Русская линия
Аргументы и факты Наталья Нарочницкая18.01.2006 

«Россию спасает лишь инерция добра»
Грозит ли России межнациональная резня? Почему традиционные ценности важнее «чистоты крови»?

БАНДИТСКИЕ выходки в московской и ростовской синагогах вновь вызвали бурю эмоций и жаркие споры. Они, казалось, только-только поутихли после недавней серии нападений на антифашистов и иностранных студентов в Питере, Москве и Воронеже. Российские политики, естественно, не преминули воспользоваться ситуацией и наделать с думской трибуны множество громких заявлений.

Проблема национализма в последнее время не оставляет шансов на спокойную жизнь уже нигде. Подтверждение тому — беспорядки в благополучной на первый взгляд Франции и уж, казалось, в совсем сонной и безмятежной Австралии. И пока в России дело не дошло до таких же кровавых погромов, нам стоит использовать свой шанс. То есть не ограничиваться громкими, но, как правило, поверхностными заявлениями, которыми часто бросаются политики, играя кто в националистов, кто в интернационалистов, а как можно глубже заглянуть в причины проблемы.

Главный редактор «АиФ» Николай ЗЯТЬКОВ беседует об этом с депутатом Госдумы, доктором исторических наук Наталией НАРОЧНИЦКОЙ.

— НАТАЛИЯ Алексеевна, почему одни нации сегодня сохраняют сплоченность и ведут себя очень активно по сравнению с другими, более аморфными?

— Дело в бурной энергетике «новых» цивилизаций и их колоссальном демографическом потенциале. Несколько веков назад Европа тоже являла миру фантастическую энергетику. Это было время грандиозных технических и географических открытий, завоевания территорий и постоянных конфликтов. Католики и протестанты резали друг друга вообще под «ваххабитским» лозунгом: «Убьём их всех, а Господь разберёт своих и чужих».

Дряхлость Европы сегодня в том, что на фоне материального богатства утрачен пламенный христианский порыв, который и сделал Европу в своё время великой! У нее были великие ценности, за которые и аристократ и крестьянин готовы были умирать: вера, отечество, честь, долг, любовь. На бытовом уровне — целомудрие, семья, дети, церковь, обычай. Это, а не микроволновая печь и есть цивилизация!

Сейчас обленившаяся Европа не желает сама мести свои улицы, проповедует философию жизни ради удовольствий. В результате утрачивается даже инстинкт продолжения рода. Если иронизировать, то главная тема, которая волнует среднестатистического европейца, — это кариес и выбор зубной пасты. Это уже никакая не нация, а совокупность граждан со штампом в паспорте. У такой общности нет внутренней энергетики. Поэтому мигранты и не видят никакой культуры, влиться в которую для них было бы привлекательно. Они просто живут в Европе, пользуются её благами и перековывают её под себя.

Демократия без ценностей — пустая оболочка

— НАСКОЛЬКО всё то, о чём вы говорите, можно отнести к России?

— Наши проблемы ещё острее, несмотря на то что у России был особый путь. Как писал историк Ключевский, в дружинах ещё дохристианских князей на Руси в отличие от Западной Европы был полный «интернационал». А вспомните повесть Куприна «Поединок», где есть сцена приведения полка к присяге. Православный священник приводит к присяге православных, ксёндз — нескольких католиков, раввин — евреев, за неимением пастора штабс-капитан Диц приводит к присяге протестантов, а магометан — поручик Бек-Агамалов. И было в полку три черемиса-идолопоклонника. Им протягивают на кончике шашки хлеб, съедая который они клянутся в верности государю. Государь и терпимая к иноверцам Православная церковь были той скрепой, на которой держалось единство. Все знали, что каждый сможет молиться своим богам, а принадлежность к сильному государству была самостоятельной ценностью.

— Почему же тогда сегодня в России призывы к очищению от иноверцев и инородцев звучат всё громче? Вот и ваша партия «Родина» в этом отметилась. Ну хорошо, сначала выгоним африканцев и других «чужаков». А что делать с теми согражданами, которые исповедуют ислам, иудаизм или буддизм?

— «Родина» как раз о другом говорит: мы призываем не закрывать глаза на проблему, которая сегодня проявляется и в Западной Европе, и в России, ярче всего — именно в Москве… Проблема в нас самих, в наших безликости и аморфности, которые не вызывают уважения.

В Европе понятие нации отмирало постепенно, а у нас его в один момент «отменили» большевики. Хорошо, кодекс строителя коммунизма хотя бы по сути повторял евангельские ценности. Но «трубадуры либеральной империи» взяли на вооружение вообще только рационалистическое и материальное. У нас сегодня проповедь свободы от традиционных ценностей ещё воинственнее, чем в Западной Европе. От человека остается только животное — посмотрите, какой панический страх перед старением и смертью! А ведь когда-то Иван говорил: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать!» Сейчас же главная трагедия, если ты, как говорят, «физикалли не фит». То есть не можешь похвастаться стройным телом…

Но Россию по-прежнему спасает лишь инерция добра. Люди снова начинают ходить в церковь. А на вопрос, какое преступление нельзя оправдать никакими обстоятельствами, уже 90% опрошенных отвечают — измену Родине. Кстати, те же опросы показали большое уважение и тягу к демократии. Но нужно понимать, что демократия — это всего лишь механизм гармонизации ценностей и интересов, но не сами ценности. Нам же проповедуют нравственный и ценностный нигилизм. Такая нация уязвима, она становится материалом для других.

Убивать приезжих — низость, уродство и глупость

— НО ЧТО делать, если и западноевропейское, и российское общество сейчас действительно больше напоминает пустой сосуд, который заполняют собой и своими ценностями мигранты?

— Вот нам и нужно задуматься, как из народонаселения, занимающего некую территорию, снова превратиться в нацию. Я ни в коем случае не имею в виду «чистоту» крови. И хватит нападать на восстановление православного воспитания и образования, которое поможет возродить в обществе традиционные ценности! Проблема сейчас именно в том, что мы находимся в «разобранном» состоянии.

— Здесь своё веское слово обязано сказать государство…

— Но оно пока не перестает разочаровывать. В его силах взять на себя регулирующую функцию и, например, обозначить нравственные рамки для телеэфира. Я почти 8 лет проработала в Нью-Йорке в Секретариате ООН. Если не брать платные кабельные каналы, то на американском телевидении вы не увидите непристойностей и даже постельных сцен. Я понимаю, начни государство вводить подобные рамки на нашем телевидении, поднимется вой: возвращаемся в тоталитаризм! Неправда! Лукавят ещё, будто без «обнаженных телес» на экране «пипл перестанет хавать» и с телевидения уйдет рекламодатель. Но ведь это тоже не так! Если ограничения на воинствующую пошлость введут одновременно все каналы, то никуда рекламодатель не денется. Точно так же нужно регулировать и потоки мигрантов. Но у нас предпочитают закрывать глаза на объективный конфликт культур разных народов.

— А мне кажется, что, наоборот, подогревают…

— Миграцию в наше время не остановить ни в Европе, ни в России. Более того, России нужны рабочие руки. Но давайте будем откровенными: целые сферы в бизнесе контролируются определенными этническими группами. Кстати, бизнес вообще и эти группы в частности при благосклонном невмешательстве властей и поощряют нелегальную миграцию. «Левые» работники обходятся дешевле, их легче контролировать и эксплуатировать. В результате повышается безработица среди коренного населения, наличие армии нелегалов снижает уровень зарплат, а в крупных городах появляются целые иммигрантские гетто.

XX век вообще отучил нас говорить на национальные темы. Но, если национальные чувства затаптывать и замалчивать, именно тогда-то они из творческого отношения к истории и культуре вырождаются в зоологический эгоцентризм, ненависть к инородцам. По отношению к иностранным студентам, которых убивают в Москве, Санкт-Петербурге и Воронеже, это не просто чудовищное моральное уродство, но еще и идиотизм. Они платят за учебу деньги и уезжают в свои страны нашими «агентами влияния».

http://www.aif.ru/online/aif/1316/0301


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru