Русская линия
Православие и современность Юлия Семенова09.03.2009 

Почему свои становятся чужими?

Над вопросом, почему вроде бы в благополучных во всех смыслах семьях вырастают проблемные дети, задумываются практически все родители. Задумываюсь и я, хотя мои дети еще не достигли даже подросткового возраста. Но уже сейчас, видя, как на глазах растет личность, в чем-то похожая на меня, но в то же время другая, особая, относительно которой у Бога Cвой замысел, я невольно задумываюсь: «Как довериться этому замыслу, как суметь принять своего ребенка другим, не обязательно разделяющим все твои взгляды? И как сделать, чтобы он из другого не стал чужим?».

Глядя на свою девятилетнюю дочь, я понимаю, как трудно мне принимать ее личность в той части, которая не похожа на меня, как непросто соглашаться с ее выбором, который порой противоречит моему представлению о том, каким этот выбор должен быть. Как часто хочется настоять на своем и заставить ее сделать так, как кажется правильным мне. А она упорно не хочет подчиняться и будто демонстрирует всем своим видом и поступками: «Мама, я — не ты, и я не могу во всем тебе угодить».

Я видела, как в семье моей знакомой назревала «буря» из-за того, что дочь, окончив школу, не хотела принять выбор родителей и поступать в престижный вуз. Неожиданно для всех она заявила, что будет учиться в музыкальном училище. К счастью, ситуация разрешилась мирным путем: решили, что девочка будет учиться в обоих учебных заведениях одновременно. А если бы родители из своей любви и жажды осчастливить чадо так и настояли бы на престижном вузе? Ребенок же, как водится в подобных случаях, уже кричал в запале семейных скандалов, что уйдет и не станет жить с такими родителями. И наблюдая за этой ситуацией со стороны, я примеривала ее на себя. И должна признаться, не была уверена, что в сходной ситуации смогу с пониманием принять выбор своих детей.

Как же часто нам взрослым кажется, что мы знаем лучше. И как часто мы бываем не правы. И от этого своего знания мы детей уже даже не воспитываем, а «пилим»: «Делай так и не делай этак, ходи туда и не ходи в другую сторону, дружи с теми и не водись с этими». И совсем не умеем принять их такими, какие они есть. Но ведь они — Божьи создания, в любом возрасте они уже индивидуальны. И их личность надо не «выпиливать» и «обтесывать» по своему усмотрению, а ей надо помогать, пока она не станет самостоятельной. И вместе с тем ее надо принимать. Сила любви — любви, лишенной эгоизма, наверное, и заключается в том, чтобы иметь мужество позволить ребенку быть собой. Ребенок должен чувствовать и твердо знать, что его любят таким, какой он есть. Только на любви и безусловном приятии можно выстраивать так любимый нами, родителями, воспитательный процесс. А мы часто не замечаем, в какой момент наша любовь дает трещину и на ее место приходит элементарный родительский эгоизм. Ведь сложно даже представить, что чувствует изо дня в день маленький человек, получающий тычки: «то делаешь неправильно, это делаешь неправильно, ты должен поступать так и не иначе"… Как трудно ребенку, если он не может быть собой в своей семье, дома, в том месте, которое должно быть самым теплым на земле!

Как правило, любой ребенок, выросший в семье, пережил ощущение полноты бытия в чувстве любви, которую он получает от родителей. И если это чувство полноты вдруг исчезает дома, а вместо этого появляются упреки и назидания, то жизнь подростка переходит в другую плоскость — туда, где ему дадут либо эту полноту, либо ее суррогат. И тогда ребенок становится чужим.

Только в приятии личность живет и расцветает. Я сама помню, как было легко жить, какое было «чувство невесомости» в начальных классах, когда, будучи отличницей, я являла собой образец «девочки, во всех отношениях радующей своих родителей». Помню, как становилось трудней потом, когда вроде бы ничего не поменялось, но количество получаемых пятерок резко снизилось. И как совсем непросто стало еще позже, когда я всего лишь решила поступать в театральный вуз. Меня не хотели принимать с этим желанием, хотя старались не подавать вида. Но я видела маму, которая ждала меня с экзаменов, внутренне надеясь, что не поступлю. И дом действительно стал в тот момент чужим — меня не приняли с тем, что было дороже всего на свете. Совсем скоро я переехала к бабушке, которая к тому времени была совсем старенькой. Она принимала меня со всеми неудачами. В ее глазах тройка, полученная на экзамене, становилась прекрасной оценкой, ведь сдала же! Она искренне считала меня лучшим человеком на свете, не потому, что и правда думала, что я лучше других, а потому что любила. Почти каждый день, утирая слезу, она повторяла: «Внученька, какая же ты мне все-таки дорогая, какое же счастье, что ты у меня есть». И этого было достаточно, чтобы до последних дней ее жизни оставаться родными. И я не могу представить ситуации, в которой мы стали бы чужими. И вспоминая ее, все время думаю, как же научиться смотреть на своих детей так же, как умела бабушка. Потому что точно знаю, что тогда они не станут мне чужими.

Ребенок — не наша собственность, а человек, которого Бог привел в мир

Иерей Сергий Лобанов, настоятель храма во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого поселка Поливановка (Саратов):

— Проблема «отцов и детей» относится к вечным проблемам, а вопрос «трудного подростка» и «переходного возраста» волнует, наверное, каждую семью.

Дело в том, что в жизни каждого ребенка наступает время, когда он начинает видеть в жизни не только хорошее — что называется, снимает «розовые очки». В это время ложь, жестокость, несправедливость особенно больно ранят детскую душу. И от родителей зависит, насколько безболезненно ребенок переживет это время. В этот период жизни ему как никогда нужен настоящий друг, который не будет читать нравоучений, а просто будет рядом. И если в это время ребенок не найдет поддержки в семье, возникнет та трещина, которая впоследствии перерастет в отчуждение.

Что же необходимо делать нам, родителям? Во-первых, по-настоящему любить своих детей. Уважать их личность. Всегда помнить, что наш ребенок — не наша собственность, а человек, которого Бог привел в мир. И пусть ребенок знает, что мир, в котором он живет, далек от совершенства — как далек от совершенства и он сам. Необходимо, чтобы ребенок был «в команде» — полноценным членом семьи: чтобы его мнением интересовались, с ним считались. Если по каким-то причинам «большой», полной семьи не получилось — «команда» может состоять и из двух человек. Во-вторых, необходимо быть настоящим примером для детей в доброй христианской жизни. Авторитет отца или матери не упадет, если они ошибутся и что-то не так сделают, но исправятся и попросят прощения.

И в-третьих — родителям необходимо молиться за детей. Это очень большая помощь. Есть такая пословица: «Молитва матери из огня спасает», и это проверено на опыте многих и многих людей. Есть очень хороший акафист Божией Матери в честь Ее иконы «Воспитание». В нем мы просим Саму Богородицу быть нашим детям Воспитательницей, потому что наших сил в этом явно недостаточно.

И не следует допускать мысли, что свои дети могут когда-то стать «чужими». Лучше совсем не иметь «чужих» детей — то есть никакого ребенка не считать чужим.

Молитва о детях перед иконой Пресвятой Богородицы, именуемой «Воспитание»

О Пресвятая Владычице Дево Богородице, спаси и сохрани под кровом Твоим моих чад (имена), всех отроков, отроковиц и младенцев, крещеных и безымянных, и во чреве матери носимых. Укрой их ризою Твоего Материнства, соблюди их в страхе Божием и послушании родителям, умоли Господа моего и Сына Твоего, да дарует им полезное ко спасению их. Вручаю их Материнскому смотрению Твоему, яко Ты еси Божественный покров рабам Твоим.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6242&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru