Русская линия
Столетие.Ru Александр Храмчихин12.02.2009 

Барак Обама готовит разоружение… России?
О возможных последствиях предложения о взаимном сокращении ядерных арсеналов России и США

Гипотетические предложения новой администрации США о сокращении стратегических ядерных сил Вашингтона и Москвы до одной тысячи боеголовок, если они станут реальностью, могут породить совершенно новые проблемы.

Во-первых, в случае столь радикальных сокращений США и РФ, по сути, теряют свое абсолютное превосходство в стратегических вооружениях над другими ядерными державами. Как минимум, ядерный арсенал Китая, в этом случае, будет уже сопоставим и с российским, и с американским. Причем, этот фактор имеет гораздо большее значение для России, нежели для США. Дело в том, что на КНР, в отличие от России и США, не распространяется действие Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. А именно такие ракеты и составляют основу ядерного арсенала Пекина. Они не достигают территории США, зато «покрывают» территорию нашу. Количество межконтинентальных баллистических ракет, способных поразить цели в США, у Китая, видимо, не превышает 50, а вот число ракет средней дальности, от которых уязвима лишь территория России, составляет несколько сотен. Соответственно, при сокращении наших СЯС (стратегические ядерные силы) до одной тысячи боеголовок китайские силы практически уравниваются с российскими, но, по-прежнему, в разы отстают от американских.

При этом Пекин имеет колоссальное преимущество над Москвой в обычных силах, в первую очередь — в мобилизационных ресурсах при наличии общей сухопутной границы протяженностью 4.3 тысячи километров и сохранении скрытых территориальных претензий Китая к России. Таким образом, в случае радикального сокращения СЯС, Россия будет заинтересована в том, чтобы КНР присоединилась к договору об РСМД, однако не существует никаких инструментов, способных принудить Пекин к этому.

Другим критическим аспектом будущего гипотетического соглашения для РФ будут крылатые ракеты морского базирования: до сих пор они были исключены из всех договоров, касающихся ограничений и сокращений СЯС.

В более широком аспекте речь идет о значительном превосходстве США над Россией в обычном — неядерном — высокоточном оружии и средствах противоракетной обороны.

Итак, в случае обозначенного сокращения Америка может полностью отказаться от морской составляющей СЯС. Она оставит себе пару сотен МБР «Минитмен-3» — по три боеголовки на каждой, по паре десятков стратегических бомбардировщиков В-52Н — по 20 крылатых ракет и В-2, которые подобного оружия не несут, поэтому каждый самолет засчитывается за 1 заряд. А все атомные подводные лодки типа «Огайо» с баллистическими ракетами — сейчас их 14 — будут переоборудованы в носители КРМБ. Данная технология уже отработана на первых четырех субмаринах данного проекта: вместо 16 баллистических ракет «Трайдент-2» на них установили по 154 крылатых ракеты. В этом случае 18 лодок будут нести суммарно 2.772 КРМБ.

Кроме того, в составе ВМС США имеется 52 многоцелевые подводные лодки: 3 — типа «Си вулф», 4 — типа «Вирджиния», (всего планируется построить до 30 таких субмарин), и 45 типа «Лос-Анджелес», которые постепенно выводятся из состава ВМС. Все «Вирджинии» и 31 «Лос-Анджелес» имеют по 12 шахт для КРМБ, то есть суммарно несут 420 крылатых ракет. Более того, все 52 подлодки имеют возможность запускать крылатые ракеты и через обычные торпедные аппараты, значит, количество КРМБ на них может быть еще выше. Соответственно, если все «Огайо» будут переоборудованы под крылатые ракеты, США станут иметь на многоцелевых подлодках от 3.2 до 3.5 тысяч крылатых ракет морского базирования, ни в какой зачет не идущих.

Наконец, 22 крейсера типа «Тикондерога» и 52 эсминца типа «Эрли Берк» оснащены системой «Иджис» с установками вертикального пуска Мк41. В каждой ячейке такой установки может находиться либо крылатая ракета «Томагавк», либо зенитные ракеты большой дальности «Стандарт», либо 4 зенитных управляемых ракеты малой дальности «Си Спарроу», либо противолодочная ракета «Асрок». Сегодня 74 крейсера и эсминца с «Иджисом» суммарно имеют на борту 7.478 ячеек установок вертикального пуска, предполагается построить еще 9 «Эрли Берков», тогда это число возрастет до 8.342.

Крылатые ракеты являются в высшей степени удобным оружием. Они относительно дешевы — примерно миллион долларов за штуку, их очень трудно обнаружить и сбить, они обладают очень высокой точностью. При этом обеспечивают очень высокую гибкость своего применения, поскольку существуют как в ядерном, так и в нескольких «обычных» вариантах. США уже имеют огромный опыт их применения в локальных войнах, начиная с операции «Буря в пустыне» в 1991-м.

Что касается зенитных ракет «Стандарт», то они весьма эффективны в поражении обычных аэродинамических целей, а модификация Эс-Эм-3 успешно испытана в качестве противоспутникового оружия, следовательно, обладает возможностями средств ПРО и может использоваться против любых баллистических ракет, включая МБР. Таким образом, крейсера, эсминцы и многоцелевые атомные подводные лодки ВМС США обладают колоссальными ударными и оборонительными возможностями, причем обеспечивают очень высокую мобильность и гибкость применения вооружений. При этом на них не распространяются никакие договорные ограничения.

Что у нас? Российский ВМФ имеет примерно 20 атомных подводных лодок, способных запускать КРМБ через торпедные аппараты. Однако из них вряд ли больше половины способны выйти в море, значит, общее число крылатых ракет на наших боеготовых субмаринах, видимо, не превышает 100 единиц. При этом российские крылатые ракеты — как морского, так и воздушного базирования — существуют исключительно в ядерном снаряжении, поэтому не могут быть применены в обычных войнах.

На надводных кораблях ВМФ РФ нет ничего, даже отдаленно напоминающего систему «Иджис». Существующий в единственном экземпляре атомный крейсер «Петр Великий» формально обладает огромной боевой мощью, тем не менее, он предназначен только для морского боя. Причем, и здесь его гибкость почти нулевая: его целями могут быть только крупные надводные корабли. А действовать против береговых целей или решать задачи противоракетной обороны он почти не может. Остальные наши немногочисленные корабли океанской зоны также обладают в этом плане нулевым потенциалом.

Таким образом, США легко пожертвуют своими стратегическими ядерными силами, чтобы минимизировать российские.

СЯС обременительны, они поглощают огромные средства, при этом их невозможно применить в реальном бою. Поэтому их лучше сократить и оставить лишь как некую «суперстраховку» — на самый крайний случай. Не доводя дела до всемирной экологической катастрофы, американцы смогут обезвредить СЯС РФ с помощью высокоточного неядерного оружия, в первую очередь — КРМБ, а немногочисленные остатки добить с помощью ПРО морского базирования. Администрация Барака Обамы, не сильно страдающая, в отличие от администрации Джорджа Буша, антитеррористической паранойей, спокойно отправит «на свалку истории» ПРО наземного базирования. Что будет подано в качестве уступки Москве.

Значит, применительно к России — в случае реализации плана Барака Обамы — все относительно ясно. В составе ВМФ останутся 4−5 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 667БДРМ. Каждый из них будет нести по 16 баллистических ракет подводных лодок Р-29РМ, по 4 боеголовки на каждой. В ВВС сохранятся 15 Ту-160 — по 12 КР на каждом и, может быть, несколько наименее старых Ту-95МС — по 6 или 16 КР, в зависимости от конфигурации. В РВСН будет примерно 200 «Тополей» различных модификаций и пара десятков РС-18 и РС-20, которые, может быть, станут понемногу заменять на виртуальные пока РС-24. Собственно, к такой конфигурации наши СЯС движутся сами по себе, без всяких договоров. И это, кстати, главная причина, по которой Москва не сможет от договора отказаться.

Ситуация с морской составляющей СЯС еще хуже. Авантюра с «Булавой», создание которой было поручено организации, никогда не занимавшейся баллистическими ракетами подводных лодок, уже окончилась крахом: если 90 процентов испытаний изделия неудачны — а пока ситуация именно такова — то шансов его принятия на вооружение нет. Возобновление производства Р-29РМ — паллиативное решение, поскольку ракетные подводные крейсера стратегического назначения проекта 667БДРМ придется списывать в обозримом будущем. А новые лодки проекта 955 рассчитаны на «Булаву», которой не будет. Что касается авиационной составляющей, то и ее пополнять нечем, кроме того, в наших СЯС она всегда была наименьшей, иногда — вообще чисто символической.

Вот так мы сами «скатываемся» к той самой тысяче боеголовок — если не меньше — независимо от того, будет подписан гипотетический договор с США, или нет. Логичным станет его подписание, невзирая на все описанные выше обстоятельства — тем самым сохраняется хотя бы формальное равенство с США.

Альтернатива одна: подавляющее превосходство США и в СЯС, и в высокоточном оружии. И паритет в СЯС с Китаем — при колоссальном отставании от него в обычных силах.

И Советский Союз, и Россия долго и последовательно, как мы выражались, боролись за снижение уровня ядерных потенциалов. Москва всегда попрекала Запад нежеланием сохранить мир на Земле. Сегодня — к нашей неожиданности… — президент США подает сигналы о готовности Америки разоружаться.

Теперь надо лишь решить: готовы ли это сделать мы. Без ущерба для собственной безопасности. И есть ли у нас возможность от подобного предложения отказаться.

Александр Храмчихин — заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа

http://stoletie.ru/tekuschiiy_moment/barak_obama_gotovit_razoruzhenie_rossii_2009−02−11.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru