Русская линия
Трибуна Елена Батуева20.01.2006 

Пусть они слышат!

Распознать слово Божие могут не все. Одни потому, что их поглотила мирская суета, другие — поскольку лишены слуха.

У ярославских глухонемых прихожан храма Ильи Пророка появился свой ангел-хранитель — иеромонах Антоний Инюшин, который говорит с глухонемыми на понятном им языке

Небольшой деревенский храм села Кузнечихи полон каждое воскресенье. Сюда со всего Ярославля съезжаются люди, являющиеся инвалидами по слуху. На первый взгляд, служба здесь самая обычная, но есть одна особенность — рядом с батюшкой стоит женщина, которая переводит на язык глухонемых все сказанные священником слова.

Это Людмила Александровна Белоногова. Выучила она эту грамоту еще в детстве. Ее супруг — Виктор Павлович потерял способность слышать еще в юном возрасте после продолжительной болезни, которая дала осложнение на органы слуха.

По профессии Виктор Павлович — кровельщик. Так получилось, что вся жизнь его связана с монастырями и храмами. Крыл купола в Дивеевском монастыре, в Толгском, в Варницах, на подворье Троице-Сергиевой лавры. Здесь Виктор Павлович и познакомился с нынешним настоятелем храма Ильи Пророка в Кузнечихе — отцом Антонием. Тогда он еще был просто послушником в монастыре, и ему очень хотелось овладеть мастерством кровельщика. Да вот беда — опытный мастер был глухонемым и не мог объяснить Антонию азы своего мастерства. Пришлось ему выучиться сначала языку глухонемых, а потом уже и ремеслу.

А призвание к служению Богу почувствовал Антоний еще в ранней юности, но прежде чем принять сан, пришлось отслужить в армии, много лет поработать на послушаниях в различных монастырях. И уже в 1996 году он был рукоположен в сан священника.

Служение отца Антония в Никитском храме Ярославля началось с необычайного происшествия — наводя порядок в недавно открывшемся храме, он обнаружил записку следующего содержания: «Я глухонемая, очень хотела бы ходить в храм, исповедоваться и причащаться, подскажите, как это можно сделать?». С автором записки батюшка так никогда и не встретился, но она навела его на мысль о том, что свое знание языка глухонемых он должен как-то реализовать. И тут же подвернулся случай — в храм зашли две женщины, которые встали в сторонке и начали общаться жестами. После службы отец Антоний подошел к ним и заговорил на их языке. Оказалось, что Татьяна Александровна Кузнецова — сотрудник Ярославского общества глухих. Она попросила отца Антония прийти к ним в общество и поговорить со слабослышащими.

В Ярославской, да и в других соседних областях это был первый опыт работы православного священника с глухими прихожанами.

Общение с инвалидами по слуху требует от священника немалого такта и изобретательности. Недостаточно просто дословно перевести проповедь на язык глухонемых. Очень много понятий на языке жестов просто не существует. «К примеру, я рассказываю о том, что жил какой-то подвижник благочестия, — говорит отец Антоний, — глухонемые зачастую понимают это слово буквально — подвижник это тот, кто много двигается. Приходится находить совершенно другие слова — человек, который много трудился ради Бога и так далее».

Есть особенности и у исповеди — многие грехи слабослышащие просто не понимают, приходится объяснять их значение на простых примерах. Хотя, с другой стороны, в какой-то степени с инвалидами работать легче, чем с обычными людьми, — они быстрее откликаются на Божие слово, в них больше той детской простоты, чем у полноценных в физическом отношении людей, которые из-за обилия информации утеряли живое общение с Богом, и им, больным, порой открывается гораздо больше.

В это начинаешь верить, когда послушаешь рассказы «молчаливых прихожан». К примеру, Виктор Белоногов, с которым мы разговаривали через его жену-переводчицу, поведал, как, приехав на святую гору Афон, где он также проводил работы по ремонту крыш, он внезапно стал… слышать. «Я проснулся ночью и услышал шум моря, — рассказывает Виктор, — это было совершенно потрясающее впечатление. Потом слух несколько раз то появлялся, то снова пропадал».

«Господь даровал нам здоровье, зрение, слух и голос, — говорит отец Антоний, — порой мы не ощущаем себя счастливыми оттого, что обладаем этими дарами, а ведь рядом столько людей, которые лишены этого! Глядя на тех, кто в чем-то ущербен, мы учимся любви, состраданию и благодарности и сами становимся выше и чище».

Общий язык

Настоятель Спасо-Вифанского монастыря
(г. Сергиев Посад) иеромонах Даниил:

— Описанный случай не уникален. Подобная практика окормления священниками инвалидов по слуху и зрению есть во многих городах России. Ближайшие примеры — Ново-Симонов монастырь в Москве и интернат для слепоглухонемых в нашем Сергиевом Посаде. Долгие годы с интернатскими детьми занимался отец Зенон, который в совершенстве овладел сурдопереводом. Сейчас шефство над воспитанниками интерната взял иеромонах Мелетий. С детьми также работает группа студентов Московской духовной академии. Что и говорить, ребята вкладывают всю душу в это богоугодное дело. Мне не раз приходилось наблюдать, как они привозили детей к святому источнику или в лавру и как общались с ними — ладошка в ладошку.

http://www.tribuna.ru/material/200 106/14−1.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru