Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Сергей Загацкий20.01.2006 

Святая вода не замерзла

Туман стоит такой, что не видно противоположного берега Невы. На дворе минус 27, а река и не думает замерзать. На берегу топчутся десяток-другой фотографов и операторов с камерами. Они ждут какую-нибудь красивую картинку и возможность побыстрее отправиться восвояси. От зверского мороза не спасают ни шарфы, ни перчатки, ни толстые пуховики. Прохожие раздраженно продираются сквозь эту группу работников СМИ. «Совсем у людей мозги замерзли…» — доносится чей-то комментарий. Как раз в этот момент возле Университета, у памятника Михайле Ломоносову, появляются золоченые кресты и хоругви.

…В январе 1905 года морозы в Петербурге были тоже немалые. Солдаты императорских пехотных полков тогда даже получили дополнительное обмундирование — все крещенское утро они строили специальную дорогу от Зимнего дворца к Иордани на Неве, по которой к проруби должен был идти сам император. На церемонию водосвятия были приглашены представители всех дипломатических миссий в столице, а погружению креста в невскую воду предшествовал военный парад в залах Зимнего дворца. Над Иорданью была устроена специальная часовня, куда из домовой церкви в Зимнем дворце вместе с крестным ходом направился Николай II. Газетный репортер сообщал, что такого красочного шествия российская столица не видела давно. Как только митрополит Антоний погрузил в воду крест, на бастионах Петропавловской крепости и на стрелке Васильевского острова грохнули пушечные салюты. Канонада и фейерверки сопровождали весь молебен и стихли лишь тогда, когда святой водой были окроплены штандарты присутствовавших полков и армейские знамена, а император приложился к митрополичьему кресту.

А у нас вчера, в Крещение 2006 года, ревели автомобильные клаксоны и звучали окрики постовых: как раз в том месте, где крестный ход пересекал Университетскую набережную, столкнулись две машины. Да и переходили люди дорогу в неположенном месте. Не идти же, право слово, с иконами и песнопениями к пешеходному переходу. Спуск к воде изрядно обледенел, и торжественное пение иногда перекрывали короткие, но емкие впечатления поскользнувшихся журналистов. Три священника прилагали видимые усилия, чтобы не сильно дрожать, чтобы голос слушался, а руки могли держать кресты и Библию.

Надо заметить, что невиданный размах водосвятие 1905 года получило не случайно. Шла русско-японская война, ушедший 1904 год официально был именован тяжелым. А наступивший начался с обнародования манифеста о сдаче Порт-Артура японцам. Нужен был праздник. Правда, и он едва не закончился печально: одна из салютовавших пушек оказалась по случайности заряжена не холостым зарядом, а боевой картечью. Слава богу, никто не пострадал, но были выбиты стекла в Зимнем дворце, а несколько пуль застряли в стенах часовни над Иорданью, где молился император.

…Вчера на Университетской набережной все-таки собралось немалое количество народу. Если бы это не была попытка возрождения древнего христианского праздника, можно было бы сказать, что акция удалась.

В прорубь окунулись голые люди. Сначала чинно, торжественно, с троекратным погружением и крестными знамениями, а потом — по-русски отчаянно, сплюнув в снег сигарету. Некоторым зрителям, отчаянно и безуспешно пытавшимся почувствовать собственные пальцы, сделалось дурно, и набережная начала стремительно пустеть.

…И что-то такое щемящее было в фигуре отца Кирилла, спустившегося на жалкий островок льда у набережной, повернувшегося ко всем спиной и воздевшего к туману руки. Было в нем что-то от того величия, с каким издревле встречали Крещение на Руси. Какой-то неуловимый осколок прошлого с его амбициями, победами и поражениями. Из рук священников выпорхнул белый голубь и исчез в тумане. Потом появился снова, сделал круг над собравшимися на набережной и улетел восвояси.

http://www.spbvedomosti.ru.udns.incru.net/document/?id=11 021&folder=163


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru