Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Валентин Смирнов06.02.2009 

Как адмирал Макаров не стал академиком

Исполнилось 160 лет со дня рождения русского флотоводца, кругосветного мореплавателя, ученого и полярного исследователя вице-адмирала Макарова. Жизни и деятельности Степана Осиповича, погибшего в 1904 году в Порт-Артуре во время Русско-японской войны, посвящено немало монографий и публикаций. Однако в его научной карьере есть и малоизвестные факты…

Повседневная строевая служба на флоте долгое время не давала возможности офицеру Макарову заниматься гидрологическими исследованиями, которые его очень интересовали с юных лет. Лишь в период 2-й Ахалтекинской экспедиции (1880 — 1881 гг.), в которой Макаров был начальником военно-морского отдела у генерала М. Д. Скобелева, ему удалось исследовать прикаспийскую реку Атрек. В 1884 г. работа Макарова «Записка о реке Атрек. Октябрь 1881 года» была опубликована.

После возвращения с Каспийского моря Макаров был вынужден из-за болезни жены обратиться в Морское министерство с просьбой направить его на Черное море. Вскоре он был назначен командиром парохода «Тамань», который направлялся в распоряжение русского посла в Константинополе Е. П. Новикова. 5 ноября 1881 г. «Тамань» вошла на константинопольский рейд.

Находясь в турецкой столице, Макаров увлекся изучением течений в проливе Босфор. В конце 1881 г., произведя первые опыты, он «нашел полезным» вступить в переписку с помощником директора Главной физической обсерватории (ГФО) капитан-лейтенантом М. А. Рыкачевым (впоследствии генералом по Адмиралтейству, академиком, директором ГФО). Научные и личные контакты Макарова и Рыкачева продолжались более 20 лет, до самой смерти флотоводца, и сыграли в его судьбе весьма значительную роль. Все эти годы Рыкачев являлся связующим звеном между Макаровым и Академией наук.

В течение десяти месяцев пребывания Макарова в Константинополе ему удалось произвести 4000 определений температуры и солености воды на различных глубинах в проливе Босфор и около 1000 измерений скорости течения. При этом он активно использовал флюктометр — прибор, который лично сконструировал.

После возвращения на родину Макаров обработал полученные данные. Его работа «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» была передана Рыкачевым директору ГФО академику Г. И. Вильду, который совместно с академиком А. В. Гадолиным 21 мая 1885 г. представил сочинение капитана 1-го ранга Макарова своим коллегам по Академии наук. Хотя Вильд и Гадолин согласились не со всеми выводами военного моряка, тем не менее они признали труд Макарова «в высшей степени интересным и представляющим весьма драгоценный научный материал» и предложили напечатать его в «Записках» академии. В том же году работа Макарова была опубликована. В ней моряк-исследователь сделал свой главный вывод о том, что в Босфоре существуют два течения: верхнее — из Черного моря в Мраморное и нижнее — из Мраморного моря в Черное.

Академия наук в своем отчете за 1885 г. высоко оценила работу морского офицера: «Гидрология получила за нынешний год, в наших изданиях, весьма важное обогащение в обширных и в высшей степени интересных исследованиях капитана 1 ранга флигель-адъютанта С. О. Макарова об обмене вод Черного и Средиземного морей… Представленные им выводы существенно пополняют и исправляют сведения, находимые в иностранных работах по гидрологии Босфора».

В 1887 г. Макаров представил свою работу «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» в жюри конкурса на премию митрополита Макария. Она была передана академику Л. И. Шренку на отзыв. Отметив ряд недостатков рецензируемой работы, Шренк счел «справедливым присудить сочинению капитана Макарова… неполную премию митрополита Макария». 16 сентября 1887 г. непременный секретарь Академии наук К. С. Веселовский сообщил Макарову о том, что сочинение «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» удостоено премии в размере 1000 руб.

К своему плаванию в Тихий океан на корвете «Витязь», принесшему ему мировую известность, Степан Осипович готовился очень тщательно. Не оставлял он мысли и о продолжении океанографических исследований. Очевидно, не без участия самого Макарова академики Вильд, Шренк и Гадолин внесли в Конференцию Академии наук представление: просить Морское министерство снабдить корвет «Витязь» некоторыми научными инструментами, выразив готовность «оказать содействие». Однако начальник Главного морского штаба вице-адмирал Н. М. Чихачев отказался удовлетворить просьбу Академии наук, так как полагал, что научные занятия Макарова отвлекут его от выполнения прямой задачи — командования боевым кораблем русской эскадры в Тихом океане.

Опасения Чихачева не оправдались. Находясь в заграничном плавании в течение 1886 — 1889 гг., Макаров не только умело командовал «Витязем», но и вернулся в Кронштадт, собрав богатые океанографические материалы.

В марте 1892 г. Макаров практически закончил свое новое обширное сочинение, которое первоначально назвал «О трудах русских моряков по исследованию вод Северного Тихого океана». 9 марта 1892 г. он выступил в Морском кадетском корпусе перед офицерами, гардемаринами и кадетами с лекцией, название которой совпадало с названием его сочинения.

Весной следующего года М. А. Рыкачев представил труд Макарова о Тихом океане на соискание премии митрополита Макария. Еще полгода спустя академик Н. Ф. Дубровин прочитал в публичном заседании Академии наук «Отчет о пятом присуждении премий Макария, митрополита Московского». Комиссия, рассмотрев 20 сочинений, первую из двух полных премий (1500 рублей) присудила рукописи контр-адмирала С. О. Макарова «Витязь» и Тихий океан. Гидрологические наблюдения, произведенные офицерами корвета «Витязь» во время кругосветного плавания 1886 — 1889 гг., и свод наблюдений над температурой и удельным весом воды Северного Тихого океана. — 2 тома с 11 таблицами, 2 рисунками на дереве, с 31 картами и чертежами".

В начале 1894 г. монография «Витязь» и Тихий океан" была опубликована в академической типографии.

7 ноября 1894 г. контр-адмирал Макаров был назначен командующим эскадрой русского флота в Средиземном море. Через месяц он прибыл в порт Пирей (Греция), где стояли корабли эскадры. Именно отсюда 12 декабря 1894 г. Макаров написал чрезвычайно важное для него письмо полковнику по Адмиралтейству Рыкачеву. В нем он недвусмысленно намекнул о своем желании быть в числе членов Академии наук.

«…Вы хорошо помните, — писал Макаров, — что Академия наук в прошлое время поддерживала связь с плавающим флотом тем, что в среде Академии были моряки. Это, бесспорно, имело благотворное влияние на науку и приобщало весь флот к тем средствам, которыми могла прямо или косвенно располагать Академия. Теперь связь с плавающим флотом совершенно потеряна. Мне первому удалось после долгого перерыва пустить первые нити для образования связи, столь желательной для пользы дела.

В последнее время освободилось столько вакансий, что теперь будут освежать состав, неужели же флот по-прежнему будут обходить, или для того, чтобы быть допущенным в это учреждение, недостаточно фактически показать умение в работе и сделать несколько ценных в научном отношении исследований…".

Вне всякого сомнения, Макаров с волнением ожидал ответа из Петербурга. И Рыкачев не замедлил его прислать. 9 января 1895 г. Михаил Александрович в своем письме сообщал, что разделяет мысль Макарова о представительстве «плавающих моряков» в академии и «желал бы, чтобы она была приведена в исполнение». Но он считал, что инициатива возбуждения этого вопроса могла исходить только от кого-либо из академиков. Однако академик Шренк, с которым Рыкачев мог откровенно переговорить по этому вопросу, скончался в январе 1894 г., а «академик Вильд поглощен другим важным делом». Кроме того, Рыкачев обратил внимание Макарова на то, что «на места скончавшихся академиков могут быть выбраны только специалисты по соответствующим наукам». Относительно вакаций членов-корреспондентов Рыкачев ничего определенного сказать не мог, поскольку «список их за этот год еще не видел». Рыкачев не был согласен с Макаровым в том, что научные труды последнего недостаточно оценены, поскольку академия удостоила его «высшей премии, какой располагает». Завершая эту тему, Рыкачев писал, что он сам в данный момент не академик и ничего не может сделать для выдвижения Макарова, поскольку считает «данный момент неудобным для начала дела…».

Так мечта адмирала Макарова пополнить ряды членов или членов-корреспондентов Петербургской Академии наук осталась мечтой.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 255 994@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru