Русская линия
Русский вестник Леонид Ивашов07.03.2009 

Угрозы безопасности России

Главная угроза военной безопасности любого государства — непонимание властной военно-государственной элитой сущности, характера и масштабов реально существующих угроз. Оно естественным образом ведет к неадекватному реагированию руководства страны на угрозы, формированию неэффективной (порой бесполезной) системы военной безопасности, главным элементом которой являются Вооруженные Силы. Как тут не вспомнить государя Александра III, утверждавшего, что у России есть только два союзника: армия и флот.

Но не любые армия и флот могут быть надежными союзниками. Иногда они невольно действуют в качестве союзника агрессора. Так было в начале Великой Отечественной. И дело не в измене или предательстве. Слабая, неправильно выстроенная военная структура опасна по двум причинам. Во-первых, создает у общества и государства иллюзию защищенности и безопасности. Во-вторых, провоцирует противника на агрессию. Именно последний фактор подвигнул Саакашвили на то, чтобы бросить военный вызов России в августе 2008 г.
Гитлер напал на СССР именно потому, что Красная Армия оказалась слабой в результате неудачных реформ и репрессий. Красная Армия мирного времени практически была разгромлена в первые месяцы войны. И только серьезная мобподготовка страны к войне, своевременное создание промышленной базы в ее восточных районах, огромная территория, наличие людских ресурсов (в результате традиционно высокой рождаемости), концентрация природных ресурсов для внутреннего развития (а не на продажу) позволили переломить ход войны и одержать победу.
Безусловно, времена сегодня другие. Но, как и век назад, Россия в геополитических доктринах и военно-стратегических планах ведущих стран мира по-прежнему — объект N 1, несмотря на смену идеологии (а точнее, полный отказ от нее), изменение социальной сущности общества, переход к рыночной экономике, властно-олигархическую систему управления государством, встроенность в мировую финансовую систему и т. д.
Очевиден факт, что ведущие страны Запада и Китай усиленно вооружаются и перевооружаются, совершенствуют способы применения вооруженных сил, развивают традиционные структуры и создают новые, качественно улучшают системы управления войсками и оружием.
Наши «друзья» американцы настойчиво отрабатывают концепцию единого (суша, море, воздушно-космическая среда) глобального театра военных действий и намереваются его надежно контролировать.
И только Россия — единственная в мире — продолжает исповедовать принцип «врагов у нас нет», планомерно снижая оборонный потенциал. Более того, нынешний этап реформ проходит не только под девизом «Сократим военные расходы!», но и преследует цель дать «реформаторам» возможность хорошо заработать.
Не буду повторяться о бессовестной продаже зданий, сооружений и земельных участков, для чего в срочном порядке расформировываются части, переводятся на периферию военно-учебные заведения и в неприспособленные помещения выселяются штабы и учреждения, вплоть до Генштаба.
Проявляется и новая тенденция — изъятие из войск (сил) вооружения и техники, сохранивших свои боевые качества, для продажи за рубеж. Так, в срочном порядке изыскиваются пусть и не самые новые, но экспортно-востребованные комплексы С-300 и другие средства ПВО для поставки на Ближний Восток. И это при том, что своей ПВО как системы уже давно не существует.
Все это и есть главная угроза безопасности страны, а именно — сознательное разоружение (уничтожение) армии и флота. Иначе нельзя назвать то, что происходит в последние десятилетия.
Вторая угроза — отсутствие у России союзников, готовых оказать ей в случае вооруженного конфликта эффективную политическую, экономическую и военную поддержку. Разве что Беларусь, у руководства и населения которой рыночными отношениями не до конца выбито чувство братской солидарности. Но и в случае с ней не все однозначно. Грузино-югоосетинский конфликт — тому наглядный пример.
Третья группа угроз — разрушение (с помощью России) правовой системы международной безопасности. Если во времена биполярного мира мог срочно собраться Совбез ООН и жесткой резолюцией предотвратить или остановить агрессию, то сейчас и Совбез, и сама ООН — не более чем дискуссионные клубы.
Четвертая группа угроз — это более чем вековая геополитическая нацеленность наших главных оппонентов, прежде всего англосаксов, на контроль над российской территорией. В начале ХХ столетия британский премьер Ллойд Джордж заявил: «Традиции (!!! — Л.И.) и жизненные интересы Англии требуют разрушения Российской Империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и Передней Азии».
Такой подход к России остается неизменным. З. Бжезинский, Г. Киссинджер неистово заклинают о необходимости дальнейшего уничтожения России. Но это, так сказать, отставники, хотя и мощно влияющие на политику США.
Но вот что говорил (а точнее — ставил задачи) президент США Б. Клинтон, выступая перед руководителями Объединенного комитета начальников штабов в октябре 1995 г.: «В ближайшее десятилетие предстоит решение следующих проблем:
расчленение России на мелкие государства путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии;
окончательный развал военно-промышленного комплекса России и армии;
установление режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам».
(Ю. Дроздов. «Вымысел исключен. Записки начальника нелегальной разведки». М., 2005, с. 329).
Поражение демократов на президентских выборах 2000 г. и нацеленность команды Дж. Буша на Ближний Восток и Центральную Азию отсрочили реализацию задуманного Б. Клинтоном. Но демократы в США снова у власти. Учитывая неопытность Б. Обамы и отсутствие у него собственной команды, определять политику США в отношении России будут те же З. Бжезинский и Х. Клинтон. Но самое драматическое, что нынешние военные реформы в РФ успешно реализуют установки… Клинтона.
Одной из главных угроз, нацеленных на Россию и другие государства, является стремление англосаксонского Запада и мирового финансового олигархата к установлению однополярного мироустройства. Причем эти намерения настойчиво и наступательно реализуются.
Чем отвечает Россия на более чем реальные угрозы ее военной безопасности? Как ни прискорбно, активизацией той разрушительной политики, старт которой был дан в лихие 90-е, и оказанием существенной реальной помощи США в достижении военного и военно-технического превосходства над военным потенциалом России.
Напомню «эпохальные» решения:
заключение неравноправного договора СНВ-2, который американцы не ратифицировали, поскольку мы добросовестно исполнили его и без этого;
продажа (1993 г.) по бросовой цене практически всего запаса оружейного урана и плутония тем же американцам;
передача (практически бесплатно) новейших военных технологий, в том числе лазерных, которые США ныне устанавливают на «Боингах-747» для поражения стартующих российских ракет и на космических платформах для уничтожения спутников и боевых блоков;
системное разрушение российского ОПК;
согласие на выход США из Договора по ПРО 1972 г.;
недавнее решение руководства страны передать американцам уникальные секретные разработки российских ученых по ядерной релятивистской тяжелоядерной энергетике, благодаря чему США обретают возможность мгновенного уничтожения реакторов подводных лодок и надводных кораблей, селекции и уничтожения боеголовок баллистических и крылатых ракет и других ядерных объектов, создания систем радионевидимости летательных аппаратов.

И, конечно, как в 30-е годы прошлого столетия, в целях ослабления армии и паралича системы боевого управления войсками (силами) сегодня А. Сердюковым и Н. Макаровым проводятся массовые репрессии (иначе и не назовешь) офицерского состава. Только без лагерей и расстрелов, а методом выбрасывания сотен тысяч офицеров на улицу и расформирования штабов, учреждений и военно-научных центров. Происходит последовательное обезглавливание Вооруженных Сил, создается ситуация, когда армия и флот не смогут выполнить свои задачи.
Об управлении обороной страны говорить вообще не приходится: нет структур, отвечающих за анализ военно-стратегической обстановки и состояние Вооруженных Сил и других силовых ведомств, организацию территориальной обороны, нет мобилизационной системы страны, отсутствуют органы принятия стратегических решений в масштабах страны и в регионах и т. п.
Разрушается материальная основа обороны в виде современного промышленного потенциала государства, современной науки, современных технологий.
В итоге мы опять движемся к июню 1941 года, только с более худшими перспективами.

http://www.rv.ru/content.php3?id=7869


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru