Русская линия
Православие и современность Мстислав Ростропович20.01.2006 

Икона великой княгини

Мы предлагаем читателям премьеру рубрики «Рассказанная история». Здесь мы будем публиковать непридуманные истории о том, как проявляется воля Божия в жизни самых разных людей — через святыни, через необычные события… Сегодня подобную историю рассказывает Мстислав Леопольдович Ростропович.

Икона Великой княгини— Однажды я познакомился с удивительным немцем. Это произошло в английском городе Ольдборо на знаменитом музыкальном фестивале, основанном моим другом композитором Бенджаменом Бриттеном, в концерном зале Видмор-холл.

Во-первых, этот немец поражал своими необъятными размерами, а во-вторых, был очень милым человеком. Мы как-то очень быстро с ним и его женой Гретой (кстати, она была родом из Эдинбурга) подружились. И вот супруга его мне и говорит: «Я хотела тебя предупредить — не смей говорить с мужем о последнем русском царе». Спрашиваю: «А почему я вообще с ним должен говорить о царе? И почему ты меня предупреждаешь?».- «А потому, что мой муж из семьи русской царицы, из семьи фон Гессен». Оказывается, мой немец был последним представителем фон Гессенов. После его смерти род прервался…

В последний раз мы с ним виделись за границей в декабре 1969 года. Потом четыре года меня никуда не выпускали из Советского Союза… Он позвонил мне: «Слава, это фон Гессен тебя беспокоит. У меня рак, я умираю. Очень хочу с тобой попрощаться». Я приехал к нему, и он повел меня в маленькую спальню. Здесь стояла мебель, на стенах была кожаная обивка с царскими вензелями. Но видно, что в комнате никогда не ночевали… Фон Гессен подошел к стене, на которой висело множество фотографий, и снял с гвоздика маленькую икону Спасителя. Протянул мне со словами: «Вот, возьми это. Возьми и никогда с ней не расставайся». И рассказал мне историю образка…

…Когда великую княгиню Елизавету Федоровну, родную сестру императрицы Александры, в 1918 году в Алапаевске бросили в шахту, она прожила еще два дня. Целых два дня люди слышали ее молитвы. Она молилась до тех пор, пока не преставилась… Перед казнью княгиня какой-то монахине отдала икону Спасителя, которую хранила всегда при себе. Она попросила передать образ ее семье, которая жила в Германии. «Ничего не говорите моим. Просто отдайте. Получив эту иконку, они сразу поймут, что меня больше нет на этом свете».

Именно эту икону дал мне фон Гессен. И именно с ней я связываю чудо, да-да, чудо, произошедшее на таможне во время вынужденного отъезда из СССР в 1974 году…

Я уехал из страны первым. Галя осталась в Москве — дети должны были окончить школу. Взял я с собой свою собаку, ньюфаундленда, виолончель и чемодан. И конечно, со мной была икона, подаренная фон Гессеном. В Шереметьево посадка происходила на втором этаже в огромном зале. Справа располагался буфет. Когда объявили посадку, выяснилось, что я — единственный. Прохожу магнитное кольцо. Звенит. Таможенник спрашивает: «У вас с собой что-нибудь металлическое?».- «Нет».- «Пройдите еще раз». Прохожу еще раз. Опять звенит. Тогда ко мне подошла девушка, в руке аппаратик с двумя усиками. И усиками этими начала по моей одежде водить. Дошла до кармана пиджака — аппарат зазвенел. Мне говорят: «Покажите, что у вас в кармане». Вынимаю икону. А за маленьким столиком рядом сидел еще пограничник и заполнял какие-то формы. Он мне говорит. «Дайте икону». Я даю. Он посмотрел на нее и начал что-то записывать. Спрашиваю: «А что вы пишете?».- «Делаю запись о конфискации. Это нельзя вывозить». Тут у меня сердце и упало. Говорю ему: «Вы знаете, что я музыкант, да? Это — мой талисман. Понимаете, я без него не смогу играть, не смогу концерты давать. Отдайте. Ведь это простая медь, не серебро, не золото. Отдайте, мне трудно будет без этого».- «Нет, у нас правила. Сыграете как-нибудь без талисмана». Продолжает писать. Мне стало просто плохо. И вдруг позади меня (никого не было там, я клянусь!) раздается истерический женский голос: «Вы с ума сошли? Что вы делаете? Это великий музыкант. Он не сможет играть! Вам-то на это наплевать, а нам? Мы русские люди…». Женщина кричала так громко, буквально орала, что из буфета стали выбегать люди, причем в основном иностранцы. Женщина кричала на пограничника не переставая, а они подбежали ближе и меня спрашивают: «Что происходит?». Объясняю: «Солдат отнял у меня мой талисман, без которого я не могу играть».- «О-о-о, невозможно, так нельзя…». И иностранцы тоже начали наседать на пограничника — все вместе, хором. Тогда он швырнул икону на стол и закричал: «Убирайтесь отсюда вместе со своим талисманом!». И я пошел в самолет. Чудо… Женщина, моя защитница, выросла как из-под земли…

Эта икона до сих пор со мной.

Записала Наталья Волкова
Фото Алексея Леонтьева

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/03person/48.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru