Русская линия
Русский дом Борис Виноградов06.03.2009 

Стоит ли Париж мессы?

Несмотря на уверения власти о тихой российской гавани, в стране начался экономический кризис. Предприниматели жалуются друг другу, что чиновники «требуют отката раньше выстрела». После «отката», который превышает все мыслимые размеры, не остаётся средств на проведение работ, уплату налогов, зарплату

Отчётливо видно нагнетание атмосферы безысходности экспертами и хлёстких обвинений власти оппозицией. Сегодня нередко можно услышать слова о необходимости ухода её с исторической арены. Заметно и резкое усиление властью репрессивных сил. Эти тенденции показывают, что очередной «заклятый» российский круг авторитарной догоняющей модернизации может стать действительно опасным для общества и страны.

Нельзя не видеть, что мероприятия оппозиционных политических сил пока собирают мало сторонников. Нет ситуации, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Видимо, накопившаяся усталость поколений, переживших много перемен, лишила наших граждан активности. Не захочет ли кто-нибудь использовать кризис и «поиграть с огнём» протестной активизации масс?

Сейчас политически и экономически завершается XX век. Начинается закат мировой цивилизации. Обратятся ли люди к божественным нравственным законам или будут считать, что пороки каждого — основа для благосостояния всех? Мы находимся в поисках новых систем координат и правил. Не знаем, какой будет новая цивилизация, намечаются лишь отдельные её характеристики: возросла роль гуманитарного знания, коммуникаций, информации, технологий, глобальной кооперации и конкуренции, появились новые научные идеи. Формируется сложный многополярный мировой порядок, меняется климат, растут цены на энергию и продовольствие, определяется баланс между экологией и экономикой, возрастает роль государств Азии и Южной Америки. Сохранится ли наша страна в этом меняющемся мире? Ведь мы периодически в состоянии полураспада жили, а потом снова объединялись. Сработает ли в России в очередной раз инстинкт самосохранения?

Наша национальная беда — нетерпение, неумение договариваться, стремление к крайностям: отстаивая свои идеалы, мы либо воюем между собой, либо ходим строем. Англичане, французы и немцы из опыта своих революций и диктатур выбрались потому, что научились договариваться между собой, избирать разумную власть, без культового преклонения перед нею жёстко её контролировать. Вряд ли наши революционеры начала 90-х годов думали о том, что страна и мiр находятся на пороге переходного этапа развития человечества. О том, что требуются новые мысли, идеи и теории и надо спешить с самоопределением России, постановкой целей национального развития. Они «ввязались в драку», чтобы поделить старые стены, советские скважины, трубы и заводы. А в это время мiр уже демонстрировал определяющую роль интеллектуальной собственности в развитии ведущих стран. Приведу древнюю мысль: «Тупой ум восходит к истине через материальное». Вместо новых идей для России гайдаровцы закрепили старые примеры Запада: французскую республику, английский парламентаризм и частную собственность как двигатель прогресса — всё из XIX века. Вот и живём мы сегодня в XIX веке: с крепостными и барином, который «приедет и всё рассудит».

Нынешняя власть рождена распавшейся коммунистической элитой и хилой, но полюбившей себя во власти, российской либеральной демократией. Разбогатевшие в результате «непосильного труда» либералы публично заговорили после дефолта 1998 года о необходимости для страны российского «Пиночета», чтобы могли они продолжить свою авторитарную модернизацию.

Но жёсткая борьба бюрократии и крупного капитала с малым и средним бизнесом подавила не только модернизацию, но и гражданское общество, и политическую демократию, которых у нас, впрочем, никогда и не было. И ныне падение культуры и морали — это лишь часть платы общества за покорность и безразличие.

У нас есть правящая политическая партия «центристов» без идеологии, представляющая интересы бюрократии и крупного олигархического капитала, но на словах защищающая все слои населения. У нас есть теоретики-эклектики, которые, не учитывая диалектику развития и особенности кризисных процессов, считают средний класс гегемоном и опорой страны «суверенной» демократии. Но ведь во времена серьёзных кризисов при отсутствии гражданского общества и обратных связей неоднородный и многоликий «средний класс», не скреплённый общими ценностями, расколется. Наша история показала, что мещанское сословие, являющееся в политическом смысле «болотом», не даёт прочного сплава, скрепляющего страну. В напряжённом состоянии в обществе разовьются социальные, национальные, региональные и иные трещины, разрушающие систему.

Конечно, власть опасается интеллектуальной оппозиции, которая помимо жёстких претензий сможет предложить реальную программу развития страны. Такая оппозиция власти не нужна, она плодит политических соглашателей, не для спора и мысли, а для соответствия имиджу «демократа».

Сегодня боязливая власть поневоле рождает новых народовольцев в оппозиции: нацболов, левых, правых, демократические и иные фронты. Оппозиция предъявляет власти справедливые обвинения в коррупционности, авторитарности и прочих грехах, которые становятся фактором нестабильности любой власти в острых кризисных ситуациях. Крайне опасным для нынешней власти является то, что при «подручной» оппозиции, послушном парламенте и угодливой прессе произошло у неё головокружение от сырьевых успехов и покорности населения. При резком снижении уровня жизни людей самоуспокоенность власти может закончиться её крахом и серьёзными потрясениями для страны, как это было в 1917 году.

«Поймём ли мы, что 1917 год — не лишняя страница в истории России? Не лишняя, не пустая, не бессмысленная. Да, страница горька. Но ведь, по слову Писания, не из праха выходит горе, и не из земли вырастает беда (Иов, 5, 6). Болезни, из которых выросло то горе и которые подвели Россию к той грани, нам ещё долго придётся осмыслять. Ещё дольше многие из них нам придётся изживать… И пусть все минувшие годы один за другим встанут в нашей совести и будут нас умолять не платить человеческими судьбами за эксперименты и принципы политиков». (Из послания почившего Патриарха Алексия II по случаю 73-й годовщины октябрьского переворота.)

Есть патриоты, люди, чьи ум, опыт и знания могут помочь стране в преодолении кризиса и дальнейшем развитии, осуществлении внятной национальной и миграционной политики, усилении борьбы с коррупцией, межэтническими провокациями и т. д. Они могут создать теневое коалиционное правительство, разработать программные антикризисные документы и необходимые законопроекты, публично рассмотреть их на заседании Национальной Ассамблеи и продвигать в жизнь. Подобная аналитическая работа крайне важна для самой оппозиции. Люди должны видеть, насколько квалифицированны и подготовлены те, кто собираются идти во власть. Однако ныне оппозиция предпочитает конкурентному соработничеству с властью публичное «бодание с дубом», скатываясь на маргинальное поле.

Справедливо обвиняя власть во многих прегрешениях, пытаясь не улучшить, а разрушить её, подобная совестливая оппозиция «во имя правды и народа» может с преступной легковесностью опять закрутить кровавое колесо истории. Принцип: «надо ввязаться в драку, а там видно будет» — уже дорого стоил нашей стране в начале XX века.

Если мы считаем себя умственно и нравственно состоятельными людьми, то должны думать о том, как не оказаться России на задворках мира. Мы малоэффективно прожили последние 20 лет, не осмыслив беспристрастно уроки прошлого. Когда сегодня столь остро стоит вопрос о том, выживет ли страна, ответственная и умная оппозиция обязана для себя определить, что она может сделать? И реально помочь России выйти из кризиса.

Почему народ так трогательно прощался с Патриархом Алексием? Потому что понимал: ушёл из жизни великий духовный пастырь, в котором наиболее ярко воплотились русское самосознание, самопожертвование, традиции и духовность многих поколений. Проблема России сегодня в острой нехватке духовно мудрых и самоотверженных людей во власти и обществе.

Нынешний кризис обусловлен не только общемировыми, но в большей степени — отечественными причинами. Отмечу одну из многих, но наиболее важную — низкое качество власти, не избираемой из лучших, а назначаемой из «своих». И не помогли «жирные нефтегазовые» годы. Эта власть создала крайне неэффективную систему управления страной на основе экономики «трубы». Многие «управленцы» работают в стране «вахтовым методом», живя на Западе.

Кризис преодолевается легче при честной власти. Она и члены её семей должны перевести свои счета из-за рубежа в Россию, где дети и родня должны жить. Надо принять закон, предлагающий государственным чиновникам, депутатам и членам их семей — держателям валюты за рубежом — в течение месяца перевести её в российские банки. Как говорится в святом Евангелии там, где богатство твоё, там и сердце твоё.

Высшие чиновники Администрации Президента и Правительства должны выйти из руководства советами директоров госкорпораций и концернов. Руководителям компаний с государственным участием должна быть снижена зарплата и отменены любые премиальные выплаты.

Вообще кризис преодолевается легче вместе с ответственной и умной властью. Она должна не только очистить себя от коррумпированных чиновников, но и запретить себе келейное принятие важнейших решений. Сегодня, как никогда, власти и стране нужны РОЗГИ — Российская Общественная Защита Гражданских Инициатив. Власть должна объединять людей, а не искать внутренних врагов и разгонять несогласных. Всем людям, временно потерявшим работу, надо сказать, что голодными их семьи не будут.

Париж стоит мессы, а Россия не заслуживает очередных окаянных дней…

http://www.russdom.ru/node/1360


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru