Русская линия
Русский вестник Схимонахиня Николая11.03.2009 

Сокровенный крест старца Николая (Гурьянова)

Мало кто упоминает о том, что нынешний год является особым для православных людей. Это год памяти особо почитаемого не только в России, но и во всем православном мире старца Николая (Гурьянова), которому 24 мая 2009 года исполнилось бы 100 лет. Помещаемая ниже статья хранительницы памяти о старце, его верной келейницы схимонахини Николаи начинает серию публикаций в «Русском Вестнике», посвященных великому праведнику.

Жизнь святых сокровенна… Ради спасения мира они несут великие благословения. Каждый в свою меру… И отец Николай (Гурьянов), тайный епископ в схиме Нектарий, имел от Бога сугубое послушание. Однажды сказал: «Принесите мои Кресты"… Открыли шкаф и бережно взяли Кресты, покоившиеся на полках. Их было много, разных… Батюшка благоговейно приложился к каждому и, взяв один, сказал: «Этот — духовный Крест старца Григория… Царского Пророка"… Это и есть сокровенный крест отца Николая…
Он мужественно открыл всей Церкви — и Российской, и Зарубежной, всему обществу, воспитанному на лжи о Царе, величественный Крест умученного темными масонскими силами русского святого: Друга Царей, молитвенника за Цесаревича Алексия, народного праведника и пророка, первого новомученика — Григория Ефимовича Распутина. Первого, как и предсказывал сам Григорий: «Убьют меня, убьют… А месяца через три рухнет Царский Трон… Потеряют и Мальчонку, и Трон… Скоро я умру в ужасных страданиях… Бог дал мне чудное призвание погибнуть за спасение обожаемых наших Монархов и Святой Руси"…

Страшное Божие наказание постигает народ, если он убивает Пророка


После неудавшейся революции масонское руководство в 1908 году разработало главный удар в ином направлении: порочить все святое в жизни Царя и Царицы, возбуждая ненависть и презрение народа, через оклеветание и травлю старца Григория. Цель, веками преследуемая «братьями зла» — свержение и кровавое заклание Помазанника Божия и жадное обладание несметными богатствами Русской Короны и огромными пространствами Православной Державы…
Страсть уничтожить христианский уклад всей русской жизни была столь сильна, что в 1913 году, накануне войны, в Харькове, как было выявлено агентами царского охранного отделения, собрали «съезд 13 двойников Распутина»: его именем хотели опорочить Самодержавие, обезславить Царя, замарать нашу жизнь и заклеймить Россию. Адская машина завертелась, набирая обороты, втягивая все слои общества: в высшем свете, армии, на флоте, в церковных кругах, даже в крестьянских общинах, зажужжали со страшной силой о «влиянии темных сил при Царском Дворе, заговоре Распутина, Вырубовой и Императрицы», о безумных вещах, находящихся за границами человеческого разума.
Международное масонство и еврейство уже не таилось: «Если Царь не хочет дать своему народу (разумей — евреям) желанной свободы, тогда революция установит республику, благодаря которой эти права будут достигнуты». — И достигли! Обретение прав еврейством, по существу, подточило Самодержавие. Сейчас пожинаем плоды. Прошли (или не прошли — ?) скорбные дни лихолетия, испив до дна чашу страданий (или не испив — ?), осознаем грех попустительства в пролитии Царской Крови, молчания о содеянном зле и неспособности защитить Помазанника Божия…
Батюшка Николай всегда защищал Царя и русский православный народ. Обнажал для понимания духовные корни зла, еще не исторгнутые из наших сердец и до сих пор церковно не осознанные. Он взывал ко всей полноте Церкви о причинах крушения Державы — не уберегли Царя и Богом данную Самодержавную власть… Особенно духовенство… А главная духовная пробоина, дъявольский крючок, на который попались многие — поношение, травля, церковными людьми даже и поныне, и, как страшный итог, изуверское заклание русского пророка Григория…
В Житии старца Григория, написанном мною только благодаря сильной молитве Батюшки, есть изображение святых мощей Мученика со следами ритуальных истязаний на всем теле и горькие слова: «Страшное Божие наказание постигает народ, если он убивает Пророка"…
Отец Николай приложился к изображению, спросив: «А какой народ убил пророка Григория?» — «Иудеи» — ответила я. — «А наказание на ком?! — и горько закончил. — Епитимию несет бедная Россия… Надо обязательно очистить память Старца от клеветы… Мы и так опоздали. Это необходимо для духовной жизни всей Русской Церкви… Для нашего спасения».
О Феликсе Юсупове, истязавшем праведника, сказал: «Этот так и не покаялся в убийстве… Прости его, Господи! Так со страшным грехом и пошел на Божий Суд… А там!.."… Уже после успения Батюшки довелось беседовать со священником из Зарубежья, знавшим епископа, напутствовавшего убийцу перед кончиной. По его словам, тот не считал, что совершил какой-то грех… Так и осталось на его душе страшное признание: «Мы убили собаку, а не человека"… «Каменщики замуровали собаку». Благодаря исследованиям историка С.В. Фомина мы знаем надпись, оставленную на немецком и русском языках на раненной изуверами березе, возле которой жгли мощи русского старца: «Здесь зарыта собака. Тут сожжен труп Распутина Григория, в ночь с 10 на 11 марта 1917 года».

Это дело Божие…


Божие призвание батюшки Николая — восстановить церковную память оклеветанного святого. Вернуть его имени благородное достоинство, возвысить личность Григория на должную духовную высоту, ослепительно чистую и ясную. Утвердить церковный народ в осознании, что старец Григорий, духовник Царской Семьи — высокой жизни подвижник и молитвенник, достойный Венценосных Страдальцев. Отец Николай сокрушил все лживые нагромождения цареубийц, признавших: «Пока существует Распутин, мы бессильны», и их духовных последователей, продолжающих порочить Григория и в наши дни. Сурово отец Николай обличил тех, кто затаились внутри Церкви. Строят повсюду храмы, а Бога не знают и не веруют. Не любят наших святынь. Тех служителей, которые заставляют верующих наследовать грех убийства пророка, глумясь над святыней его богоугодной жизни. «Мы все это почитаем, любим, молимся, а они — запретить! — сокрушался даже до слез старец. — Как это можно запретить Божие?!»
Батюшка показал ничтожность лжи и силу Истины и Любви, утверждая: «Неправда поможет открыть Правду!» Не смогли цареубийцы стереть из нашей памяти святое имя Григория — и в этом огромная заслуга батюшки: мученик жив в наших сердцах. Отец Николай помог увидеть небесные Царственные лики и Их верного Друга, смыл с них вековую грязь, приоткрыл величие сокровенных устремлений святых, имевших отеческую заботу — благо Руси, сохранение Веры и Церкви. Они знали, что грядет предсудное время, оскудевает Вера, и Христос, пришед, найдет ли Веру на земле. Их искупительный подвиг и был во имя сохранения Православия: «Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада» (Деян. 20. 29).
Отец Николай открыл всей Церкви истинное лицо волков-цареборцев, которые, используя нашу доверчивость и благородное уважение к священному сану, продолжают порочить святую жизнь мученика Григория, усугубляя наказание Божие за убийство пророка и втягивая всех в поношение Царственных святых. Батюшка вывел нас на свет из тьмы заблуждений касательно Григория Ефимовича. Это очень важно. «Ведь за убийство старца Григория и участие в поношении его святого имени Россия наказана Господом и несет епитимию, — говорил батюшка. — Каждому надо очистить свою совесть в отношении Григория… Он свят, праведен, мученик и молитвенник за Русь! Великий страдалец!» — Как-то Григорий Ефимович произнес подобное: «Меня и Государь знает. Добрейший человек и страдалец большой"… Отсвет святых!
Слово старца Николая о Григории истинно и несокрушимо. Слово святого. Оно значимо для Церкви, ибо сказано Духом. Ум старца постигал Божественные откровения и передавал нам, сколько мы могли вместить. Отец Николай воистину собеседник святых, которые открывали ему волю Господа о человеке. Потому его слово услышано и принято верующими: мученику Григорию молятся, взывают в скорбях, любят и чтут. И на иконах его не отделяют от Святой Семьи: страдали — и прославлены Богом… А сейчас благочестивые люди пишут на Царских иконах драгоценный лик незабвенного батюшки Николая. Ибо это дело Божие…

«Я всю жизнь бежал от тьмы"…


Скорбящий о несправедливости в отношении любого человека, батюшка считал своим долгом освободить души от рабства ложному мифу о Григории. И он подъял этот труд! Воссиял истинный лик Царского Друга, каким знала его Святая Семья, каким он был пред Богом… Кротким молитвенником, на коих держится мир, жалеющим грешников. Протянувшим руку помощи даже своим будущим убийцам, погрязшим в грехе содомии, В.К. Дмитрию Павловичу и Юсупову. «Цвет» общества стремительно разлагался. Ведь Феликс просил молитв именно святого, дабы ему «излечиться» от своей постыдной страсти… Верующий Петербург знал за Григорием одну добродетель — чудотворец. Исцелял молитвой от недуга не только Цесаревича, но и всякого человека. Обитатели грязных масонских подвалов знали, кого убивали: «Такие, как Григорий, рождаются раз в тысячу лет"… Старец был сосудом Духа Святого Божия. В родном селе Покровском его признавали: святой и молитвенник…
Сокровенный делатель Иисусовой молитвы, больше всего стремящийся постичь, как человеку спастись, найти тропинку к Богу, выйти на «чистый воздух, Божий Свет». Такого Григория открыл нам батюшка Николай. Он смог показать, почему Святая Семья его любила: «Они любили его, потому что он был простой и Божий…Через него Они слышали голос Отца Небесного… Григорий был послан Самим Господом. Царственные мученики знали это наверняка и никогда не сомневались. Он был для Них отрада и утешение. Они доверяли ему и искренно любили».
Отношение Царя и Царицы к Божиим людям было такое же, как и у простого народа, благоговейное, основано на глубокой вере, ибо Они жили, думая о спасении души. А Григорий, прежде всего, учил именно этому: «Я всю жизнь бежал от тьмы… Искал солнышка… Каждый луч его заставлял трепетать мою душу… Я мечтал о Боге… душа моя рвалась вдаль… Не раз, мечтая так, я плакал и сам не знал, откуда слезы и зачем они… Постарше с товарищами подолгу беседовал о Боге, о природе, о птицах… Я верил в хорошее, в доброе, и на селе меня любили, ласкали и часто сиживал я со стариками, слушая их рассказы о житии святых, о великих подвигах, о больших делах, о Царе Грозном и многомилостивом… Так прошла моя юность… В каком-то созерцании… В каком-то сне… И потом, когда жизнь коснулась, дотронулась меня, я бежал куда-нибудь в угол и тайно молился"…
И старец у Григория Ефимовича был достойный — Макарий Октайский и Верхотурский, блаженный Христа ради юродивый, устроивший себе гнездо на дереве и живший как птица… Зревший Лик Христа и душу человека… С ним-то и подвизался несколько лет Григорий в пустыне, в лесу, впитывая небесное слово: «То-то, я вот и неграмотный, а Писание знаю — от Бога. Без Бога, да без молитвы не проживешь. Молиться надо, всем молиться надо. Не петь, не плясать, а молиться. Перед Богом без молитвы не заслужить. Я хоть и неграмотный, а так думаю, что и без грамоты можно спасения достичь. И не мудрость, а смирение, подвиги, молитвы важны. Он, Бог-то, знает. Его не перехитришь"…
Этот блаженный святой и определил суть происходящего вокруг Григория, когда к нему обратился репортер В.П. Чекин с вопросом: «Что ж, про него плохого сказать нечего». — «А отчего же все про него говорят плохо?» — «В силе человек… Завидуют — вот и говорят. Лукавый-то силен, каждому на его место хочется».
Таким знали его святые люди, таким и был странник Григорий… Божиим… О таком Григории рассказывал батюшка Николай: «Раньше он часто мне являлся, и мы подолгу беседовали с ним… Молились в Алтаре… И Цесаревич бывал».
Открыть святость Григория и есть сугубое послушание Небу старца Николая. Слово Батюшки важно не для прославления Григория, признания его всей церковной полнотой и внесения в святцы. Это дело Божие… Оно необходимо для нашего спасения, дабы не быть осужденными за смертный грех клеветы на святого, не быть заодно с разрушителями святынь, которые сейчас разрушают самую главную святыню — святыню человеческого сердца, оскверняя ее ложью. Вот об этом-то и были все думы и скорбь батюшки! Святой знал от Бога наказание, которое нас ждет за поношение пророка Григория — и он взывал к нашей совести, потому что, как и Григорий, жалел человека и останавливал от греха… Его труды нам не оценить. Мы можем лишь чувствовать его безконечную Любовь ко всему, что создано Творцом.

Местно чтимый святой


Будучи епископом, старец Николай обладал полнотою Апостольской Благодати и имел право совершать все виды священнодействия, относящиеся к Архиерею. Получив благословение не выходить на открытое епископское служение, принимает святую схиму. По Номоканону (глава 90), Архиерей, принявший великую схиму, отказывается от епископской власти и управления (не имеет кафедры), но остается до конца жизни схимником-схиепископом, непосредственным преемником Апостольской Благодати, главным учителем Веры и правителем Церкви Земной. Как епископу, ему принадлежало право учить паству и пастырей, наблюдать за чистотою вероучения, являясь в данном случае хранителем животворящих источников Христовой Церкви. Заметим, что управление Церковью одинаково принадлежит всем епископам, т. е. Собору, а не одному епископу отдельной епархии. Как епископ, старец был неусыпным стражем Дома Божия — он насаждал доброе и исправлял худое. Он был справедлив, по-славянски праведен и имел обязанность перед Богом восстановить справедливость в отношении Царственных мучеников и оклеветанного и умученного Григория. Схиепископ Нектарий исправил зло… Как истинный Архиерей Божий… Он благословил:
1. Написание Жития Григория Распутина «Мученик за Христа и за Царя Человек Божий Григорий. Молитвенник за Святую Русь и Ея Пресветлого Отрока». Батюшка торопил меня издать Житие до Архиерейского Собора 2000 года, на котором прославили Царственных святых: «Необходимо напечатать до Собора!» Житие вышло к Дням Царской Голгофы. Мы отвезли первые книги ко Кресту, установленному на месте Ипатьевского подвала, где источили Жертвенную Кровь Венценосной Семьи и верноподданных… Числом одиннадцать… Как и предписано по ритуалу «братьев зла»: распинаются одиннадцать верных Апостолов Христа, а двенадцатый, предатель Иуда, был символически отпущен в лице мальчика-поваренка…
Отец Николай не был тогда в Екатеринбурге, но он был с нами духом: «Когда вы привезли Житие старца Григория с его Иконой и Акафистом на место Их страданий, Царственные мученики молились с вами и радовались небесной радостию… Они переживали, что старец, умученный за верность Царю и Самодержавию, находится в страшном поругании… Они очень ждали, когда, прежде Них, в Русской Церкви будет прославлен Их духовный отец, пророк и мученик Григорий. Главное, что украшало души Царственные — смирение и кротость. Мои драгоценные! На Небе все иначе, не так, как на земле… Там все имеет Небесную Иерархию… Царственные мученики просили меня потрудиться для прославления Григория… И мы это сделали по Божию благословению и церковному чину… Я — епископ, вы — монашествующие… Григория почитает много истинных и честных священников и мирян… Мы — Церковь Христова… И мы прославили оклеветанного святого и исправили страшное зло в Очах Божиих. А Небесная Церковь возрадовалась».
Удивительные слова сказал дорогой Батюшка по поводу выхода в свет в 2000 году Жития старца Григория Распутина, книги: «Мученик за Христа и Царя. Человек Божий Григорий. Молитвенник за Святую Русь и Ея Пресветлого Отрока», которую он благословил от первой до последней строчки и читал в рукописи, и вдохновлял на труд: «И не думали, матушка, что мы доживем с вами до таких времен и что такие книги будем читать! Слава Богу, за Его Милость!»
Летом 2000 года, накануне Архиерейского Собора, спросил старца Николая один священнослужитель: «Как Вы, батюшка, относитесь к личности Григория Ефимовича Распутина?» — «Святой жизни молитвенник… Надо его прославить! Это ведь не наша воля, человеческое желание — это Божия Воля… Так Господу угодно… Он — святой человек, мученик у Господа"…
2. Схиепископ Нектарий благословлял писать иконы Григория. Молитвенно чтим светлую память упокоившегося Сергея Борисовича Арсеньева, много потрудившегося для прославления Царственных святых и Их Друга. Самая любимая народом икона написана им. За две недели до кончины батюшка благословил постричь его в мантию с именем Григорий в память небесного покровителя Григория Ефимовича.
3. На своем приходе, на Острове, Владыка Нектарий благословил расписать фресками кладбищенские врата, где изображена вся Царская Святая Семья и мученик Григорий Русский.
4. Благословил освятить несколько храмов с престолами в мученическую память святого старца Григория. Закончу словами Друга Царей:
«Любовь большая цифра!
Пророчества прекратятся
и знания умолкнут, Любовь никогда"…

http://www.rv.ru/content.php3?id=7861


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru