Русская линия
Одна Родина Николай Яременко09.02.2009 

Гибнущие докучаевские бастионы

Русь, куда ж несёшься ты?

Дай ответ. Не даёт ответа.

Н. В. Гоголь

Год 2009-й для Полтавщины щедр на юбилеи: это и «Гоголь-200», и «Полтава-300», но это ещё и 200-летие первой в мире лесополосы, которая была заложена вблизи хутора Трудолюб Миргородского района. То, что деревья защищают почву от суховеев, задерживают снег, а опавший лист согревает и удобряет почву, впервые заметили и использовали в Российской империи. Именно это стало главным в работах В.В.Докучаева по «строительству степного дома»…

Было в народной памяти всякое, но такой беды, как в 1892 году, малороссы ещё не испытывали. Вслед за малоснежной зимой и сухой весной разразились пыльные бури, бушевавшие с небольшими перерывами в апреле, июне, августе, а затем в конце декабря. Во многих местах чернозём был полностью унесён, засыпало дороги, села. Поднятую в воздух пыль донесло до Германии и Швеции. Грязевые дожди прошли в С.- Петербурге и Стокгольме. Солнечные лучи не могли пробиться к земле… Причина была проста: арендаторы извели дубравы и гаи не столько для экспорта, сколько для многочисленных гурален.

Такая беда не появляется случайно, неожиданно, она — результат нагромождения не всегда заметных нарушений в природе. «Згуба велыка» возвращается сегодня на Украину вырубкой лесных полос, уничтожением малых рек, распахиванием защитных полос водоёмов, уничтожением гумуса. Доказано, что даже при экологически щадящем природопользовании для недопущения деградации природных ландшафтов необходимо, чтобы стабильная растительность — леса, луга, защитные полосы — имела не менее трети территории. Этого правила придерживаются большинство европейских государств. Например, в Германии пашня составляет всего 30% ландшафта, в Англии — 20%, а вот на «лесостепной» Полтавщине всего 5% земли находятся под лесом, а есть районы (Глобинский), где пахота составляет 96%.

Создать надёжную защиту от невзгод в степи и лесостепи от пагубы на урожаи и отстоять независимость от супостата — два дела равнозначащие, без которых немыслимо существование Отечества.

Пылит черноземная нива

На огромных пространствах степей до сих пор свирепствуют знойные ветры и пыльные бури, сухость и зной, каждый раз несущие недороды. И сейчас В. В. Докучаев мог бы вместе с нами сказать: в наших степях и лесостепях возрастает нерегулярность атмосферных осадков, уменьшается их количество, увеличивается поверхностный водный сток от дождей и таяния снега без просачивания в почвы и грунтовые воды, повышается испарение с поверхности почв и водоемов, ухудшаются физические — водные и воздушные — свойства чернозёмов, возрастает их «сработанность» и снижается биологическая активность, а потому нарастает в степях сухость.

Отзываясь на бедствие, случившееся в 1892 году, Д. И. Менделеев писал: «Недостаток лесов очень силён именно там, на русском поле (губернии Екатеринославская, Херсонская), где польза от разведения была бы особенно ощутительною… Вопрос засадки лесом южных степей разрешим и настолько важен для будущего России, что считаю его однозначащим с защитой государства».

В октябре 1948 года было принято постановление ЦК ВКП (б) и Совета Министров СССР «О плане полезащитных насаждений, строительстве прудов и водоёмов для обеспечения устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР». Однако этот «Сталинский щит докучаевских бастионов» не был выстроен до конца, так на землях нынешней Украины он был выполнен лишь на 40%. Хотя и не было никаких оснований для разочарования в защитном лесоразведении в наших степях, с наступлением «незалежности» были прекращены все программы по устройству лесополос и защитных полос дорог, водоёмов. А с приходом в Минэкологию костенок и зайцив, навязавших «от РУХа — разруху», и «кучмовскими реформами, принесшими руину и злыдни селу», началось планомерное истребление лесополос. Так, в Полтавской области они уничтожены более чем на 50% от имевшихся к началу «самостийности».

Сегодня пыльные бури — частое явление не только в Днепропетровской, Запорожской, Херсонской степных областях, но и когда-то лесостепных Полтавской, Кировоградской, Черкасской. Другой бедой является сильное «утомление», истощение запасов гумуса. Потеряны чернозёмы с содержанием гумуса 9−15%, в лучшем случае их осталось около 3% по отношению к измерениям Докучаева. Одной из причин является не только «обработка фермерами полей жигулями» и повсеместное насаждение ими гумусных вампиров по три года на одном и том же поле подряд, например подсолнуха, но и отсутствие органических удобрений. Взамен пришел дисбаланс химических веществ в чернозёмах, и особенно избыток пестицидов, нитратов и нитритов, — распространение которых принимает бедственный характер. После дождей появляются не только «белые чернозёмы» на полях Глобинского района, но и содержание пестицидов и нитратов в воде сельских колодцев в сотни раз (!) превышает ПДК, а в прудах даже лягушки дохнут.

«Одна из основных проблем, — говорит академик УННП Н. И. Залудяк, бывший крестным отцом экологического министерства Украины, — высокая распаханность земель. В Украине распахано 85% сельскохозяйственный угодий». Но не только вице-президенту УАННП, предводительствовавшему когда-то лесостепной Полтавщиной, а и простому агроному понятен итог распаханности — уничтожение почв от интенсивных эрозийных процессов. В Украине это происходит сегодня на площади 12 млн. гектаров сельхозугодий. Итоговые потери гумуса ежегодно составляют 32−33 млн. т, что эквивалентно 320−350 млн. т органических удобрений. Эрозия и обнищание почв стали основным фактором разрушения украинского ландшафта, привели к загрязнению и гибели ручьёв, речушек, прудов.

Под защитой лесополос

Сухость и зной каждый раз несут недороды. А что там, где стоят докучаевские лесозащитные бастионы?

Система лесных полос коренным образом преобразует воздушные потоки, меняет их скорость и структуру, способствует их подъёму, а тем самым и их увлажнению и увеличению количества осадков. Уже давно было подмечено: там, где леса в степи сгущаются, сгущаются над ними и тучи. То есть если мы хотим в лесостепи иметь добротный «дом», то ширина межполосных полей должна быть не более 500 м.

Под защитой лесных полос поля площадью 30−40 гектаров накапливают на 30% больше снега, чем открытые степи. Когда же поля занимают 10−15 га, то вся снеговая вода остаётся на полях, увлажняя и питая их. С этого начинается изменение природы степей в сторону меньшей континентальности, большего увлажнения. В открытых степях, скажем, постоянно дует ветер со скоростью 7 м/с, а среди лесных полос — затишье или слабый ветер со скоростью 1−3 м/с. С наветренной стороны влияние лесных полос прослеживается более чем на километр. Вместе с этим под защитой леса меняется температура воздуха и его влажность. Этого бывает достаточно, чтобы умерить губительное действие суховеев.

Украинские степи сегодня лишились своего естественного покрова — степной густой растительности и дёрна, задерживающих снег и воду и прикрывающих почву от морозов и ветров. Описанных Н. Гоголем степей на Полтавщине не найти. Не говоря уже о былом разнотравье и разнообразии фауны. Над «белыми чернозёмами» Полтавщины шныряют лишь чёрные круки. На месте степной растительности раскинулись пашни. А в порубанных и выпаленных лесополосах, что давали пристанище птице, прохладу для отдыха земледельцу, — мусоросвалки. В остатках лесополос, хмызом обогревавших бедняков зимой, подкармливавших незаможних крестьян грибами и ягодами, а их скот листвой, нынешние батраки «эффективных собственников платных туалетов на Печерских холмах» «складируют» полиэтиленовые мешки из-под минеральных удобрений и другой химии.

В 1900 году в Полтаве В.В. Докучаев выступил со знаменательной речью перед земством: «Я буду беседовать с вами о царе почв, о главном богатстве России, стоящем неизмеримо выше богатств Урала, Сибири — всё это ничто в сравнении с ним, нашим русским черноземом. Есть чернозем и в Венгрии, и в Северо-Американских Соединенных штатах, но там он не тот: это солонцеватый чернозем — „окост“, а наш русский чернозём „сладок“. Для защиты его есть у человека великий, в борьбе с деградацией, верный и незаменимый хранитель земли, душа живая, наиболее устойчивая преграда процессам разрушения — лес».

В том же году в книге «Наши степи прежде и теперь» В.В. Докучаев писал: «Леса, защищавшие местность от размыва и ветров, способствовали сохранению почвенной влаги и поднятию грунтовых вод, эти важнейшие регуляторы атмосферных вод и жизни наших озёр, рек и источников, уменьшились более чем в пять раз».

В 1892 году В. Докучаев организовал и возглавил специальную экспедицию, в которую вошли «лучшие умы Отечества», по испытанию и учету различных методов и приёмов ведения лесного хозяйства и водного хозяйства в степях России. Именно ее выводы были положены в создание «Сталинского щита». К сожалению, к разработке норм, определяющих относительные площади пашни, лугов, лесов и вод, украинская «незалежна» наука только собирается приближаться после проведенных прихватизации и распаевания.

То, что землю надо спасать, доказывать не требуется. Земельные ресурсы Украины, при напрочь отсутствующем ландшафтном мышлении «зверхныкив», при несоблюдении элементарных требований экологии и законов, находятся в глубоком кризисе, и не видно пока спасения от бездумных и бездушных временщиков. Борьба за власть давно стала важнее настоящей заботы о природных ресурсах. Кричим о собственности на землю, но «управление окружающей средой» требует масштабного, общегосударственного подхода — иначе не решить природоохранные проблемы. За последние 16 лет не высажен ни один метр лесополос или защитных полос водоёмов — вопреки требованиям Земельного Кодекса Украины (ст. 60, 61), Водного Кодекса Украины (ст. 88, 89), международных Рамсарской конвенции и Афро-Евразийского договора о сохранении биотопов… Несмотря на то, что на Украине более десяти ведомств пасётся на экологическом поле, дерибаня деньги из госбюджета.

Когда В.В.Докучаев предлагал создать экологическую службу, он видел её ведающей двумя вопросами — гумусом и лесополосами. Когда создавалось министерство сельского хозяйства Украины, ему также вменялись в обязанность землеустройство и землезащита. А за что теперь отвечают названные две конторы?

Выстоят ли остатки степей, леса, лугов, ставков, сроднённых в наше исковерканное и безнравственное время с народом, прозываемым ныне украинским? Для этого оставлен единственный шанс — твёрдо взять себе за правило: мы не получили природу в наследство от своих предков, мы взяли её на время у наших детей.

А начать предлагаю с технического водного канала Хорол, так теперь официально называется «Хорол ричка, не та», на берегах которой не найти ни одного куста калины — символа страны. Так вот, если каждый чиновник области, получающий гривны от экологии, посадит по кустику, возможно, Хорол вновь станет рекой, а мы — народом.

http://www.odnarodyna.ru/articles/6/492.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru