Русская линия
Завтра Сергей Батчиков,
Александр Нагорный
20.02.2009 

Слова и дела

В своей новой книге «Закат или рассвет? Россия: 2000−2008″ один из ведущих российских аналитиков Николай Сергеевич Леонов написал, что Путин войдет в историю как правитель нерешительный, непоследовательный и в общем-то слабый. Нам трудно согласиться с авторитетным мнением Н.С.Леонова и хотелось бы ему возразить.

Если опираться на слова и заявления Путина-президента, а затем Путина-премьера, то, действительно, недостижение Россией большинства поставленных целей, продолжающаяся деградация крупных систем жизнеобеспечения, разрушение науки и образования в условиях беспрецедентного роста цен на природные ресурсы могли послужить основанием для подобного вывода. Но если в оценке опираться не на слова, а на конкретные дела правителя, ориентированного на западные либеральные ценности, то он напротив предстанет фигурой решительной, последовательной и сильной. Задача „возвращения“ России в „лоно западной цивилизации“ — извечная мечта российских либералов — реализуется, при чем все шаги на этом пути последовательны. Ну, а какие плоды будет пожинать Россия от пребывания на дальней периферии мировой капиталистической системы — это уже другой вопрос… Итак, о главном.

Угрозы, перед которыми оказалась сегодня Россия, чрезвычайно серьезны. К сожалению, с каждым днем становится все более очевидным, что кризис выявил фундаментальное несоответствие между сложной реальностью современного мира и той философской основой, на которой построена доктрина реформ и стратегия действий российской власти. Методология мышления и принятия принципиальных решений верхнего эшелона настолько неадекватна, что власть с большой вероятностью может привести Россию к катастрофе, совершенно не оправданной ресурсными возможностями страны.

Сегодня перед нами — срочная и чрезвычайная проблема национальной повестки дня. Она должна быть рассмотрена на уровне, который проходит выше идеологических, политических и даже социальных барьеров. За последние несколько месяцев В.В.Путиным и близкими к нему чиновниками высшего звена был сделан в связи с кризисом ряд важных заявлений, которые могут служить знаками того, как власть предполагает организовать прохождение России через кризис. Эти заявления часто туманны и внутренне противоречивы, как и вся совокупность заявлений „команды Путина“ в течение предыдущих восьми лет. Попробуем разобраться, какие пункты повестки дня они обозначают.

ОСТРОВ СТАБИЛЬНОСТИ ИЛИ ИСЧЕРПАННОСТЬ МОДЕЛИ?

С сентября 2008 г. даже далеким от экономики людям стало ясно, что Россия втягивается в мировой экономический кризис, начавшийся с финансового кризиса в США. Уязвимость перед мировым кризисом России обусловлена прогрессирующей деградацией, начиная с 1991 года, защитных механизмов российского хозяйства. Защиты, которые выстраивались в финансово-экономической системе СССР начиная с 20-х годов прошлого века и которые к середине 80-х исчерпали свой ресурс, были демонтированы в ходе реформ 90-х. Новые системы защиты созданы не были. В результате экономика России утратила кризисоустойчивость. Но Правительство этого как будто не замечало, рассуждая о надежной защищенности экономики Стабилизационным фондом и постоянно ведя разговоры о вступлении в ВТО.

Некоторые признаки назревающего в США и Западной Европе кризиса финансовой системы обнаружились еще в 2004—2005 гг., и ряд российских экономистов предупреждали о том, что этот кризис не обойдет стороной и Россию. Но ни объективные показатели, ни тревожные выводы специалистов правительством во внимание не принимались.

Прогнозы состояния российской экономики оставались радужными вплоть до конца лета 2008 г., хотя основные параметры финансового кризиса в США определились еще в 2007 г., а с мая 2008 года нерезиденты начали выводить свои активы из России. На конец 2008 г. эксперты ВТБ, одного из ведущих государственных банков РФ, прогнозировали значение индекса РТС на уровне 3000 пунктов. На 19 мая 2008 г. этот индекс достиг отметки в 2498,1 пункта, на 26 декабря — 644,5 пункта, снизившись на 74,2%. Масштаб ошибки таков, что можно говорить о полном несоответствии экспертов финансовой системы их служебным обязанностям.

Неоправданно оптимистическими были оценки состояния российской экономики, данные на ХII Международном Санкт-Петербургском экономическом форуме (6−8 июня 2008 г.) высшими должностными лицами. На пленарном заседании Форума президент Д.А.Медведев заявил: „В мире уже обозначились новые центры экономического развития. И Россия — это один из них, поэтому она намерена участвовать в формировании новых общих правил игры на мировом рынке. Поэтому уже в ближайшее время будет принят план превращения российской столицы в мировой финансовый центр, а рубля — в одну из ведущих резервных валют“. Это было сказано за два месяца до начала обрушения российского фондового рынка.

Поражает несогласованность заявлений власти и уход об объяснения методологических оснований для смены программных установок. В интервью агентству „Блумберг“ 27 января В.В.Путина спросили о планах создания региональных и резервных валют. Он ответил: „Вот сейчас много говорят об экономической многополярности, имея в виду, прежде всего, возможность создания других, кроме доллара и евро, резервных валют… Это очень длительный процесс, может быть, это и произойдет, но это требует много времени — 15, 20, 25 лет, я не знаю“. Это говорит о том, что летом 2008 г. сообщество экономических экспертов правительства давало высшему руководству страны совершенно ложную информацию о том, что происходит в мировой финансовой системе и в российской экономике.

На Петербургском Форуме иностранным гостям „представили“ Международную товарно-сырьевую биржу, которая будет работать в Санкт-Петербурге. Как заявил первый вице-премьер правительства В. Зубков, она может стать базой для создания в России мирового финансового центра. А глава Минэкономразвития Э. Набиуллина сказала, что первые контракты по нефтепродуктам на биржу в Санкт-Петербурге выведут уже в августе, а до конца года должны опробовать торги нефтью. Прошло всего несколько месяцев, и министр делает заявление, принципиально несовместимое с этими планами. 19 ноября 2008 г. РИА „Новости“ сообщает: „Мировой экономический кризис, который только разворачивается, показал исчерпанность модели роста российской экономики, которая у нас была в предыдущие годы“, — заявила глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина на заседании Госдумы».

Итак, модель роста (!) российской экономики в 1991—2008 гг. исчерпана, нужна замена этой модели, но никаких осязаемых признаков такой замены нет!

ВЛАСТЬ И СОБСТВЕННИКИ ПРОТИВ БОЛЬШИНСТВА

Итак, еще летом 2008 г. сама возможность кризиса в России официально отвергалась. В сентябре кризис разразился. На открытии Х съезда «Единой России» 20 ноября 2008 г. В.В.Путин сказал: «Сегодняшний мировой кризис — с учетом его масштаба, как вы знаете, подобен стихии. В рамках давно созданной и действующей мировой финансовой системы его, как и природное бедствие, предотвратить было невозможно. Но что мы могли и должны были сделать — то, что делают все правительства развитых стран, — мы должны были предвидеть подобное развитие событий. И заранее должны были принять меры, чтобы пройти через кризис максимально безболезненно, без больших потерь. И можно с полным основанием сказать, что мы не растратили впустую время».

Двадцатого ноября В.В. Путин заявляет, что «мы не растратили впустую время», а спустя всего два с половиной месяца на форуме «Стратегия-2020» заместитель главы Администрации президента В. Сурков раскритиковал действия экономического блока правительства в годы президентства В.В.Путина, заявив «8 лет мы в ущерб развитию копили деньги на черный день. Это была жалкая цель для такой большой страны. И когда черный день настал, выяснилось, что этих накоплений все равно не хватит, они очень скоро кончатся».

Сейчас стало совершенно очевидно, что на деле никаких реальных мер, направленных на то, «чтобы пройти через кризис максимально безболезненно» принято не было. Фантазия правительства ограничилась лишь созданием «кубышки».

Вся логика экономической и социальной реформы была подчинена утопии «преображения» России путем полного раскрытия Западу и «возврата в цивилизацию». В.В.Путин сказал: «Россия стала частью мировой экономики, и это неплохо. Но сегодняшнее событие [кризис] — это и плата за то, что мы так стремились стать частью этой мировой экономики».

Но можно ли представить себе Россию последних 300 лет как хозяйственную систему, которая не была «частью мировой экономики»? За последние два десятилетия Россия изменила лишь способ своего вхождения в мировую экономику. Именно этот новый способ вхождения В.В.Путин называет «неплохим». Однако «неплохим» он оказался лишь для незначительного меньшинства населения России, плата же за вхождение — в виде кризиса и социального бедствия — легла на то большинство, которое его не желало. В.В.Путин образно определил эту ситуацию так: «За что боролись, на то и напоролись». Но на фундаментальный вопрос о том, зачем надо было «бороться» за право участвовать в чужих кризисах, большинство не получило от правительства внятных объяснений.

В интервью агентству «Блумберг» В.В.Путин сказал: «Российская экономика является открытой, мы ввели 1 июля 2007 года правила, полностью либерализующие финансовый рынок, и мы сохраняем этот режим, несмотря ни на какие финансовые сложности. Мы к иностранным инвесторам будем относиться так же, как и к своим собственным, как к родным».

Каковы результаты такой открытости? Капитализация российских предприятий, в том числе крупнейших, упала в разы. Целые комплексы стратегических системообразующих предприятий в результате спекуляций на Нью-Йоркской и Лондонской биржах потеряли до 95 процентов своей стоимости и теперь могут быть скуплены западным капиталом за бесценок.

Можно ли после этого сказать, что «Россия стала частью мировой экономики, и это неплохо»? Частью мировой экономики стало достояние России, превращенное в акции наших олигархов. А после того, как они довели крупные системообразующие предприятия до банкротства, российское государство берет их на содержание за счет всего населения. Сегодня собственники крупных корпораций, которые совсем недавно перевели в виде дивидендов огромные суммы оффшорным компаниям, фактическими владельцами которых они являются, выстроились в очередь за государственной финансовой поддержкой. Так, например, «Русал» получил помощь от государства в размере 4,5 млрд долл., хотя за два с половиной года выплаты дивидендов собственникам «Русала» составили 7,8 млрд. долларов.

Крупные собственники предприятий России имели достаточно средств, чтобы расплатиться с кредиторами, но затребовали помощи от государства. Так называемые «эффективные» собственники полагают, что их капиталы не предназначены для того, чтобы «работать» в России. Как воспитало их государство, наделившее собственностью? Может ли страна преодолеть кризис с таким «бизнесом»?

Вот символическая мелочь ноября 2008 года. Лондонский суд описал и обнародовал имущество Абрамовича. Многомиллионные виллы и особняки, на верфи Германии готовится к спуску самый крупный в мире корабль в частной собственности — яхта длиной 200 м. И заявление Абрамовича о том, что «его не волнует мнение обывателей в России». В одной фразе — целый манифест.

Страна фактически находится в состоянии экономической гражданской войны собственников капитала против населения, и государство в этой войне, вопреки своим заявлениям — полностью на стороне собственников.

Продолжение следует

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/796/42.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru