Русская линия
Стрингер Елена Токарева05.03.2009 

Фальшивая сенсация

Делать сегодня вид, что именно ты и телекомпания открывают доселе неизвестные страницы — любимый приемчик честолюбивых осколков НТВ времен Гусинского. Как говорится, «все что вы еще собираетесь написать, уже напечатано в Одесской синодальной типографии». Алексей Пивоваров сделал фильм о Ржевском сражении и в рекламных целях назвал его сенсацией. По уровню это учебный фильм для школьников средних классов. Пивоваров рассказал то, что и без него было всем известно: подо Ржевом погибло более миллиона русских. Умолчал лишь о том, что и столько же погибло немцев. Нет, немцев погибло больше.

Алексей Пивоваров, который когда-то работал на НТВ им. Гусинского, а потом остался работать на НТВ им. Газпрома, как ему показалось, нашел неизвестный эпизод Великой Отечественной войны. И решил сделать фильм о сражении подо Ржевом в стиле своего бывшего коллеги Парфенова. Игровой фильм Пивоварова с масштабными батальными схемками и загримированными под Сталина и Жукова актерами ничем не поражает человека моего поколения. Мы слышали от своих отцов большую и страшную правду о войне. Но школьникам будет полезно знать, что солдат в России всегда был только мясом. Не более. Пивоваровский закос под документальное кино для школьников средних классов, скорее всего, ляжет на полку после одного показа, если ему не дадут специальную политическую премию где-нибудь в восточно-европейской стране на фестивале четвертого разряда. Невозможно найти сенсацию спустя семьдесят лет после событий. Фильм позиционируется рекламщиками НТВ как «скандальный» и даже «сенсационный». Я не согласна. В России сенсаций нет. Самая большая скандальность этого продукта заключается в том, что о Ржевском сражении все отлично известно и без фильма Пивоварова, сотни и тысячи журналистов побывали во Ржеве до Пивоварова, и библиография о Ржевском эпизоде войны — огромна. В самом Ржеве на высоком берегу Волги стоит музей, специально посвященный сражению подо Ржевом, и там, помимо экспонатов, собраны десятки и сотни книг-воспоминаний немецких генералов и полковников, которые потеряли тут во Ржеве кто глаз, кто ногу, а кто и вовсе обе руки. Они откровенно пишут, как мерзли подо Ржевом. Как застряли тут неожиданно надолго, так и не сумев взять Москву. Я накупила этих книг во время командировки во Ржев, которая состоялась весной 2001-го года. Из этих книг, безо всякого «журналистского расследования» можно узнать такие подробности местных реалий военного времени, что картина Пивоварова покажется детской сказкой. Собственно, она таковой и является.

Немцы описывают, как ненавидело их русское население, к которому невозможно было повернуться спиной — сразу нож промеж лопаток. Как доставали партизаны. Как было чертовски холодно и неуютно в здешних лесах и болотах. И как ни с места не удавалось сдвинуться.

Пивоваров и рекламщики НТВ сделали вид, что про Ржевское осадное сидение, которое длилось до 1943 года, никто, якобы, ничего не знает. Сделали вид, что потери подо Ржевом — это огромная военная тайна, известная только Пивоварову и его съемочной группе. И это первое вранье. Докладываю, дорогие товарищи, на высоком берегу Волги во Ржеве-граде стоит этот самый большой музей, экспозиция которого, книги и исследования, полностью посвящены битве подо Ржевом. Очень любезные сотрудники музея сильно переживали в тот год, когда я первый раз посетила Ржев, что к 60-летию Победы их городу не дали звание Города-Героя. «А ведь у нас погибло людей больше, чем под Сталинградом!» — сказали мне сотрудники музея.

Это, впрочем, все знают, с одной поправкой: знают те, кто интересовался историей. Если кто не знает, так потому, что история Второй мировой войны уже не всех интересует. И специально во Ржев никто за этим не ездит. А следовало бы. Здесь, не делая никакой тайны из событий полувековой давности, охотно рассказали мне (и любому, кто заинтересуется), что да, погибло в этих местах два миллиона человек: миллион русских и миллион немцев.

Когда у Сталина, наконец, нашлась пара свежих танковых дивизий, и они окружили Ржев и, подавив немцев, вошли в город, то немецкие захоронения, простите за неаппетитные подробности, просто раздавили гусеницами танков и бронетранспортеров, и на местах этих захоронений немедленно возвели здания госучреждений, чтобы в дальнейшем не было соблазна делать тут немецкие мемориалы.

Как показало время, танкисты сильно смотрели вперед…

Спустя шестьдесят лет немецкая организация, которая сооружает военные кладбища по всему миру, предложила Тверскому губернатору и Ржевскому мэру создать немецкое военное кладбище в черте города Ржева. Перезахоронить туда останки немецких военных, погибших за полтора года сражения и соорудить памятник своим героям войны.

Что тут началось!

Оказалось, что не все ветераны той битвы отправились в Мир Иной, и они грудью встали против этой затеи.

Вот по этой теме я и отправилась в 2001-ом году во Ржев.

Действительно, там все усеяно костями. И ценными для черных археологов артефактами.

За полтора года в здешних лесах и болотах погибло два миллиона людей в военной форме. Все леса и болота вокруг города до сих пор усеяны неглубоко залегающими истлевшими скелетами немецких военных в обмундировании, в крестах, с жетонами, немецкими фляжками и другими ценными атрибутами модного ныне милитер-арта. На рынке и у арехологов можно купить что хочешь. А также залегают тут и тела русских солдат. Ржевщина — это рай для «черных археологов». Со многими из них мне довелось встретиться той весной 2001-го года, когда принесло меня, политического обозревателя «Общей газеты» во Ржев по весьма деликатному поводу. Дело, как я уже сказала, в том, что немцы, потеряв подо Ржевом больше войск, чем под Сталинградом, попросили российское правительство, Тверского губернатора и местного ржевского мэра, разрешения открыть в черте города большое шикарное кладбище, где бы они могли захоронить останки своих погибших в количестве более миллиона военных. Немцы решили, что за давностью лет русские им все простили.

Российские власти немедленно поцеловали немцев в лобик и дали такое разрешение. Но оставшиеся в живых ветераны той битвы грудью встали против этой затеи.

Тогда немцы стали приглашать русских ветеранов на экскурсию в Германию — показывали военные кладбища. Образцово-показательные русские военные захоронения, занимающие десятки километров. Одинаковые аккуратные белые надгробия, тянущиеся сколько хватает глаз. Немцы — великие мастера кладбищенского искусства. Увидев воочую, сколько полегло русских под немецкими пулями, многие ржевские ветераны падали замертво прямо во время экскурсий — от инфарктов. Одна женщина-ветеран рассказывала мне: «Как увидела я эти белые камушки, надгробия, а они все тянутся и тянутся рядами до самого горизонта, так и упала…» Лечили ее в немецкой клинике — коронарное шунтирование сделали.

Несколько лет длилась борьба немцев за создание кладбища во Ржеве.

Два года назад, проезжая эти места и направляясь на Селигер, где я читала лекции «нашистам», я увидела довольно-таки голое немецкое кладбище. Видимо, проект так и не осуществился в полной мере. Не смогли либералы отстоять дружбу народов на костях. Пока жив последний солдат, защищавший ржевский плацдарм, не видать тут на немецких кладбищах белых траурных цветов…

Интересно, как местные простые люди рассказывают о своих впечатлениях от встреч с отставными немецкими оккупантами. Дело в том, что буквально все бывшие солдаты Вермахта, которым довелось участвовать в Ржевском сражении, стремятся попасть сюда снова. Как ни крути, здесь прошла самая яркая страница их юности — а было этим солдатам по восемнадцать лет. И они приезжают сюда целыми делегациями, разыскивают бабушек, у которых стояли постоем в 1942-ом году, когда бабушки были еще девками. Бывают просто фантастические сцены узнавания. Немцы плачут и просят прощения. Практически все они инвалиды войны: у кого нет глаза, у кого нет ноги или руки. С протезами. Все они в свое время побывали в русском плену. Как правило, все они счастливы, что легко отделались: могли погибнуть. Они рассказывают, что, попав в русский госпиталь, а потом в плен, став инвалидами, они вышли из игры, война для них закончилась, и они, осознав свою вину перед Россией, молили Бога, чтобы отпустил их на Родину, к маме и папе.

В марте 1943 года немцы сами оставили позиции, потому что им понадобились войска на других направлениях. На кону стояла Курская битва. Людей немцам уже не хватало.

И во Ржев вошли русские дивизии.

Сталин был недоволен длительностью, кровавостью и потерями в Ржевском эпизоде войны. Когда в 1943-ем Ржев освободили, Сталин, действительно, приезжал сюда — посмотреть, что же это за заноза, которая задержала победоносный ход войны. Он стоял на высоком берегу Волги, там, где сейчас расположен музей, и молча смотрел вниз.

«Поскольку крупной победы, как в Сталинграде или под Москвой, на Ржевском правлении одержано не было, после войны об этой трагической странице военной истории предпочли забыть. В мемуарах Жукова ей уделено всего несколько абзацев, а маршал Конев, также командовавший там, вообще обошел эту тему молчанием», — тут НТВ-шники правы. Но тайны из Ржевского эпизода не делали. Просто Ржеву не дали звание города-героя и соответствующих преференций.

http://www.stringer-news.ru/publication.mhtml?Part=46&PubID=10 883


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru