Русская линия
Столетие.Ru Сергей Котов25.02.2009 

Он учил нас достоинству
Россия и весь Православный мир отметили 80-летие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Многие годы в самые трудные минуты, в самых тяжелых ситуациях в жизни Церкви и общества, Россия слышала спокойный голос своего Патриарха и получала его мудрый совет. Он не дожил до своего юбилея всего три месяца…

Патриарх Алексий II был одним из последних православных иерархов, унаследовавших старую дореволюционную русскую культуру. Выходец из древнего служивого рода, Патриарх говорил, писал, мыслил иначе, чем говорят, мыслят и пишут большинство современных людей. В нем чувствовалась необыкновенная сила духа и уверенность. Он умел общаться и с простыми прихожанами, и с главами государств. Он олицетворял достоинство и благородство. Он был действительным духовным наставником людей вне зависимости от их конфессиональной принадлежности, ибо все, о чем он говорил, было пропитано великим духом гуманизма и верности христианским ценностям.

Тяжко было время служения Святейшего Патриарха. Он принял руководство Церковью в преддверии гибели Советского Союза, пережил вместе со страной чудовищную атаку врагов православного мира в 90-е годы, немало сделал для того, чтобы страна поднялась с колен и почувствовала себя вновь достойной державой, с великой историей, великой культурой и великим народом. Трудился для того, чтобы святыни отечественной истории и дух великих предков наших были сохранены для новых поколений. И много преуспел в этом. Оглядимся вокруг: разве нынешняя Россия похожа на Россию ельцинскую? Конечно же, нет. И в этом тоже — итог высокого служения Святейшего.

О Патриархе в шальные 90-е годы писали разное. Хотя он не подавал и малейшего повода усомниться в чистоте своих помыслов и дел — он подавал пример редкостной любви к человеку и миру, переживал за судьбу Отечества и желал ему спокойствия и разумной судьбы.

Пакостники (а их повылезало из всех углов и щелей в 90-е неимоверное количество) писали о Святейшем в меру своей собственной испорченности. Им не нравилось, что Предстоятель называл грех грехом, и призывал людей не грешить. Им не нравилось, что Предстоятель в эти опасные для страны годы призывал потерявших совесть одуматься и поддерживал тех, кто остался нищ и унижен как новой бездуховной идеологией, так и политической практикой либералов-реформаторов. Пакостники истошно вопили, что Святейший пытается насадить православие в школах, чем якобы унижает другие конфессии и «не проявляет толерантности».

Под этим жупелом толерантности шла атака на молодежную политику РПЦ многими из тех, которые уселись в правительственных зданиях в высокие кресла и весьма напористо (в духе теоретиков большевизма) рассуждали об «отделении церкви от государства». Никак не нравилось этим любителям «общечеловеческих ценностей» (кто бы объяснил, что это такое?) позиция Святейшего по отношению к поэтизации греха и прославлению бездуховного, чем увлеченно занимались в России 90-х поклонники либерализма, постмодерна и разворовывания России. Собственно, атаки эти на роль РПЦ в жизни общества не прекращались все годы высокого служения почившего Патриарха.

Укрепление позиций Православной церкви в мире после состоявшегося 17 мая 2007 года воссоединения двух Церквей — Московского Патриархата и Зарубежной — вызвало мощнейшую атаку на РПЦ извне и внутри страны. Агрессивный, не принимающий возражений секуляризм либералов всех мастей на самом деле бил не столько по РПЦ, сколько по русскому миру в целом.

Все возрастающая роль православной церкви в процессе возрождения традиционных целей и ценностей русской жизни стояла либералам поперек горла — она разрушала тот мир, который они упорно и нахально строили в 90-е годы и который давал им возможность бесконтрольно распоряжаться не только природными богатствами России, но и манипулировать ее народом.

Стерпеть покушение на свои позиции либералам не было никакой возможности, ибо, теряя шаг за шагом «идеологическую правоту», они еще больше отбрасывались на задворки истории.

А в России тем временем восстанавливались храмы, монастыри, росло число приходов. Возрождались православные школы.

Родились и стали традицией ежегодные Рождественские образовательные чтения, ставшие прекрасной трибуной для обмена опытом работы патриотически ориентированных учителей России, местом их объединения.

Консолидация российской интеллигенции под знаменем служения Отечеству стала очень важным итогом Патриаршего служения Алексия II. Народ очнулся от «либеральной летаргии» и вспомнил, наконец, кто он, откуда он, куда он идет.

Нет ни малейшего сомнения в том, что народ российский никогда не забудет Святейшего Патриарха Алексия II, вся жизнь которого была образцом взвешенности всех архипастырских шагов. Он никогда не принимал никаких крайних суждений и решений, ни левых, ни правых. Ему органически был чужд любой радикализм, любая истошность, любая политическая суета вокруг церковной жизни. Он всегда помнил слова святых отцов, что «все крайности от бесов». Свою позицию Патриарх проводил в жизнь безо всякого эпатажа, без резких определений и эпитетов, проводил спокойно, твёрдо и уверенно. Достойно.

Он был истинным Патриархом. Вечная ему память.

Сергей Котов — академик АПСН

http://stoletie.ru/obschestvo/on_uchil_nas_dostoinstvu_2009−02−24.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru