Русская линия
Храм Рождества Иоанна Предтечи на Пресне Владимир Мельник05.03.2009 

Уцелевшие иконы Великого князя Сергея Александровича Романова

С 20 апреля по 1 июля 2007 года в Государственном историческом музее проходила выставка, посвященная 150-летию со дня рождения Великого князя Сергея Александровича Романова. Жизнь этого замечательного человека заслуживает и памяти потомков, и внимательного изучения. Между тем, все, кто так или иначе знаком с посмертной судьбой Сергея Александровича, погибшего в феврале 1905 года от руки террориста, знают, что память о Великом князе пытались скрыть, а его имя — опозорить. Его могила долгое время находилась в буквальном смысле закатанной асфальтом недалеко от Кремля — на месте бывшего Чудовского монастыря. Но сегодня его имя к нам возвращается. В том числе — и через сохранившиеся реликвии. В этой маленькой заметке нам хотелось бы упомянуть о тех личных вещах (прежде всего — иконах), которые сохранились до наших дней.

Известно, что Сергей Александрович был ребенком, вымоленным его царственными родителями у мощей преподобного Сергия Радонежского. «В конце августа-начале сентября 1856 года в Москве проходили пышные коронационные торжества, связанные с восшествием на престол императора Александра II. В один из дней царская чета посетила русскую святыню — Троице-Сергиеву лавру. На одной из служб, у раки Преподобного Сергия, у императрицы и у императора, независимо друг от друга, возникло намерение, если Господу будет угодно послать им еще сына, то непременно дать ему имя Сергей. И когда младенец появился на свет, то вопрос о наречении нового великого князя был уже решен»[1]. Таким образом, царственный младенец был испрошен у Бога и появился на свет явно под покровом преподобного Сергия Радонежского, Небесного покровителя Сергея Александровича. Может быть, поэтому он с раннего детства проявлял исключительную религиозность. Что касается христианского воспитания князя Сергия, то здесь главную роль сыграла его мать, Мария Александровна. Это была необыкновенная прежде всего в религиозном отношении личность. Поэт Федор Иванович Тютчев не случайно написал о ней:

Кто б ни был ты, но, встретясь с Ней,

Душою чистой иль греховной,

Ты вдруг почувствуешь живей,

Что eсть мир лучший, мир духовный…

Именно Мария Александровна служит во многом разгадкой исключительно одаренной в религиозном отношении личности Сергея Александровича, ее любимого сына.

Иконы окружали Сергея Александровича с детства, ибо он вырастал в постоянном общении с церковью. Фрейлина Императрицы и воспитательница Великого князя Анна Федоровна Тютчева записала в своем дневнике о трехлетнем Сергее: «Государь подвел обоих младших детей к иконам и к Причастию. Сергей клал поклоны после сестры и был очень благоразумен. В этот раз он не плакал, хотя сильно покраснел от волнения. Он только раз или два забывался и начинал громко говорить: «Сергей помнит этот дом. Какие большие свечки!"… «В 1861 году, когда Великому князю было всего четыре года, он посещает с сестрой, Великой княжной Марией Александровной, Саввино-Сторожевский монастырь и его скит. Архиепископ Ярославский Леонид (Краснопевкин) вспоминал: «Мы остановились в роще у самой лестницы, ведущей к пещере. Резко запели малые здешние колокола. Внизу Великого Князя братия встретила с крестом и святой водою. Я ввел в пещеру Князя и Княжну, рассказал им, что сюда преподобный удалялся на молитву, что здесь молились их родители, помолился с ними и дал им по иконе «Преподобный в пещере». Отсюда взошли в церковь, где я прочитал перед храмовою иконою молитву преп. Саввы».[2] В жизни Великого князя многократно проявлялась его искренняя любовь к Богу и церкви, к обрядовой стороне Православия. Любимыми его святыми с детства стали преподобный Сергий Радонежский и его ученик — преподобный Савва. Преподобный Сергий был Ангелом-Хранителем Великого князя.

Еще в 1865 году, когда ему было всего восемь лет, воспитательница Анна Федоровна Тютчева привезла его в Москву. Здесь он посещал монастыри: Чудов, Николо — Угрешский, Савво — Сторожевский и другие. Здесь постигал он красоту и святость русских древних монастырей. Здесь, в этих монастырях, настраивалось на русский лад его сердце. Здесь услышал он массу исторических преданий о Святой Руси. В Чудовом монастыре почивали мощи святителя Алексия, неутомимого труженика на благо Московского царства, собеседника, духовного друга преподобного Сергия Радонежского. В комнате Сергея Александровича с детства были иконы Божией Матери с Богомладенцем, преподобных Сергия и Саввы. Уже в детстве, по его собственному признанию, он ежедневно молился преподобным Сергию Радонежскому и Савве Сторожевскому[3].

Жизнеописание Великого князя показывает, что ему неоднократно преподносились иконы в качестве благословения (как, например, в 1865 году от московского митрополита Филарета).[4] Одна из «подаренных» икон невольно вызывает на мистические размышления. В мае 1866 года Сергей Александрович приезжает с родителями в первопрестольную — и радостные москвичи, привествуя императорскую семью, забросили в окно его кареты икону.[5] Это было уже благословение всей Москвы, но, может быть, и мистический пролог к его трагической гибели в 1905 году, когда в его карету будет брошена бомба террориста Каляева. Великий князь и сам дарил иконы. Так, во время своего второго паломничества в Святую землю он поднялся на гору Фавор, помолился, взял с собою с горы камешек и принес в дар греческому храму на Фаворе икону Преображения Господня с именной надписью.[6]

Некоторые из икон Великого князя Сергея Александровича дошли до нас и были представлены на упомянутой выставке. При посещении выставки нами был составлен перечень представленных икон. Думается, что этот перечень со временем будет дополнен. Из икон, представленных на выставке 2007-го года, привлекает внимание образ, перешедший к Великому князю, очевидно, по наследству от отца, Императора Александра II: «Господь-Вседержитель». Это образ московского письма середины ХIХ века. Икона деревянная, написана маслом, обложена серебром. На обороте иконы надпись гласит: «Образ Спасителя, поднесенный Его Величеству Митрополитом Московским Филаретом при закладке дома Бояр Романовых в Знаменском монастыре 31 августа 1858 г <ода>». Cамому Сергею Александровичу, очевидно, принадлежал образ, написанный в 1863 году мстерскими мастерами: «Преп. Сергий и Ангел-Хранитель» (Мстера, 1863, дерево, темпера). Встречаются иконы и с владельческой маркой Великого Князя Сергея Александровича на обороте. Таковы образы: «Богоматерь Умиление» (Греция, ХVIII век, дерево, темпера), икона-диптих XIX века из села Ильинское «Святитель Николай, Св. Иоанн Предтеча, священномученик Харалампий, св. Антипа, св. Власий, преп. Фавст» (дерево, темпера), икона из села Ильинское «Св. Никита-бесогон» (ХIХ век, дерево, темпера). В Ильинском у Сергея Александровича была еще одна икона так называемой Ветковской школы: «Архангел Михаил — грозный воевода» (Конец ХVIII — нач. ХIХ вв., дерево, темпера). Особняком стоит дар Великого Князя Сергея Александровича Историческому музею: Царские врата[7]. Они сделаны на Севере России (Вторая половина ХVII века, дерево, темпера).

Одна из икон («Крещение Господне») воскрешает в памяти замечательное событие из жизни Великого князя — посещение горы Фавор. Икона была подарена Сергею Александровичу 4 октября 1888 года в Иерусалиме, о чем гласит надпись: «Сия священная старая икона на Рождество Христово в Вифлееме подносится в благословение Его Императорскому Высочеству Князю Сергею Александровичу в городе Иерусалиме в 1888 г. Октября 4-го дня». Этому же событию посвящена еще одна подаренная Сергею Александровичу икона, или, скорее, доска, обложенная серебром с камнем с горы Фавор. Доска изготовлена в Санкт-Петербурге в 1888 году фирмой братьев Грачевых. Надпись по нижнему краю на раме гласит: «От командира Преображенского полка Великому Князю Сергею Александровичу в память посещения сей горы. 28 сентября 1888 г <ода>».

Эти иконы, перед которыми молился о себе и о России Великий князь Сергей Александрович делают его жизнь более близкой и понятной для нас. Нельзя удержаться от того, чтобы не привести драматическую запись из дневника основателя Исторического музея И. Е. Забелина в час смерти Великого князя (стр. 350): «1905 г. Февраля 4 в 2 часа 46 минут взрыв бомбы — убит Великий Князь Сергей Алекс. Ужас. Онемели руки и ноги».

Бог поругаем не бывает. Великий князь при жизни молился Божией Матери, преподобным Сергию Радонежскому, Савве Сторожевскому, святителю Николаю-Угоднику, нес на своих плечах гроб с мощами преп. Серафима Саровского в день его прославления… После его трагической гибели, ставшей прологом к беспощадной революции 1917 года и гибели Царской Семьи, все они, святые угодники Божии, возносят свои молитвы о его душе. И, может быть, недалек тот час, когда мы станем свидетелями прославления мученика Сергия. Ведь недаром же после его гибели протоиерей Митрофан Сребрянский записал: «7 февраля. Сейчас служили мы панихиду по новом мученике Царствующего Дома Великом князе Сергие Александровиче. Царство Небесное мученику за правду!»

_________________________________

[1] Боханов А.С. Великий князь Сергей Александрович // Российские консерваторы. М., 1997. С. 326.

[2] Цит. по кн.: Кучмаева И.К. Жизнь и подвиг великой княгини Елизаветы Федоровны. М., 2004. С. 79−80.

[3] Авчинников А.Г. Указ. соч. С. 10.

[4] Гришин. С. 25.

[5] Там же.

[6] Там же. С. 77.

[7] Размер: в рост.

http://www.ioannp.ru/publications/249 573


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru