Русская линия
Православие и современность10.03.2009 

Вопрос священнику. Новые ответы

Как правильно проводить поминки в пост? Можно ли подавать на стол рыбу, ставить спиртное?

Отвечает иеромонах Дорофей (Баранов), клирик
Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

На все эти вопросы можно было бы ответить односложно — нет. Однако нужно понимать, что запрещение это установлено Церковью для христианина, старающегося в полной мере жить христианской, церковной жизнью. Такой христианин в центр своей жизни ставит, прежде всего, богослужение в храме, затем домашнюю молитву и сознательно проводит телесный пост, понимая его значимость. Для тех же, кто не ходит в храм, не участвует в Таинствах Исповеди и Причастия, пост кажется тягостной и непонятной повинностью.

Поэтому на практике ситуация обычно выглядит так: священника спрашивают, как правильно проводить поминки в пост, но, получив ответ, возражают: «Если мы накроем постный стол, да еще без спиртного, нас не поймут…».

Поэтому выбор за вами. Действительно, люди неверующие, нецерковные привыкли к тому, чтобы поминальный стол был сытным и с изобилием водки: чтобы как следует «помянуть» усопшего, чтобы языки «развязались» от спиртного и потекла дружная беседа о том, какой покойник был хороший человек.

Но нужно ли поступаться своей совестью? Ведь она настойчиво подсказывает нам: усопшему сейчас крайне необходимо только одно — церковное поминовение, молитва. Постная поминальная трапеза — это та малая жертва, которую мы можем принести Богу за своего почившего сродника. Тем более, что особого труда это сейчас не составляет, ведь есть много постных продуктов, из которых можно приготовить хорошие, вкусные блюда. А объяснять, почему нельзя ставить водку и другие спиртные напитки («ведь они же постные», — так иногда наивно возражают) на поминальный стол (причем, не только в пост), наверное, излишне. Поскольку опыт показывает, что зачастую поминки со спиртным превращаются в банальную пьянку. Мы, таким образом, может быть, и удовлетворим ожидания гостей, пришедших на поминки, но душе усопшего от такого «поминовения» будет только хуже.

В детстве я не испытывала никаких трудностей, каталась как сыр в масле. Выросла, закончила нелюбимый институт. На работу помог устроиться родственник, там познакомилась с будущим мужем. После свадьбы начались скандалы, со свекровью мы не поладили. К тому же оказалось, что муж еще и любитель выпить. Когда мы ждали ребенка, пришлось уйти к моим родителям. Родилась дочка, родственники мужа даже не поздравили. Девочке исполнилось три года, и муж подал на развод. Ребенка сейчас не видит, материально не помогает. После развода я впала в депрессию. Стала винить свою мать в том, что однажды она не пустила бывшего мужа к нам в дом, и с тех пор он больше не пришел. Я просто заболела, у меня стало подниматься давление. В этом состоянии боялась ездить в транспорте. После частых больничных мне на работе создали такие условия, что я написала заявление и уволилась. Устроилась на другую работу, но чем-то не понравилась начальнице. В страхе, что мне будет плохо по дороге, я даже не ходила в церковь. Просила маму сходить к священнику, посоветоваться, она отказалась. И вот я осталась одна с ребенком. Сколько у нас родственников, и хоть бы кто помог! Как мне быть? Может, у нас есть общества, где люди общаются друг с другом и помогают друг другу? Мама твердит, что не хочет со мной и моей дочкой жить, хочет разменяться. Я спрашивала насчет этого у священников, все советуют потерпеть. Я просто боюсь оставаться наедине с собой. О себе: исповедовалась недавно, причащалась год назад. Читаю много церковной литературы, люблю помогать ближним. Людмила

Отвечает священник Анатолий Коньков, клирик
Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»

Уважаемая Людмила!

Ваше столь объемное письмо довольно богато происшедшими с Вами событиями, причем довольно печальными. И печально становится не от того, что в круговороте этих событий Вам не досталось внимания от ваших близких, а от того, что Вы этого внимания так и не смогли обнаружить. Возможно, это покажется Вам странным, но это действительно так.

С самого начала Вы пишете, что с детства не испытывали никаких трудностей. Это, конечно, хорошо, когда детство проходит в достатке, в любви родителей и других родственников. Но детство кончается быстро, наступает взрослая жизнь, в которой радости и скорби сменяют друг друга.

На протяжении всего письма как лейтмотив является одна мысль: Вам никто не желает помогать, Вас никто не хочет пожалеть. Так ли это или нет — трудно понять из письма. Вы боитесь идти в храм, объясняя это тем, что с вами что-то может случиться по дороге. Между тем мне известны случаи, когда люди, больные эпилепсией (т.е. с ними действительно в любой момент может произойти все, что угодно), стремились в церковь, молились. А когда случались приступы (такое бывало в храме), находились добрые люди, помогали, никого не оставляли. Все дело в вере. Если она есть, то ничего не страшно человеку: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин. 11, 25).

Вы уже спрашивали когда-то совета у священника (даже не у одного). Ответом был призыв к терпению. Это тот совет, который и Господь дал: терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19). Но самое главное — попытайтесь найти причину такого отношения к Вам. Не может ведь весь мир быть плохим. Невозможно такое, что вокруг именно Вас сконцентрировались все, кто Вас не любит или не желает замечать. Возможно, причина кроется в Вас самой? Именно для этого и нужно идти в храм: здесь не только материально помогают нуждающимся, да это и не основная деятельность Церкви. Прежде всего, Церковь учит нас находить свои недостатки, чтобы искоренять их и перерождаться. Окружающих невозможно изменить, зато можно изменить собственное к ним отношение. Вы очень точно подметили, что боитесь остаться одна с собой. Такое свойственно человеку, не имеющему надежды на Бога, не имеющему в полной мере веры, упования на Творца мира — Промыслителя о душах наших.

Вы пишете, что регулярно посещаете церковь, но причащались год назад. Этого не просто недостаточно — это все равно, что год назад бы Вы поели и после того уже не подходили к столу. Это трудно представить. Так же душа наша истощается, если мы ее не насыщаем теми Дарами, Которые Господь заповедал нам вкушать: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6, 53).

На многие вопросы, заданные Вами, просто невозможно ответить письменно. В личной беседе, которая может быть довольно продолжительной, а может и разделиться на несколько встреч, эта возможность есть. Поэтому не бойтесь идти в храм, увидеться со священником, может, договориться об индивидуальной встрече, в ходе которой у Вас представится возможность задать эти вопросы и, если не получить прямые ответы, то понять, с чего нужно начинать. Чтобы быть христианином не по названию, а действенно, недостаточно «читать литературу», мало «помогать ближним». Вера без дел мертва (Иак. 2, 20), дела без любви — пусты и бесполезны (см.: 1 Кор, 13, 1−3).

Вы хотите встретиться с людьми, готовыми помочь, откликнуться в трудной ситуации. Поверьте, в Церкви такие люди есть. Именно здесь становятся такими, благодаря Господу, Который всякому просящему у Него с верой дает по нужде (см.: Мф. 21, 22). Здесь же Вы узнаете и об интересующих Вас обществах, занимающихся различной деятельностью. Главную же помощь — духовную — православные получают из рук Самого Господа, исповедуясь и причащаясь Святых Тайн.

Мы живем с сыном-инвалидом. Два года назад на нашем этаже появился новый сосед — вдовец с сыном-подростком. Поначалу мы этому были очень рады. Но постепенно этот сосед стал нахваливать книгу некоего писателя Климова. Выдержки из нее меня с сыном насторожили. Высказывания автора о людях, и, в частности, о людях знаменитых (Пушкине, Ломоносове, Кутузове) были просто омерзительны. И главное, сосед все это навязывал не мне, а моему сыну, чтобы он «снял розовые очки». А самое сильное, что нас от него оттолкнуло, так это то, что он считает себя православным! Мы отказали ему в нашем доме, вот уже месяц с ним не общаемся, но до сих пор у нас угнетенное состояние. Правильно ли мы поступаем? Что нам делать?

Отвечает священник Анатолий Коньков, клирик
Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»

Признаться, раньше я не слышал о Климове. Более того, из довольно большого круга общения, который я имею, об этом авторе слышал только один человек. Пришлось поискать его книги, кое-что почитать. Но и теперь не могу сказать, что я его знаю.

По первым строкам уже стало ясно, что автор действительно не просто не любит людей, особенно евреев. Он пытается внушить идею «истинной» расы, которая одна только имеет право на существование. Очень похоже на теорию фашизма, с примешанной к нему навязчивой идеей противоестественного греха. Но это мое личное мнение.

Конечно, с Православием, впрочем, как и вообще с Христианством, такая идея не может иметь ничего общего. Господь заповедал любить всех (Ин. 13, 34), в том числе и врагов (Мф. 5, 44).

Скорее всего, человек, яростно исповедующий такое «учение», болен. Болен и духовно, и, возможно, душевно. Общаться с таким не нужно, особенно, если Вы не можете твердо отстоять позицию Православия в спорах с ним. Но нужно подумать о другом. Если Господь попустил Вам познакомиться с таким человеком, и Вы смогли укрыться от его «проповеди», значит, Он Вас призывает к Себе и ждет от Вас плодов.

Не откладывая, идите на исповедь, подготовьтесь к Причастию. Если не знаете, что это такое, сходите в ближайший храм, где Вам расскажут об этих Таинствах, важнейших для христианина, без которых невозможно даже жить (см.: Ин. 6, 53).

Мне в почтовый ящик кидают журнал «Сторожевая башня». Читать не буду — но выкидывать тоже не могу, ведь там же изображения храмов. Что делать?

Отвечает священник Анатолий Коньков, клирик
Архиерейского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»

В настоящее время разные «религиозные организации» какими только способами не пытаются привлечь на свою сторону людей. Самый простой из них, доступный даже начинающему свою «деятельность» в секте и не связанный с непосредственным общением, — опускать в почтовый ящик свои «письмена» для изучения последних потенциальными адептами. Как же поступать с той литературой, которую изучать человеку понимающему, что это за брошюрки, вовсе не хочется, но ввиду того, что секты используют, в том числе, и христианскую символику в своих красочных изданиях, просто выкинуть в мусорное ведро не позволяет совесть? В таком случае нужно их просто сжигать. В каждом храме есть особое место, где сжигается то, что нельзя выбросить, а это почти все, что используется за богослужением. В основном сжигаются записки, прочитанные на проскомидии или молебне/панихиде. Вот там же можно сжигать и сектантскую литературу. Для этого нужно попросить пономарей (алтарников) или продавца в свечной лавке взять у Вас эти книги, пояснив, почему Вы решили так поступить. Хотя, думаю, объяснять в храме, почему Вы просите сжечь то, что принесли, не придется.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6251&Itemid=80


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru