Русская линия
Санкт-Петербургские ведомостиПротоиерей Александр Борисов13.02.2009 

Святейший кормчий

Считается, что церковные выборы совсем не похожи на светские. Никто из священнослужителей не выдвигает себя на высший церковный пост, наверх не выходят разногласия между иерархами, а верующие не выражают свой выбор на митингах и демонстрациях. Да и у простого мирянина, более-менее отслеживающего предвыборные церковные события, складывается впечатление, что борьба идет не между программами претендентов, а между их именами.

Но нынешние патриаршие выборы, которые фактически в постсоветской России прошли впервые (Алексий II избирался в 1990 году в другой стране и другой ситуации), очень роднит с недавними президентскими выборами одно обстоятельство — полная предсказуемость их итогов и даже цифровых результатов. Напомним, что за главного фаворита «светских» президентских выборов Дмитрия Медведева в первом же туре проголосовали больше 70% избирателей, а митрополит Кирилл, ставший после смерти Алексия и. о. патриарха, набрал на Поместном соборе в единственном туре около 72% голосов.

Впрочем, отметим, что предсказуемый победитель совсем не означает малодостойный или нелегитимный.

О новом патриархе можно сказать с очевидностью, что к высокому посту главного церковного кормчего он готовился всю жизнь.

Кирилл (в миру Владимир Гундяев) родился в 1946 году в Ленинграде в семье потомственного священника и школьной преподавательницы немецкого языка. Дед будущего патриарха в годы советской власти за церковную деятельность был сослан на Соловки. В школе юный Володя ничем особым не выделялся, разве что тем, что пионером и комсомольцем не был. Зато в Ленинградской духовной семинарии, в которую он поступил после окончания школы, таланты будущего первосвященника раскрылись в полной мере. Ее уже иеромонах Кирилл закончил в 1970 году с отличием и степенью кандидата богословия и сразу был оставлен преподавателем. Вскоре молодого, подающего надежды профессора богословия заметил митрополит Ленинградский Никодим, сделав его своим личным секретарем. Дальше карьера отца Кирилла пошла невиданными темпами.

В 23 года его возводят в сан архимандрита и назначают представителем Московского патриархата при Всемирном совете церквей в Женеве. В 1974 году в возрасте 28 лет он становится ректором Ленинградской духовной академии, через три года возведен в сан архиепископа, в 1984 году назначается архиепископом Смоленским и Вяземским. Через пять лет его назначают председателем отдела внешних церковных сношений (своеобразный церковный МИД) и постоянным членом Синода. Наконец, в 1991 году архиепископ Смоленский и Калининградский Кирилл возводится в сан митрополита.

Блестящий по всем иерархически-церковным канонам послужной список. Думается, даже обнародованные в прессе несколько лет назад сведения, что якобы в советские времена Кирилл был агентом КГБ под кличкой Михайлов, а в середине 1990-х он занимался беспошлинной продажей сигарет, средства от которой шли на гуманитарные нужды церкви, вряд ли могли подмочить его репутацию. Сведения так и остались не подтвержденными слухами.

Как правило, у наших церковных иерархов практически нет личного выражения лица, особенно если смотреть на них глазами светских людей. Митрополит Кирилл, наоборот, воспринимался совершенно иначе. И вел себя, кстати, иначе. Скорее, как католический или протестантский епископ, который по возможности старается комментировать все события не только церковной, но и светской жизни. Конечно, к этому Кирилла обязывала должность, занимаемая им на протяжении 20 лет, — руководитель внешних церковных сношений, — дающая возможность говорить больше, чем обычно принято в Русской Православной церкви, а также производные от этого возможности. В частности, ведение в течение полутора десятков лет на «Первом канале» телевидения еженедельной программы «Слово пастыря». К тому же редкий для нынешних православных иерархов дар говорить особым, понятным для светских слушателей языком. Несомненно, его можно назвать златоустом Православной церкви, к тому же помимо отменных ораторских способностей он свободно говорит на английском, французском и немецком языках.

И в своих публичных выступлениях, и, похоже, по сути новый патриарх является сторонником могущественного государства, считающим, что у России всегда будет свой путь, отличный от стран западной демократии.

Как ни покажется странным, но в церковных делах у нового патриарха проблем больше, чем в отношениях с государством. Прежде всего из-за того, что в постсоветское время Православная церковь развивалась бурно, но экстенсивно. С 1991 года по всей России стали ударно строиться монастыри, множились приходы. Естественно, появилось огромное количество вновь подготовленных священников. Церковь превратилась в огромное хозяйство, требующее привести его в порядок и структурировать. Интересная цифра, озвученная недавно и характеризующая нынешнее состояние церкви и российского общества: хотя число православных приходов в прошлом году превысило 25 тысяч, лишь 10% россиян регулярно посещают храмы, притом более 75% наших сограждан причисляют себя к православным…

Мнения о том, каким будет новый предстоятель РПЦ, среди наблюдателей расходятся. Одни считают, что он останется ярким харизматиком, своеобразным церковным либералом и модернистом. Другие полагают, что патриарх Кирилл вынужден будет считаться с консервативными взглядами, существующими в высшей церковной среде, и сам станет сдержан и традиционен. Как говорится, будущее покажет.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 256 138@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru