Русская линия
Православный Санкт-Петербург20.01.2006 

Паломничество в новостройки

Приближается день памяти святой блаженной Ксении Петербуржской, и вы, дорогой читатель, наверное, уже собираетесь идти на Смоленское кладбище, к той знаменитой часовенке, к которой никогда не зарастает тропа богомольцев… Идти туда надо, походы эти целительны для душ наших, но я сейчас хочу предложить вам другое паломничество. Садитесь на метро, езжайте до станции «Улица Дыбенко», а оттуда на маршрутке — в область, в Кировский район. Попросите остановить у поселка Приладожский. Это совсем новый поселок: ни памятников архитектуры, ни старинных храмов вы здесь не найдете. Среди высоких древних сосен — несколько высоких блочных многоэтажек образца 70-х годов: именно в те годы и был выстроен Приладожский, — на пустом месте, неподалеку от Синявинского птицеводческого комплекса. Принято ругать тогдашнюю архитектуру, но что-то в ней все-таки было… Во всяком случае никому не придет в голову назвать стройный, светлый Приладожский — уродливым и безликим. Но где же тут церковь? Местные жители охотно покажут вам дорогу и добавят: «Вы не сомневайтесь, это церковь! Там и колокольня почти достроена!» И вот, за школой, почти на окраине поселка, вы увидите длинное кирпичное здание: с виду — не то гараж, не то склад… Это — цель вашего паломничества, православный храм во имя святой блаженной Ксении Петербуржской.

Не смущайтесь его внешним видом. Он переделан из бывшей котельной в конце 90-х, когда жители Приладожского поняли, что без храма их поселок пуст. Не было денег, чтобы начать настоящее строительство, решили пока довольствоваться тем, что есть… Зайдите внутрь, и вы сразу почувствуете, что это самый настоящий храм, светлый и теплый, тем особенным теплом, которое всякий чувствует у часовни на Смоленском. И тех, кто с чистым сердцем приходит в эту необычную церковь, наша Блаженная Ксения любит не меньше, чем тех, кто молится у нее на кладбище. Приладожский — тоже Ксеньина земля: на всем поселке чувствуется ее добрая заботливая женская рука.

Да и то сказать: хоть сам Приладожский и новый поселок, но лежит он на древних русских землях, где испокон веку селились русские люди. После Смутного времени земли эти на время отошли Швеции, но Петр Великий вышиб отсюда шведов и в ознаменование своей победы собственноручно насадил неподалеку от того места, где теперь стоит поселок, целую лиственничную рощу. Роща эта сохранилась до сих пор. Первый русский император не зря спешил отвоевать приладожские земли: место это было стратегически важным — здесь добывался ценный строительный камень, жизненно необходимый для растущего Петербурга. По Ладожскому обводному каналу камень этот переправляли в столицу, и одним из первых сооружений, построенных из него, стала Алесандро-Невская Лавра…

В годы советской власти эта земля была освящена кровью новомучеников. В 1937 году «за агитацию против колхозов» расстреляли всех, служивших тут священников и среди них — настоятеля храма Тихвинской иконы Божией Матери в селе Путиловском, совсем старого, очень любимого народом о. Николая Орнатского, брата знаменитого св. Философа Орнатского. Немного времени прошло, и вновь приладожские земли оросились русской кровью — святой кровью защитников Родины, воевавших тут в дни обороны Ленинграда… Многих местных жителей в те годы эвакуировали отсюда в Вологодскую, Кировскую, Ярославскую области. Обратно вернулись не все. Край обезлюдел… Чтобы заселить Приладожский, народ свозили из самых разных уголков России.

Молодой настоятель храма о. Родион Лопатин рассказывает:

— Приход у нас небольшой, но очень дружный: самая настоящая церковная община. Люди все простые, — те, что за копейки с утра до ночи работают на птицефабрике. Фабрика производит два миллиона яиц в день: сколько же тысяч яиц должен перебрать за смену каждый работник? У них, казалось бы, после рабочего дня и сил никаких не должно оставаться — ни душевных, ни телесных, а вот не забывают храм, и на молитву идут, и, если нужно, помощь посильную оказывают. Молодежи мало, но мало и стариков: средний возраст наших прихожан от сорока до пятидесяти. Моя главная забота сейчас — миссионерство. Как привлечь людей в храм? Мы придумали вот что: устраиваем паломничества, и на каждое из них приглашаем не только прихожан, но и сторонних людей. Святыня сама воспитывает лучше всяких проповедей. Недавно мы были на целебном источнике в Камно (это под Псковом), так там у нас одна женщина исцелилась от давнего тяжкого недуга. Детей в нашем храме мало — вот беда. Дети, они, конечно, тянутся в церковь, но для них каждый приход в храм — настоящее исповедничество: в местной школе такое увлечение не приветствуется, вот и не получается у нас наладить дружбу со школьниками. Надо бы воскресную школу открыть, да нет настоящего преподавателя. Может быть, из Петербурга кто-то захочет приезжать, чтобы раз в неделю заниматься с нашими ребятами, — во славу Божию? Дорогу бы мы оплачивали… Вообще, приезжайте к нам почаще на богослужения: чем больше народу будет ездить сюда из города, тем скорее местные жители задумаются — не пора ли и им заглянуть в храм? Пусть ваше паломничество в Приладожский станет настоящим миссионерством — и святая Ксения отблагодарит вас.

Собкор

http://www.piter.orthodoxy.ru/pspb/n169/ta005.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru