужой город, нуждаемся в путеводителе, то сколько нужнее нам путеводители и помощники для руководства нас мимо невидимых старейшинств и властей-миродержителей этого воздуха, называемых и гонителями, и мытарями, и сборщиками податей!».

От лица почивших христианских младенцев Златоуст так витийствует и богословствует: «Нас святые ангелы мирно разлучили от тела, и мы свободно миновали старейшинства и властей воздушных. Мы имели благонадежных руководителей! Лукавые духи не нашли в нас того, чего искали, не увидели того, что желали бы увидеть. Увидев тело неоскверненное, они посрамились; увидев душу чистую, чуждую злобы, они устыдились; не нашли в нас слов порочных и умолкли. Мы прошли и уничижили их; мы прошли сквозь них и попрали их; сеть сокрушися, и мы избавлени быхом. „Благословен Господь, Иже не даде нас в ловитву зубом их“ (Пс. 123: 6−7). Когда это совершилось, руководившие нас ангелы возрадовались; они начали лобызать нас, оправданных, и говорить в веселии: „Агнцы Божии! ублажаем ваше пришествие сюда; отверзся вам прародительский рай; предоставлено вам лоно Авраама. Прияла вас десная рука Владыки; призвал Его глас в десную часть. Благосклонными очами воззрел Он на вас; в Книгу Жизни вписал Он вас“. И сказали мы: „Господь! Праведный Судия! Ты лишил нас благ земных — не лиши небесных. Ты отлучил нас от отцов и матерей — не отлучи от святых Твоих. Знамения крещения сохранились целыми на нас: тело наше мы представляем Тебе чистым по причине младенчества нашего“» (Маргарит. Слово о терпении и благодарении и о том, чтоб мы не плакали неутешно о умерших. Примечание святителя Игнатия (Брянчанинова): «Слово это положено читать в седьмую субботу по Пасхе и при каждом погребении усопшего. Западные критики признают слово не принадлежащим Златоусту, но оно издревле освящено в Восточной Церкви чтением при богослужении»).

Святитель Кирилл Александрийский: «При разлучении души нашей с телом предстанут пред нами, с одной стороны, воинства и силы небесные, с другой — власти тьмы, злые миродержатели, воздушные мытареначальники, истязатели и обличители наших дел… Узрев их, душа возмутится, содрогнется, вострепещет и в смятении и в ужасе будет искать себе защиты у ангелов Божиих; но и будучи принята святыми ангелами и под кровом их протекая воздушное пространство и возносясь на высоту, она встретит различные мытарства (как бы некие заставы, или таможни, на которых изыскиваются пошлины), которые будут преграждать ей путь в Царство, будут останавливать и удерживать ее стремление к нему. На каждом из этих мытарств потребуется отчет в особенных грехах.

Первое мытарство — грехов, совершенных посредством уст и языка. На нем представляются духами грехи, в которых душа согрешила словом, каковы: ложь, клевета, заклятия, клятвопреступления, празднословие, злословие, пустословие, кощунства, ругательства. К ним присоединяются и грехи чревобесия: блудодеяние, пьянство, безмерный смех, нечистые и непристойные целования, блудные песни. Вопреки им, святые ангелы, которые некогда наставляли и руководили душу в добре, обнаруживают то, что она говорили доброго устами и языком; указывают на молитвы, благодарения, пение псалмов и духовных песней, чтение Писаний, словом, выставляют все то, что мы устами и языком принесли в благоугождение Богу.

Второе мытарство духов лести и прелести — грехов зрения. На нем бесы износят то, чем страстно поражалось наше зрение, что приглядно казалось для глаз, и влекут к себе пристрастных к непристойному взиранию, к непотребному любопытству и к необузданному воззрению.

Третье мытарство — грехов слуха. Все, что льстиво раздражает наш слух и страстно услаждает нас, к чему пристрастны были любители слушать, бесы принимают и хранят до суда.

Четвертое мытарство — стражников над прелестью обоняния; все, что служит к страстному услаждению чувства обоняния, как то: благовонные экстракты из растений и цветов, так называемые духи, масти, обыкновенно употребляемые на прельщение блудными женщинами, — все это содержится стражниками этого мытарства.

Пятое мытарство — всех беззаконий и мерзких дел, учиненных посредством рук.

К дальнейшим мытарствам относятся прочие грехи, как то: злоба, ненависть, зависть, тщеславие и гордость… Кратко сказать, каждая страсть души, всякий грех подобным образом будут иметь своих мытарей и истязателей… При этом будут присутствовать и божественные силы, и сонмы нечистых духов; и как первые будут представлять добродетели души, так последние — обличать ее грехи, учиненные словом или делом, мыслию или намерением. Между тем душа, находясь среди них, будет в страхе и трепете волноваться мыслями, пока наконец, по своим поступкам, делам и словам или быв осуждена, заключится в оковы или, быв оправдана, освободится (ибо всякий связывается узами собственных грехов). И если за благочестивую и богоугодную жизнь свою она окажется достойною, то ее восприимут ангелы, и тогда она уже небоязненно потечет к Царству, сопровождаемая святыми силами… Напротив, если окажется, что она проводила жизнь в нерадении и невоздержании, то услышит этот страшный голос: «Если нечестивый будет помилован, то не научится он правде — будет злодействовать в земле правых и не будет взирать на величие Господа» (Ис. 26: 10)… тогда оставят ее ангелы Божии и возьмут страшные демоны… и душа, связанная неразрешимыми узами, низвергнется в страну мрачную и темную, в места преисподние, в узилища подземные и темницы адские, где заключены души от века умерших грешников, «в страну тьмы и сени смертной, в страну мрака… где нет устройства, где темно, как самая тьма» (Иов 10: 21, 22), но где пребывает вечная болезнь, бесконечная печаль, непрестанный плач, неумолкаемый скрежет зубов и непрерываемые воздыхания… Отказывается язык выразить болезни и страдания там находящихся и заключенных душ. Никто из людей не может вообразить страха и ужаса, никакие уста человеческие не в состоянии высказать беду и тесноту заключенных… Помыслите, каковым подобает быть нам, имеющим отдать подробный отчет в каждом поступке нашем — и великом, и малом" (Слово об исходе души. Псалтирь следованная. Гл. 35).

Святитель Иоанн Милостивый, патриарх Александрийский, беседовал о смерти и о исходе души из тела, как ему о том открыто было преподобным Симеоном Столпником: «Когда душа выйдет из тела и начнет восходить к небу, встречают ее лики бесов и подвергают многим затруднениям и истязаниям. Они истязают ее во лжи, клевете, ярости, зависти, гневе, памятозлобии, гордости, срамословии, непокорстве, лихве, сребролюбии, пьянстве, объядении, злопомнении, волхвовании, братоненавидении, убийстве, воровстве, немилосердии, блуде, прелюбодеянии. Во время шествия души от земли к небу самые святые ангелы не могут помочь ей: помогают ей единственно ее покаяние, ее добрые дела, а более всего милостыня. Если не покаемся в каком грехе здесь по забвению, то милостынею можем избавиться от насилия бесовских мытарств. Братия! ведая это, убоимся горького часа встречи с суровыми и немилостивыми мытарями, часа, в который придем в недоумение, что отвечать нам истязателям нашим. Ныне покаемся во всех грехах наших, дадим по силе нашей милостыню, могущую проводить нас от земли на небо и избавить от задержания бесами. Велика их ненависть к нам, великий страх ожидает нас на воздухе, великое бедствие!» (Пролог, 19 декабря).

Преподобный Симеон Столпник говорит о загробной участи христианина в дошедшем до нас отрывке из его поучения. В этом слове преподобный сперва открывает, что ему возвещено Святым Духом о малом числе спасающихся, о малом числе сохраняющихся в руках ангельских в настоящее время, то есть во время жизни угодника Божия. Далее он говорит, что душу неоскверненную и праведную ангелы воспринимают с любовию, ублажают, с песнопением возносят, отражая силу врагов и возвышаясь превыше мытарств восхода. Напротив того, грешная душа не допускается подняться в страну, превысшую воздуха: диавол имеет повод обвинять ее. Он препирается с несущими ее ангелами, представляя ее согрешения, по причине которых она должна принадлежать ему, представляя недостаточество ее в той степени добродетели, которая необходима для спасения и для свободного шествия сквозь воздух (См.: Пролог, 13 марта).

Преподобный Иоанн Лествичник рассказывает, что падшие иноки, приносившие глубокое и постоянное покаяние, среди прочих, исполненных умиления и сопровождаемых стенаниями слов своих произносили следующее: «Убо прейде ли душа наша воду воздушных духов непостоянную?» (Пс. 123: 5). Так говорили они, еще не ощутили уверенности, но издали созерцали то, что совершается на воздушном истязании" (Слово 5. 22).

Преподобный Исаия Отшельник: «Каждодневно имейте пред очами смерть и заботливо помышляйте о том, как имеете выйти из тела, миновать власти тьмы, встречающие нас в воздухе, и беспреткновенно предстать пред Бога, простирая взор и ко страшному дню последнего суда Его и воздаяния каждому за дела, слова и помышления. „Ибо вся нага и объявлена пред очами Того, Кому нам предлежит давать слово ответное“ (Евр. 4: 13)» (Главы о подвижничестве и безмолвии. Слово 1. 4).

Он же пишет: «Какая же, думаешь, радость будет душе того, кто, начав работать Богу, успешно окончит это дело свое? При исходе его из мира сего такое дело его сделает ему то, что с ним будут радоваться ангелы, увидев, что он освободился от властей тьмы. Ибо когда изыдет душа из тела, ей сшествуют ангелы; навстречу же ей выходят все силы тьмы, желая схватить ее и изыскивая, нет ли в ней чего ихнего. Тогда не ангелы борются с ними, а дела, содеянные душою, ограждают ее, как стеною, и охраняют ее от них, чтоб не касались ее. Когда дела ее одержат победу, тогда ангелы (идя) впереди ее поют, пока не предстанет она Богу в радовании. В час тот забывает она о всяком деле мира сего и о сем труде своем».

Святой Иоанн Карпафийский пишет: «Ратуя и поношая, с дерзостию находит на душу, исшедшую из тела, враг, этот горький и страшный клеветник в содеянных ею грехах. Тогда боголюбивая и вернейшая душа, хотя бы и была уязвлена многими грехами, не придет в ужас от его устремления и угроз. Укрепляемая Господом, воскрыляемая радостию, ободряемая святыми силами, ее наставляющими, ограждаемая светом веры, она с великим мужеством противостоит лукавому диаволу и отвечает ему: „Что нам и тебе, чуждый Бога? Что нам и тебе, беглец с неба и раб лукавый? Ты не имеешь власти над нами: власть над нами и над всеми принадлежит Христу, Сыну Божию. Пред Ним согрешили мы, Ему и дадим отчет, имея Его честный крест залогом Его милосердия к нам и нашего спасения. Губитель! беги далеко от нас: нет ничего общего между тобою и рабами Христовыми“. Когда душа мужественно говорит так, диавол обращается в бегство и вопиет: „Не могу противостоять имени Христову!“ А душа парит превыше врага… и после этого в радости приносится божественными ангелами в места, определенные ей по степени ее духовного преуспеяния» (Утешительная глава 25).

Святой Исихий, пресвитер Иерусалимский: «Найдет на нас час смерти, придет он, и избегнуть его будет невозможно. О, если б князь мира и воздуха, долженствующий тогда встретить нас, нашел наши беззакония ничтожными и незначительными и не мог обличить нас правильно! В противном случае, восплачемся бесполезно. „Раб, — говорит Писание, — ведевшый волю господина своего“ и не исполнивший ее, „биен будет много“ (Лк. 12: 47, 48). Не видит света родившийся слепым, так и не пребывающий в трезвении не видит богатого сияния высшей благодати и не освободится от лукавых и богоненавистных дел, слов и помышлении. Таковой при кончине своей несвободно минует тартарских князей» (Слово о трезвении. Гл. 161 // Добротолюбие. Ч. 2).

Преподобный Никодим Святогорец (прп. Никодима дьякон Андрей Кураев также записал в противники учения о мытарствах): «Демоны, падшие с неба, одни остались в надземном, т. е. поднебесном воздухе, другие — в окружающем землю, а третьи ниспали в подземный воздух (в преисподнюю). Те из них, которые находятся в поднебесном воздухе, препятствуют восхождению душ после смерти и прельщают различными мечтаниями и обольщениями ум тех, которые стараются созерцать духовное» (Толкование канона на Воздвижение Честнаго и Животворящего Креста Господня).

Преподобный Феогност: «Хотя тщася о чистой, с Богом невещественно соединяющей невещественный ум молитве, и достиг ты уже того, что, как в зерцале, видишь имеющую сретить тебя после конца здешней жизни участь, как приявший залог Духа и Царствие Небесное внутри стяжавший всем чувством с полным удостоверением; при всем том не допусти себя разрешиться от плоти без предузнания смерти, но и усердно молись об этом и внутренне благонадежен будь улучить сие, если будет благоугодно Богу и полезно тебе, пред исходом, — к коему и уготовляй себя денно-нощно, отревая всякую боязливость, как бы прошедши воздушные пространства и избежав духов злобы, дерзновенно и небоязненно был ты уже в небесных областях, споставляемый с ангельскими чинами и сопричисляемый к избранным от века праведникам, и Бога зря, сколько сие доступно, или всячески зря блага, от Него нам уготованные, и Бога-Слово созерцая, лучами Своими освещающего все пренебесное, поклоняемого единым с пречистою плотью Своего поклонением, купно с Отцом и Святым Духом, от всех небесных сил и святых всех» (О жизни деятельной и созерцательной и о священстве главы. Гл. 75 // Добротолюбие. Ч. 3).

Святитель Игнатий (Брянчанинов): «Учение о мытарствах есть учение Церкви. Несомненно, что святой апостол Павел говорит о них, когда возвещает, что христианам предлежит брань с поднебесными духами злобы. Это учение находим в древнейшем церковном Предании и в церковных молитвословиях. Пресвятая Дева, Богоматерь, извещенная архангелом Гавриилом о приближающемся своем преставлении, принесла слезные молитвы Господу о избавлении Ее души от лукавых духов поднебесной. Когда настал самый час Ее честного успения, когда нисшел к ней Сам Сын и Бог Ее с тьмами ангелов и праведных духов, Она, прежде нежели предала пресвятую душу Свою во всесвятые руки Христовы, произнесла в молитве к Нему и следующие слова: „Приими ныне в мире дух Мой и огради Меня от области темной, чтоб не встретило Меня какое-либо устремление сатаны“» (Четьи-Минеи, 15 августа).

Он же пишет: «Подробное описание мытарств и порядок, в котором они следуют, одно за другим, в воздушной бездне, заимствуем из поведания преподобной Феодоры. Она, покинув на земли свое бездыханное тело, руководимая двумя святыми ангелами, начала, как мы уже видели, шествие свое по воздуху к востоку. Когда она подымалась к небу, встретили ее темные духи первого мытарства, на котором истязуются грехи человеческие словом, как то: празднословие, сквернословие, насмешки, кощунство, пение песен и других страстных гимнов, бесчинные восклицания, хохоты и тому подобное. По большей части человек вменяет эти согрешения в ничто, не кается в них пред Богом и не исповедует их отцу духовному. Но Господь явственно сказал: «Всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный. От словес бо своих оправдишися и от словес своих осудишися» (Мф. 12: 36, 37). И апостол завещавает: «Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших… и сквернословие, и буесловие, и кощуны» (Еф. 4: 29; 5: 4). Демоны с жестокостию и упорством обвиняли душу, представляя все согрешения ее словом, содеянные от самой юности; святые ангелы оспаривали их и противопоставляли грехам соделанные душою добрые дела. Таким образом Феодора, искупленная на этом мытарстве, начала подыматься выше и приблизилась ко (второму) мытарству лжи, на котором истязывается всякая ложь, клятвопреступления, призывание имени Божия всуе, неисполнение обетов, данных Богу, утаение грехов пред духовником на исповеди. Избавившись и здесь, она перешла к (третьему) мытарству клеветы, где истязуются оклеветание ближнего, осуждение, уничижение, обесславление его, ругательство и насмешки над ним, при забвении собственных согрешений и недостатков, при невнимании им. Подвергшихся согрешениям этого рода лютые истязатели истязывают с особенною жестокостию, как антихристов, предвосхищающих сан Христов и соделавшихся судьями и губителями ближних. На (четвертом) мытарстве чревоугодия истязуются объядение, пьянство, безвременное и тайное ядение, ядение без молитвы, нарушение постов, сластолюбие, пресыщение, пирование — словом, все роды угождения чреву.

По избавлении от этого мытарства Феодора, несколько ободрившись, вступила в беседу с святыми ангелами и сказала им: «Кажется мне, никто из живущих на земли не знает совершающегося здесь и того, что ожидает грешную душу по смерти». Святые ангелы отвечали ей: «Разве не объясняет этого Божественное слово, ежедневно читаемое в церкви, проповедуемое служителями Божиими? Но пристрастившиеся к земным суетам не обращают внимания на слово Божие, считают наслаждением ежедневное насыщение и пьянство, пресыщаются и упиваются без страха Божия, имея себе богом чрево, не помышляя о будущей жизни и не внимая Писанию, которое говорит: „Горе вам, насыщении ныне, яко взалчете“ (Лк. 6: 25). Баснею они считают Святое Писание, живут в небрежении и пространстве, ежедневно веселятся светло и пируют при звуке музыки и при пении хоров, подобно богачу, упоминаемому в Евангелии. Впрочем, те из них, которые милостивы, благодетельствуют нищим и помогают нуждающимся, удобно получают от Бога прощение грехов и, ради милостыни своей, проходят мытарства безбедственно. Говорит Писание: „Милостыня от смерти избавляет и тая очищает всяк грех: творящии милостыни и правды исполнятся жизни: согрешающии же врази суть своего живота“ (Тов. 12: 9, 10). Тем, которые не стараются милостынями очистить грехи свои, невозможно избегнуть бедствия на мытарствах: их похищают мытари и низводят, люто муча, в преисподние темницы ада, где держат в узах до Страшного Христова суда».

Так беседуя, они достигли (пятого) мытарства лености. Там сочтены все дни и часы, проведенные в лености, в нерадении о служении Богу; там истязуются тунеядцы, снедающие чужие труды и не хотящие сами трудиться, также наемники, получающие плату, но исполняющие свою обязанность с небрежением. За этим мытарством следовало (шестое) мытарство воровства, на котором рассматриваются всякого рода похищения и воровства, грубые и благовидные, явные и тайные; потом (седьмое) мытарство сребролюбия и скупости; далее (осьмое) мытарство лихвы, где обвиняются ростовщики, лихоимцы и присвоители чужого. Еще далее (девятое) мытарство неправды, на котором уличаются неправедные судьи, увлекающиеся на судах пристрастием или мздою, оправдывающие виновных и осуждающие невинных; здесь рассматриваются ложные весы и меры купцов и прочие неправды. (Десятое) мытарство — зависти, на нем истязываются предающиеся этой пагубной страсти и ее последствиям. Выше помещается (одиннадцатое) мытарство гордости, где надменные духи с презрением истязывают гордость, тщеславие, самомнение, презорство, величание, невоздаяние должной чести родителям, духовным и гражданским властям, неповиновение им и ослушание их. Выше — (двенадцатое) мытарство гнева и ярости, потом (тринадцатое) мытарство памятозлобия.

По исшествии из этого мытарства, Феодора спросила ангелов: «Прошу вас, скажите мне, откуда эти страшные воздушные власти знают все злые дела всех человеков, живущих во всем мире, не только явные, но и тайные?» Отвечали святые ангелы: «Каждый христианин получает от Бога при святом крещении ангела-хранителя, который, невидимо храня человека, наставляет его денно-нощно на всякое благое дело в течение всей жизни его до самого смертного часа. Он записывает все добрые дела того человека, за которые сей мог бы получить милость и вечное воздаяние от Господа в Небесном Царстве. Так же и князь тьмы, желающий вовлечь весь род человеческий в свою погибель, приставляет к человеку одного из лукавых духов, который всюду следует за человеком, замечает все его злые дела, поощряет к ним кознями своими и, посещая мытарства, записывает там все грехи человека, внося каждый грех в принадлежащее мытарство. Вот почему известны воздушным властям грехи всех человеков во всем мире. Когда ж душа, разлучившись с телом, стремится взойти на небо, к Создателю своему, тогда лукавые духи препятствуют ей в том, обличая ее грехами ее, записанными у них. Если душа имеет больше добрых дел, нежели грехов, то они не могут удержать ее. Если же найдут в ней больше грехов, то удерживают ее на время и заключают в темнице невидения Бога: там они мучат ее, доколе сила Божия попустит им мучить и доколе та душа не будет искуплена церковными молитвами и милостынями ближних. Если же душа окажется столько грешною и мерзостною пред Богом, что ей не остается никакой надежды спасения, но ожидает ее вечная погибель, то они тотчас же низводят ее в бездну, где имеют и для себя уготованное место вечного мучения; они держат ее там до второго пришествия Христова, после которого душа соединится с телом и уже вместе с ним будет мучиться в геенне огненной. Еще и то знай, что этим путем восходят и подвергаются на нем истязанию только просвещенные святою христианскою верою и омовенные святым крещением. Не приходят сюда идолослужители, магометане и все чуждые Бога: они, будучи еще живы телом, уже мертвы и погребены во ад душою. Когда они умирают, тотчас, без всякого испытания, демоны берут их, как часть, себе принадлежащую, и низводят в геенскую пропасть».

После этой беседы Феодора достигла (четырнадцатого) мытарства убийства, на котором истязуются не только разбойничество и убийство, но и всякое ударение, заушение и толкание. Выше находилось (пятнадцатое) мытарство волхвования, где истязуются чародейство, обаяние, составление отравлений, наговоры, шепоты и чародейное призывание бесов. На этом мытарстве темные духи не нашли ничего, чем бы уличить блаженную Феодору, и в ярости кричали ей: «Придешь на блудные мытарства — увидим, избежишь ли их!».

Подымаясь еще выше, она спросила святых ангелов: «Неужели все христиане проходят этими местами, и никому из них невозможно пройти, не подвергаясь истязаниям и страху?». Святые ангелы отвечали: «Нет другого пути для христианских душ, восходящих к небу; все проходят здесь, но не все бывают так истязуемы, как истязуются подвергшиеся грехопадениям и не вполне исповедавшиеся в них, стыдившиеся отца духовного и утаивавшие пред ним свои постыдные дела. Если же кто поистине исповедует грехопадения, жалеет о них и раскаивается в содеянном зле, того грехи невидимо заглаждаются Божиим милосердием, и когда душа придет сюда, воздушные истязатели, разгнув свои книги, ничего не находят в них, почему не могут ни оскорбить ее, ни устрашить, и восходит душа с радостию к Престолу благодати».

Беседуя, они достигли (шестнадцатого) блудного мытарства, на котором истязуется всякого рода любодеяние, то есть блудный грех лиц, необязанных супружеством; также истязаются мечтание греха блудного, умедление в этом мечтании помысла, соизволение на грех, услаждение грехом, сладострастные воззрения, скверные осязания и прикосновения. Когда Феодора достигла этого мытарства, темные духи, принадлежащие к нему, очень удивились, что она дошла даже до них, и с жестокостию обвиняли ее, особенно по причине ее неоткровенности пред духовным отцом. Потом они пришли на (семнадцатое) прелюбодейное мытарство, на котором истязуются блудные грехи лиц, живущих в супружестве, не сохранивших супружеской верности и брачного ложа неоскверненным; здесь грозно истязуются похищения и насилия блудные, также блудные падения лиц, посвященных Богу, обещавших чистоту свою Христу, но нарушивших обет. (Осьмнадцатое) мытарство — содомское, на котором истязуются все чрезъестественные блудные грехи и кровосмешения.

Когда они миновали это мытарство, святые ангелы сказали Феодоре: «Ты видела страшные и отвратительные блудные мытарства! Знай, что редкая душа минует их свободно: весь мир погружен во зле соблазнов и скверн, все человеки сластолюбивы и блудолюбивы. „Прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности его“ (Быт. 8: 21), и едва кто соблюдает себя от нечистот блудных. Мало умерщвляющих плотские похоти, и мало таких, которые бы свободно прошли мимо этих мытарств! Большая часть, дошедши сюда, погибает: лютые истязатели блудных грехов похищают души блудников и низвлекают их во ад. Хвалятся власти блудных мытарств, что они одни более всех прочих мытарств наполняют огненное родство во аде. Благодари Бога, Феодора, что ты миновала этих блудных истязателей молитвами отца твоего, преподобного Василия: уже более не увидишь страха».

После этого они пришли на (девятнадцатое) мытарство ересей, где истязуются неправильное мудрование о вере, сомнения в вере, отступничество от православной веры, богохульства и тому подобные согрешения против единого истинного исповедания веры. По миновании этого мытарства они уже приближались ко вратам небесным; но и еще встретили их злобные духи последнего (двадцатого) мытарства немилосердия, на котором истязуются немилосердие и жестокость. Если кто совершил многие подвиги, посты, бдения, коленопреклонения, молитвословия; если кто соблюл чистоту девства неоскверненною и изнурил воздержанием тело, но был немилосерд и затворял сердце свое для ближнего, тот с этого мытарства низвергается долу и затворяется в адской бездне навеки.

Наконец с неизреченною радостию они приблизились к вратам небесным. Врата небесные светились, как кристалл; из них разливалось неизреченное сияние, и стояли в них солнцеобразные юноши. Они, увидев преподобную, руководимую ангелами, исполнились веселия о ней, что она, покрываемая Божиим милосердием, избежала воздушных мытарств, и с великою любовию ввели ее во врата.

Во время шествия своего по мытарствам Феодора заметила, что каждое мытарство подчинено отдельному князю и что духи каждого мытарства по наружному виду были сообразны греху, истязуемому на мытарстве".

Святитель Феофан Затворник: «Пришло мне на мысль вот что Вам подсказать! Достаньте Четьи Минеи за март месяц и прочитайте там рассказ блаженной Феодоры о том, как она проходила мытарства. Он помещен в житии Василия Нового под 26 марта. Само житие старца велико. Прямо начинайте с рассказа Феодоры, а где он начинается, можете узнать по заметкам на полях. Житие старца коротко таково. Василий Новый сначала жил в пустыне недалеко от Константинополя, потом взят как соглядатай и, много перенесши пыток, наконец брошен в море. Бог чудесно избавил его от потопления, и он пришел тайком в город, где добрый некто приютил его. Старец начал опять подвизаться, как было и в пустыне, причем ему усердно служила Феодора. Старица эта умерла прежде старца. Был у Василия еще ученик Григорий, из мирян, очень богобоязненный. Ему захотелось знать, что получила Феодора за свою усердную службу святому Василию. Попросил он об этом старца. Тот помолился, и Григорий во сне увидел Феодору в раю, в месте, уготованном для Василия, светлом-пресветлом. При этом Григорий спросил ее, как она разлучилась с телом и как достигла до сего блаженного места. На это блаженная Феодора отвечает рассказом о том, как она умерла и как прошла мытарства. Вот этот-то рассказ я и советую Вам прочитать со вниманием. Он очень поучителен. И к самопознанию он поруководит, и паче внедрит убеждение в силе слезного покаяния и исповеди.

Пока-то Вы достанете книгу, я Вам перескажу кое-что.

Мытарств святая Феодора прошла двадцать. Первое — на котором истязуются грехи словес и глаголов человеческих праздных, буих, скверных, бесчинных: кощуны, смехотворства, мирские бесстудные песни, бесчинные восклицания, смеяния и хохотания. Второе — мытарство лжи, на котором истязуется всякое слово ложное, а наипаче клятвопреступления, призывания имени Божия всуе, лжесвидетельства, неисполнение обетов, данных Богу, исповедание грехов, не по истине бывающее, и иные подобные лживости. Третье — мытарство осуждения и клеветы, обесславления ближних, насмешек над их недостатками и грехами. Четвертое — мытарство чревоугодия, сластолюбия, пресыщения, пирований и гуляний, пьянства, нарушения постов. Пятое — лености, где истязуются все дни и часы, в праздности проведенные, тунеядцы, наемники, не работающие соответственно взятой цене, нерадивые к службам церковным в воскресные и праздничные дни, скучающие на утрени и литургии, не радящие о делах, до спасения души касающихся. Шестое — разнородного воровства. Седьмое — сребролюбия и скупости. Восьмое — лихвы и всякого скверноприбытчества. Девятое — неправды, где истязуются неправедные судьи, на мзде судящие, виновных оправдывающие, а невинных осуждающие, удерживающие мзду наемничу, держащие неправые меры и весы при продаже и покупке. Десятое — зависти, ненависти, братоненавидения и недруголюбия. Одиннадцатое — гордости, тщеславия, самомнения, презорства, величания, непочитания родителей, непослушания властям. Двенадцатое — гнева и ярости. Тринадцатое — злопамятства, держания злобы в сердце на ближнего, мстительности и воздаяния злом за зло. Четырнадцатое — убийства, где истязуется не только разбойничество, но и всякая рана, ударение с сердцем по голове или плечам, заушение в ланиту, пхание с гневом. Пятнадцатое — чародеяния, обаяния, отравления, шепотов и призывания бесов. Шестнадцатое, семнадцатое, восемнадцатое — плотских грехов. Девятнадцатое — ересей, неправого мудрования о вере, отступничества от Православия, хулы на Бога и все святое. Двадцатое — немилосердия и жестокосердия и утробы затворения к нуждам бедствующих.

Что встретила блаженная Феодора, то и всякая душа встречает. Апостол назвал бесов властями воздушными. Эти злые и назойливые пропустят ли какую душу, когда ей предлежит взойти к престолу Божию, не покусившись если не схватить, то смутить ее своими страхованиями? Как же быть? К великому нашему утешению, слезы покаяния с покаянными подвигами, особенно же с милостынеподаянием, изглаждают все грехи. Сколько раз блаженная Феодора видела, как бесы, принесши свертки, где записаны были ее грехи, и развернув их, чтобы обличить ее, не находили там ничего. Ангелы, сопровождавшие ее, когда она спросила их о причине сего, объяснили ей, что кто искренно раскается в своих грехах, постится, молится и милостыню творит, того грехи изглаждаются.

Не извольте суемудренничать, а примите к сердцу сие сказание и по его указанию поступите со всеми своими неисправностями".

Еще святитель Феофан Затворник писал:"Как ни дикою кажется умникам мысль о мытарствах, но прохождения их не миновать. Чего ищут эти мытники в преходящих? Того, нет ли у них ихнего товара. Товар же какой? Страсти. Стало быть, у кого сердце непорочно и чуждо страстям, у того они не могут найти ничего такого, к чему и могли бы привязаться; напротив, противоположная им добродетель будет поражать их самих как стрелами молнийными. На это один из многоученых вот какую еще выразил мысль: мытарства представляются чем-то страшным; ведь очень возможно, что бесы, вместо страшного, представляют нечто прелестное. Обольстительно прелестное, по всем видам страстей, представляют они проходящей душе одно за другим. Когда из сердца в продолжение земной жизни изгнаны страсти и насаждены противоположно им добродетели, тогда что ни представляй прелестного, душа, не имеющая никакого сочувствия к тому, минует то, отвращаясь от того с омерзением. А когда сердце не очищено, тогда к какой страсти наиболее питает оно сочувствия, на то душа и бросается там. Бесы и берут ее будто друзья, а потом уж узнают, куда ее девать. Значит, очень сомнительно, чтобы душа, пока в ней остаются еще сочувствия к предметам каких-либо страстей, не постыдилась на мытарствах. Постыжение здесь в том, что душа сама бросается в ад. Но окончательное постыжение — на Страшном суде, пред лицом всевидящего Судии" (Толкование на 118-й псалом).

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Сан-Францисский: «В это время (на третий день) душа проходит через легионы злых духов, которые преграждают ей путь и обвиняют в различных грехах, в которые сами же ее и вовлекли. Согласно различным откровениям, существует двадцать таких препятствий, так называемых мытарств, на каждом из которых истязуется тот или иной грех; пройдя одно мытарство, душа приходит на следующее. И только успешно пройдя все их, может душа продолжить свой путь, не будучи немедленно ввергнутой в геенну. Как ужасны эти бесы и мытарства, можно видеть из того факта, что Сама Матерь Божия, когда архангел Гавриил сообщил Ей о приближении смерти, молила Сына Своего избавить душу Ее от этих бесов, и в ответ на Ее молитвы Сам Господь Иисус Христос явился с небес принять душу Пречистой Своей Матери и отвести Ее на небеса. (Это зримо изображено на традиционной православной иконе Успения.) Воистину ужасен третий день для души усопшего, и по этой причине ей особенно нужны молитвы.

Описания мытарств в святоотеческих и агиографических текстах соответствуют модели истязаний, которым подвергается душа после смерти, но индивидуальный опыт может значительно различаться. Малозначительные подробности типа числа мытарств, конечно, второстепенны в сравнении с главным фактом, что душа действительно вскоре после смерти подвергается суду (частный суд), где подводится итог той невидимой брани, которую она вела (или не вела) на земле против падших духов. Православная Церковь считает учение о мытарствах таким важным, что упоминает о них во многих богослужениях. В частности, Церковь особо излагает это учение всем своим умирающим чадам. В Каноне на исход души, читаемом священником у одра умирающего члена Церкви, есть следующие тропари: «Воздушного князя насильника, мучителя, страшных путей стоятеля и напрасного сих словоиспытателя, сподоби мя прейти невозбранно отходяща от земли» (песнь 4); «Святых Ангел священным и честным рукам преложи мя, Владычице, яко да тех крилы покрывся, не вижу бесчестного и смраднаго и мрачного бесов образа» (песнь 6); «Рождшая Господа Вседержителя, горьких мытарств начальника миродержца отжени далече от мене, внегда скончатися хощу, да Тя во веки славлю, Святая Богородице» (песнь 8). Так умирающий православный христианин приготовляется словами Церкви к предстоящим испытаниям" (Жизнь после смерти // Серафим (Роуз), иеромонах, Герман (Подмошенский), игумен. Блаженный святитель Иоанн, Чудотворец. М., 2003. С. 793−795).

Он же пишет: «Продолжая письмо мужу умирающей сестры, епископ Феофан Затворник пишет: «У отшедших скоро начинается подвиг перехода через мытарства. Там нужна ей помощь! — Станьте тогда в этой мысли, и вы услышите вопль ее к вам: Помогите! — Вот на что вам надлежит устремить все внимание и всю любовь к ней. Я думаю, самое действительное засвидетельствование любви будет, если с минуты отхода души вы, оставляя хлопоты о теле другим, сами отстранитесь и, уединясь, где можно, погрузитесь в молитву о ней в новом ее состоянии, о ее неожиданных нуждах. Начав так, будьте в непрестанном вопле к Богу — ей о помощи, в продолжение шести недель, да и далее. В сказании Феодоры мешец, из которого ангелы брали, чтобы отделываться от мытарей, — это были молитвы ее старца. То же будет и ваши молитвы… Не забудьте так сделать… Се и любовь!».

Критики православного учения часто неправильно понимают тот «мешок золота», из которого на мытарствах ангелы «платили за долги» блаженной Феодоры; иногда его ошибочно сравнивают с латинским понятием «сверхдолжных заслуг» святых. И здесь также такие критики слишком буквально читают православные тексты. Здесь имеется в виду не что иное, как молитвы об усопших Церкви, в частности молитвы святого и духовного отца. Форма, в которой это описывается — вряд ли есть даже необходимость говорить об этом, — метафорическая".

Жития святых

Из жития святого Антония Великого (написанного святителем Афанасием Великим): «Однажды он [Антоний Великий] при наступлении девятого часа, начав молиться перед вкушением пищи, был внезапно восхищен Духом и вознесен ангелами на высоту. Воздушные демоны противились его шествию; ангелы, препираясь с ними, требовали изложения причин их противодействия, потому что Антоний не имел никаких грехов. Демоны старались выставить грехи, соделанные им от самого рождения; но ангелы заградили уста клеветников, сказав им, что они не должны исчислять согрешений его от рождения, уже изглажденных благодатию Христовою, но пусть представят, если имеют, грехи, соделанные им после того времени, как он поступлением в монашество посвятил себя Богу. При обвинении демоны произносили много наглой лжи; но как клеветы их лишены были доказательств, то для Антония открылся свободный путь. Тотчас он пришел в себя и увидел, что стоит на том самом месте, на котором стал для молитвы. Забыв о пище, он провел всю ночь в слезах и стенаниях, размышляя о множестве врагов человеческих, о борьбе с таким воинством, о трудности пути к небу чрез воздух и о словах апостола, который сказал: „Несть наша брань к плоти и крови, но к началом власти сего воздуха“ (Еф. 6: 12), который, зная, что воздушные власти того только и доискиваются, о том заботятся со всем усилием, к тому напрягаются и стремятся, чтоб лишить нас свободного прохода к небу, увещевает: „Приимите вся оружия Божия, да возможете противитися в день лют“ (Еф. 6: 13), да „противный посрамится, ничтоже имея глаголати о нас укорно“ (Тит. 2: 8). А мы, слыша это, пpиведем себе на память апостола, котоpый говоpит: „Аще в теле, не вем, аще ли кpоме тела, не вем, Бог весть“ (2 Коp. 12: 2). Но Павел восхищен был до тpетьего неба, и нисшел оттоле, услышав неизpеченные глаголы, Антоний же видел себя пpоходящим по воздуху и боpовшимся там, пока не оказался свободным».

Святой великомученик Евстратий (пострадал между 301 и 310 по Р.Х.) после страшных пыток и мучений, совершив дивные чудеса, пред приятием смертной казни принес молитву Богу, в которой благодарил Бога, призревшего на него и даровавшего во время земных страданий победить невидимого врага, диавола. Затем он переходит к предстоящему разлучению души его с телом и говорит: «Смутилась и возболезновала душа моя при исхождении своем из окаянного и скверного тела. Чтоб не уловил ее в чем лукавый супостат и не изверг во тьму за неведомые и ведомые грехи, соделанные мною во время сей жизни, Владыка! будь милостив ко мне, и да не узрит душа моя мрачного взора лукавых демонов, но да примут ее ангелы Твои светлые и пресветлые. Да будет слава святому имени Твоему, и Твоею силою возведи меня на Божественное Твое судилище. Когда буду судиться, да не восхитит меня рука князя мира сего для ввержения меня, грешного, в глубину ада: но предстань мне, и будь Спасителем и Защитником моим. Телесные же эти мучения суть увеселения для рабов твоих». Подобным образом и святой великомученик Георгий, поправший благодатию Христовою все ужаснейшие мучения, изобретенные злобою мучителей, воскресивший пред очами их мертвеца, низвергший идолов единым именем Господним, когда пришел на место казни, излил такую предсмертную молитву: «Благословен Господь Бог мой, не предавший меня в челюсти ловцов моих, не возвеселивший о мне врагов моих и избавивший душу мою, как птицу от сети ловцов! Владыка! и ныне услышь меня: предстань мне в сей час моей кончины и избавь душу мою от козней воздушного князя, этого ужасного противоборца, и его нечистых духов. Не поставь в грех согрешившим против меня в неведении, но Твое прощение и любовь даруй им, да и они, познав Тебя, получат часть с избранными Твоими во Царствии Твоем» (Четьи-Минеи, 13 декабря. Молитва святого Евстратия внесена в чин дванадесяти псалмов (См.: Канонник Киево-Печерский)).

Святой Нифонт (жил во второй пол. III и в нач. первой половины IV в.), епископ города Констанции (Кипр), стоя однажды на молитве, увидел небеса отверстыми и множество ангелов, из которых одни нисходили на землю, другие восходили горе, вознося человеческие души в небесные обители. Он начал внимать этому зрелищу, и вот — два ангела стремились к высоте, неся душу. Когда они приблизились к блудному мытарству, вышли мытоимцы бесы и с гневом сказали: «Наша эта душа! Как смеете нести ее мимо нас, когда она наша?», отвечали ангелы: «На каком основании называете ее вашею?». Бесы сказали: «До самой смерти она грешила, оскверняясь не только естественными, но и чрезъестественными грехами, к тому ж осуждала ближнего, а что всего хуже — умерла без покаяния: что вы скажете на это?». Ангелы отвечали: «Поистине не поверим ни вам, ни отцу вашему сатане, доколе не спросим ангела-хранителя этой души». Спрошенный ангел-хранитель сказал: «Точно, много согрешил этот человек; но только что сделался болен, начал плакать и исповедовать грехи свои Богу. Простил ли его Бог, о том Он ведает. Того власть, Того праведному суду слава». Тогда ангелы, презрев обвинение бесов, вошли с душою во врата небесные.

Потом блаженный увидел и другую душу, возносимую ангелами. Бесы, выбежав к ним, вопияли: «Что носите души без нашего ведома, как и эту, златолюбивую, блудную, сварливую, упражнявшуюся в разбое?». Отвечали ангелы: «Мы наверно знаем, что она, хотя и впала во все это, но плакала, воздыхала, исповедываясь и подавая милостыню, и потому Бог даровал ей прощение». Бесы сказали: «Если эта душа достойна милости Божией, то возьмите грешников всего мира; нам нечего здесь трудиться». Отвечали им ангелы: «Все грешники, исповедающие со смирением и слезами грехи свои, примут прощение по милости Божией; умирающим же без покаяния судит Бог». Так посрамив бесов, они прошли.

Опять видел святой возносимую душу некоторого мужа боголюбивого, чистого, милостивого, ко всем любовного. Бесы стояли вдали и скрежетали на эту душу зубами; ангелы же Божии выходили к ней навстречу из врат небесных и, приветствуя ее, говорили: «Слава Тебе, Христе Боже, что Ты не предал ее в руки врагов и избавил ее от преисподнего ада!».

Также видел блаженный Нифонт, что бесы влекли некоторую душу к аду. Это была душа одного раба, которого господин томил голодом и побоями и который, не стерпев томления, удавился, будучи научен диаволом. Ангел-хранитель шел вдали и горько плакал; бесы же радовались. И вышло повеление от Бога плачущему ангелу идти в Рим, там принять на себя хранение новорожденного младенца, которого в то время крестили.

Опять видел святой душу, которую несли по воздуху ангелы, которую отняли у них бесы на четвертом мытарстве и ввергли в бездну. То была душа человека, преданного блуду, волшебству и разбою, умершего внезапно без покаяния" (Четьи-Минеи, 23 декабря).

Преподобный Симеон, Христа ради юродивый (VI в.), достигший высоты христианского совершенства, поведав своему сомолитвеннику диакону Иоанну о приближающейся своей кончине и великом воздаянии на небе, возвещенных ему откровением свыше, говорил: «Ничего не знаю в себе такого, что было бы достойно небесного воздаяния: разве восхощет Господь помиловать меня туне Своею благодатию. Знай, что и ты скоро будешь взят отсюда, почему позаботься, сколько у тебя силы, о душе твоей, да возможешь безбедственно пройти чрез область воздушных духов и избегнуть лютой руки князя тьмы. Ведает Господь мой, что и я одержим большою печалью и великим страхом, доколе не миную эти грозные места, на которых истязаются все дела и слова человеческие» (Четьи-Минеи, 21 июля).

Затворник Задонский Георгий рассказывает событие, почти нам современное: архимандрит Варсонофий (Задонского монастыря) замирал в течение трех суток. В это время он находился душою на воздушных мытарствах, подвергаясь истязанию за все грехи, соделанные от самой юности, но услышал глас Божий: «Молитв ради Пресвятыя Богородицы, священномученика Мокия и стратилата Андрея отпущаются ему грехи и дается время на покаяние» (Сочинения Георгия, затворника Задонского Богородицкого монастыря).

Из жития Авраамия Смоленского (написано его учеником Ефремом): «Написа же две иконе: едину Страшный суд втораго пришествиа, а другую испытание въздушных мытарьств, их же всем несть избежати, яко же великый Иоан Златауст учит, чемерит день поминаеть, и Сам Господь и вси святии Его се проповедають, его же избежати негде, ни скрытися, и река огнена пред судищем течеть, и книгы разгыбаются, и судии седе, и дела открыются всех» (Написал же он две иконы: одну — Страшный суд второго пришествия, а другую — испытание воздушных мытарств, которых никто не избежит, как учит великий Иоанн Златоуст, который напоминает о страшном дне, и Сам Господь и все Его святые проповедуют это испытание, которого нигде не избежать, не скрыться от него, и огненная река течет перед судилищем, и раскрываются книги, и восседает судья, и явными становятся дела всех людей) (Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М., 1981. С. 66−105, 533−537).

Богослужебный опыт Церкви

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Учение о мытарствах, подобно учению о местонахождении рая и ада, встречается как учение общеизвестное и общепринятое на всем пространстве богослужения Православной Церкви. Возвещает и напоминает она его чадам своим, чтоб насеять в сердцах их душеспасительный страх и приготовить их к благополучному переходу из временной жизни в вечную. В каноне молебном ко Господу Иисусу Христу и к Божией Матери, который положен при кончине каждого православного (Требник малый), читается: «Воздушнаго князя, насильника, мучителя, страшных путей стоятеля, и напраснаго сих словоиспытателя, сподоби мя прейти невозбранно, отходяща от земли» (песнь 4, тропарь 4); «Убегнути ми варвар безплотных полки, и воздушныя бездны возникнути, и к небеси взыти ми сподоби» (песнь 8, тропарь 2); «Горькаго мытарств начальника, миродержца, отжени далече от мене» (песнь 8, тропарь 3). На келейном правиле, в молитвах после кафизм, Церковь влагает в уста молящегося следующие прошения: «Господи мой, Господи, дай ми слезы умиления, яко да ими Тя умолю очиститися прежде конца от всякаго греха: страшно бо и грозно место имам проити, тела разлучився, и множество мя мрачное и безчеловечное демонов срящет» (по 4-й кафизме); «Соверши мя Твоим совершенством, и тако мя настоящаго жития изведи, да невозбранно прошед начала и власти тмы, Твоею благодатию, узрю и аз преприступныя Твоея славы доброту неизреченную» (по 17-й кафизме).

В молитве пред кондаками и икосами акафиста Божией Матери читается: «О, Мати Царя небесе и земли! прощение всем согрешениям моим испроси, житию моему подаждь исправление, и на кончине от воздушных врагов немятежное пришествие»; «Мертвии Тобою (Богоматерь) оживляются, жизнь бо ипостасную родила еси: немии прежде, благоглаголиви бывают, прокаженнии очищаются, недузи отгоняются, духов воздушных множества побеждаются» (тропарь 4 8-й песни канона в акафисте Божией Матери). В Осьмигласнике воссылаются следующие моления к Божией Матери: «В час, Дево, конца моего руки бесовския мя исхити, и суда, и прения, и страшнаго истязания и мытарств горьких, и князя лютаго, и вечнаго осуждения» (пяток, глас 4, песнь канона 8); «Истязания мя, Пречистая, в час смертный, исхити от бесов» (четверток, глас 4, песнь 6); «В час, Дево, кончины моея руки бесовския и осуждения, и ответа, и страшнаго испытания, и мытарств горьких, и князя лютаго, и огня вечнаго исхити мя» (вторник, глас 4, песнь 8); «Владычице и Мати Избавителя, Ты предстани мне в час исхода моего, истязуему мне от воздушных духов о яже несмысленною мыслию содеях» (пяток, глас 3, песнь 6); «Егда плотскаго союза хощет душа моя разлучитися, тогда ми предстани, Владычице, и безплотных врагов советы разори, и сих челюсти сокруши, ищущих пожрети мя нещадно: яко да невозбранно пройду на воздусе стоящия князи тмы» (суббота, глас 2, песнь 9).

В «Чине на разлучение души от тела, внегда человек долго страждет» читается: «Ныне убо время все живота моего яко дым претече, и предсташа прочее ангели, послании от Бога, окаянную мою душу ищуще немилостиво» (Требник. Песнь 1, тропарь 2 и 3); «Се предсташа множество лукавых духов, держаще моих грехов написание, и зовут зело, ищуще безстудно смиренныя моея души» (там же); «Помилуйте мя Ангели всесвятии Бога Вседержителя, и избавите мытарств всех лукавых» (песнь 7, тропарь 2).

В каноне ангелу-хранителю: «Да покрыет срам и студ студная и смрадная и мрачная лица вражия, егда смиренная моя душа от тела распрягается» (Канонник, песнь 6); «Да узрю тя одесную окаянныя души моея предстояща, внегда исчезати от мене нуждно духу моему, и ищуща мя пояти, горькия враги отгоняюща» (песнь 9); «Молю тя, хранителя моего, буди ми защититель и поборник непоборим, егда прехожду мытарства лютаго миродержца» (там же).

Во второй молитве святителю Николаю: «Во исходе души моея помози ми, окаянному: умоли Господа, всея твари Содетеля, избавити мя воздушных мытарств и вечнаго мучения». Прошение о избавлении воздушных мытарств помещено в молитве преподобному Сергию Радонежскому и в молитвах другим святым. Преподобный Феодосий Печерский, ощутив конечное изнеможение от болезни, возлег на одр и сказал: «Воля Божия да будет: якоже благоизволи о мне, тако и да сотворит. Но молюся Ти, Владыко мой, Иисусе Христе, милостив буди души моей, да не усрящет ю противных духов лукавство, но да приимут Ангели Твои, проводящии чрез темныя мытарства, приводящии же к свету Твоего милосердия» (Патерик Печерский). Святитель Дмитрий Ростовский молился: «Егда приидет страшный час разлучения души моея от тела, тогда, Искупителю мой, приими ю в руце Твои, и сохрани от всех бедствий ненаветну, и да не узрит душа моя мрачнаго взора лукавых демонов, но да спасена прейдет вся мытарства««.

Мытарства блаженной Феодоры

В критике отцом Андреем учения о воздушных мытарствах центральное место уделено мытарствам Феодоры.Отец Андрей Кураев объявил его апокрифом. Мнение это неверно. Вопрос о так называемых «отреченных» книгах наукой достаточно изучен, см: Памятники отреченной русской литературы / Собраны и изданы Н. Тихонравовым. СПб., 1863. Т. 1- 2; Ложные и отреченные книги русской старины, собранные A. Н Пыпиным // Памятники старинной русской литературы / Изд. Г. Кушелев-Безбородко. СПб., 1862. Вып. 3; Архангельский А. С. К истории южнославянской и древнерусской апокрифической литературы // ИОРЯС. 1899. Т. 4. Кн. 1. С. 112−118; Апокрифы Древней Руси: Тексты и исследования. М., 1997; В.В. Мильков. Древнерусские апокрифы, СПб.; РХГИ, 1999.

Ни житие преподобного Василия Нового, ни самостоятельно бытовавший текст «Хождение Феодоры по воздушным мытарствам» апокрифами на Руси не считались. Житие Василия Нового существует в двух основных редакциях: Первая и Вторая русские редакции, которые представляют собой переводы двух греческих редакций. Первая редакция является гораздо более полной и древней (XI-XII вв.), хотя самые ранние из сохранившихся ее списков датируются XVI веком (Вилинский С. Житие святого Василия Нового в русской литературе. Одесса, 1913. Ч. 1: Исследование; 1911. Ч. 2: Тексты).

Диакон Андрей утверждает, что на Руси повествование о мытарствах Феодоры считалось апокрифом, основываясь лишь на монографии Ирины Михайловны Грицевской «Индексы истинных книг» (СПб., 2003): «А Василии же новый и Андрей Уродивы и Мефодий Патрьский и странник подобает о сих вещаго и ведущаго вопрошати, аще истинна есть». Книга И. Грицевской включает 316 наименований. Она составлена на материале 186 списков. И если у составителя одного из этих списков возник недоуменный вопрос по поводу жития Василия Нового, то нет абсолютно никаких оснований делать вывод о том, что это житие считалось «апокрифом». Выше уже отмечалось, что житие блаженной Феодоры (Память преподобной матери нашея Феодоры), в котором говорится о мытарствах, было включено (30 декабря) в «Пролог» — церковно-учительный сборник, широко распространенный в Древней Руси.

Описание этих мытарств является не апокрифом, а частью жития преподобного Василия Нового († 944 или 952), память которого празднуется 26 марта по юлианскому календарю. Житие это было составлено учеником святого Василия Григорием, который описал, что «сам видел и от других достоверных лиц слышал» (Сергий (Спасский), архиепископ. Полный месяцеслов Востока. Том 3. М., 1997. С. 117). Повествование о мытарствах Феодоры († 940) на Руси не было «запрещенной» книгой. Оно было выделено из жития преподобного Василия Нового в отдельный текст и помещено в «Прологе» за 30 декабря под названием «Память преподобной матери нашея Феодоры» для назидательного чтения. Житие святого Василия Нового с описанием мытарств Феодоры содержится в томе 3 «Житий святых» (Киев, 1700) святителя Димитрия Ростовского. Оно неоднократно переиздавалось в течение XIX и начала XX веков. Его подробно пересказывает в «Слове о смерти» строгий ревнитель чистоты Православия святитель Игнатий (Брянчанинов).

Митрополит Макарий (Булгаков), автор капитального труда «Православно-догматическое богословие», пишет: «Тоже о мытарствах, как пути, общем для всех умерших, изложено в житии преподобного Василия Нового, где блаженная Феодора, между прочим, рассказывает: «Восходящим нам горе…"(далее идет подробная выписка из жития.)» (СПб., 1883. Т. 2. С. 530). Блаженной Феодоре посвящен очерк архиепископа Черниговского Филарета (Гумилевского) «Подвижницы восточной церкви» (СПб., 1871. С. 320−321).

Неверно и утверждение, что текст, описывающий мытарства Феодоры, отвергала духовная цензура. Для подтверждения этого заявления приводится цитата из письма профессора Московской духовной академии П.С. Казанского, который имел обязанности духовного цензора: «Чаще издаются повести, полные самых странных чудес, одним словом, духовные романы о мытарствах: жития Андрея Юродивого, Иоанна Новгородского и т. п. Все эти сочинения представляются большей частью безграмотными. Сколько приходилось исправлять или останавливать книжек, направленных к распространению суеверных понятий в народе. Сколько раз ко мне приносили житие Киприана и Иустины, домогаясь пропуска. Совесть не позволяла, хотя из Четьи-Минеи выбрали. Ругатели духовной цензуры знают ли эту неустанную службу цензуры духовному образованию народа?» (Переписка профессора МДА П.С. Казанского с А.Н. Бахметовой. Письмо от 8 февраля 1868 года // У Троицы в академии. 1814−1915. М., 1914. С. 525). Очевидно, что речь идет о безграмотных подделках, а не подлинных памятниках христианской агиографии. Житие святого Василия Нового неоднократно переиздавалось на протяжении XVIII и XIX веков. Оно полностью включено в мартовский том «Житий святых» Димитрия Ростовского, а они только на протяжении XVIII века переиздавались десять раз.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/29 780.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru