Русская линия
Литературная газета Сергей Миронов04.02.2009 

Оскорблённые несправедливостью

Нынешний кризис по своей природе является финансово-экономическим. Но он обнажает и многие вопросы социально-политического и даже морально-нравственного характера. Мы видим, как напряженно работают президент России и правительство РФ, проводя в жизнь антикризисные меры. Видим, сколько проблем возникает на предприятиях, сокращающих объемы производства и персонал, с какими трудностями сталкиваются простые труженики, средний класс, получатели кредитов, участники ипотеки.

И в этой ситуации неприятно поражает то, как ведут себя некоторые представители так называемой элиты.

Первые в 2009 году выпуски газет и журналов были полны подробностей лихих новогодних гулянок наших бизнесменов и чиновников за границей. Широте их натуры, оказывается, никакой кризис не помеха. А несколько ранее СМИ нас «порадовали» сообщениями о презентации нового глянцевого журнала для мультимиллионеров, открытии элитарного концертного зала для богатых, выборах российской «Мисс Гламур» и прочих подобных же «ответах» российских толстосумов на тяготы мирового кризиса. С огромной помпой в ноябре прошлого года в Москве прошла выставка «Miionaire Fair», где помимо яхт, вертолетов и пентхаусов в Дубае продавалась, к примеру, и такая «необходимая» вещь, как холодильник, обтянутый… змеиной кожей.

Откровенно скажу: мы в «Справедливой России» с возмущением воспринимаем подобные факты, считаем, что в нынешних условиях они не просто аморальны и циничны, но и опасны, ибо являются открытым вызовом общественному мнению, провоцируют социальную напряженность. В качестве альтернативы той же «Miionaire Fair» активисты СР провели в Москве акцию «Пенсионер-fair», где была презентована «продовольственная корзина» среднего российского пенсионера.

Иногда можно услышать: в России у народа не воспитано уважение к чужому успеху, уважение к богатству. И это выдается чуть ли не за свойство национального менталитета: бедные, мол, завидуют богатым. Но, думается, виноваты тут, скорее, те, кто, охмелев в благополучные годы от сверхприбылей, забыл о народном благосостоянии и сделал своей жизненной идеологией не просто личное потребление, а потребление демонстративное, вызывающее, превышающее всякие разумные нормы и, если уж называть вещи своими именами, непристойное. У меня эти «денежные мешки» и завсегдатаи богатых тусовок ассоциируются с патрициями времен заката Римской империи. Теми, кто на обильных пирах павлиньими перьями щекотал свои глотки и исторгал из себя съеденное и выпитое, чтобы затем опять поглощать и поглощать.

Такого рода «элита» давно потеряла национальные корни, деньги хранит в офшорах, детей учит в Англии, сердцем где-нибудь во Флориде, а Россию рассматривает лишь как «территорию охоты». При этом, однако, и на Западе их не принимают за приличных людей. Вспомним хотя бы, какой шок вызывали там те же загулы российских богачей на альпийских курортах, безумно дорогие покупки роскошных вилл и замков, футбольных клубов.

Оно и понятно. Для Запада это дико. Там и общественное мнение, и определенный уровень культуры (в том числе, кстати, налоговой культуры), и сложившиеся критерии респектабельности определяют показное выпячивание своего достатка, как нечто дурно пахнущее. Богатый владелец «Феррари» ездит на нем в специализированный клуб, а по городу предпочтет поехать на достаточно скромном авто, причем зачастую сам за рулем. Никого не удивляет, что хозяина предприятия по одежде и внешним атрибутам зачастую не отличить от его наемного сотрудника. Вы посмотрите: в США в эти дни проходит Детройтский международный автосалон, который всегда отличался особым блеском и размахом. Но ныне организаторы экономят даже на оформлении выставки и особо подчеркивают свою умеренность: «Никакого гламура и роскоши в этом году не будет. Мы считаем это неуместным».

Почему подобная этика недоступна многим представителям российского капитала — отдельный разговор. Видимо, слишком уж легко в 90-е годы делались в России многие крупные состояния. К тому же скачок «из грязи в князи», зачастую достигавшийся неправедными путями, привел в бизнес-элиту да и в государственные структуры немало случайных и недостойных людей.

Конечно, следует оговориться: нельзя огульно обвинять в эгоизме и безнравственности всех предпринимателей и чиновников. Большинство среди них — это все-таки серьезные деловые люди, профессионалы и патриоты, которые и сегодня, в кризисную пору, буквально бьются за будущее нашей экономики, делают все возможное, чтобы сохранить рабочие места, ищут оптимальные финансово-экономические решения, чтобы Россия пережила трудности с минимальными потерями.

Само по себе обладание богатством, если им не кичатся, если его не выпячивают, — не есть прегрешение. Тем более когда человек помимо собственного благополучия не забывает и об общественной пользе, живет в согласии с совестью, ведет бизнес в духе социального партнерства, не жадничает, вкладывает средства в социальные проекты, постройку храмов, больниц, учреждений культуры и т. д. У нас в России немало тех, кто продолжает дело великих русских меценатов и благотворителей прошлого. Но проблема в том, что об этих позитивных примерах общество знает мало. Истинное благородство и милосердие скромны. Зато нахально лезут на первый план и изо всех сил пиарятся разного рода тусовщики, для которых богатство не столько капитал, сколько способ самовозвеличивания и удовлетворения амбиций.

Иногда это делается в отвратительной, карикатурной форме.

Чего стоит, к примеру, скандальная история, усердно муссировавшаяся многими СМИ, о том, как на выставке недвижимости в Каннах один из боссов крупной корпорации, распивая шампанское, эпатировал публичными оскорбительными выкриками в адрес тех, «у кого нет миллиарда».

Почему обществу навязывается культ агрессивного потребления? Почему в стране, где еще очень многие живут весьма бедно, телевидение и другие СМИ так увлечены ядовитой аурой гламура и роскоши? Свою роль тут играет, разумеется, позиция самих СМИ (об этом я еще скажу). Но глубинные корни болезни лежат в колоссальном социальном расслоении, сложившемся в нашем обществе.

Кто платит, тот и заказывает музыку. А платят зачастую именно те, кому мало иметь громадное состояние, надо еще и выказывать собственную исключительность, презирая и унижая людей, не имеющих больших достатков.

В недавнем Послании президента России Д.А. Медведева Федеральному собранию РФ прозвучала весьма важная фраза, касающаяся данной проблемы. Говоря о значении Конституции, он особо отметил, что ею в России установлен четкий запрет на пропаганду социального превосходства. «Эта моральная норма, — подчеркнул Дмитрий Анатольевич, — является у нас и нормой закона». Крайне своевременное напоминание! Ведь кое-кто уже просто потерял всякое чувство меры. Читаю недавно интервью одного из депутатов-единороссов и вижу в нем разглагольствования: если в Думе заседает миллиардер, — это, мол, хорошо, а вот пролетарию делать там нечего. Данный господин, похоже, и не задумывается, что попирает основной закон. Или вот, к примеру, модный режиссер заявляет в прессе: «Меня массовый зритель не интересует, я ставлю спектакль для богатых людей, поэтому билеты будут очень дорогими». Надо ли говорить, насколько антикультурна позиция такого вот деятеля культуры? Но она вдобавок и антиконституционна.

К сожалению, извращенные гиперпотребности так называемой элиты порождают и столь же гипертрофированную обслугу. Число разного рода элитарных магазинов, ресторанов, салонов, школ у нас явно чрезмерно. Культивирование псевдоэлитарности зашкаливает за всякие разумные пределы. Доходит до абсурда, когда на богато изданных детских книжках можно встретить надпись «Для элитных читателей от 3 до 5 лет». Кто, интересно, вырастет в итоге из таких «элитных читателей»?

Понятно, что, если в обществе есть спрос на дорогие товары и услуги, этот спрос должен удовлетворяться. Но это должно иметь рамки и определенным образом регулироваться. Где-то построили элитный дом и кто-то в нем поселился? Да ради бога! Но вот если строить роскошные люксовые апартаменты становится неизмеримо выгоднее, чем заниматься жильем эконом-класса, необходимого массовому потребителю, это противоестественно и говорит о несовершенстве наших законов. Никто не против элитных магазинов и бутиков. Но если под эти «заповедники гламура и роскоши» отводятся целые улицы, на которых простому горожанину не найти даже булочной, за это надо по всей строгости спрашивать с соответствующих руководителей и чиновников.

Пора остановиться. Нельзя расслоение общества и степень социального неравенства доводить до унижения народа и взрывоопасной точки.

Сегодня, когда государство реализует программу антикризисных мер, мы должны задуматься над этим. Решая самые неотложные, самые «горящие» задачи, нельзя ограничиваться только технократическими или сугубо финансовыми подходами. Непременно нужны и меры социально-политического характера. Государство должно ясно показывать большинству населения, что видит многие несправедливости нынешнего экономического и общественного устройства, имеет твердую волю к устранению общественных раздражителей и поводов для протестных настроений.

Начать, полагаю, государству следует с себя. Определенное сокращение госрасходов уже идет. Мы давно к этому призывали. Но, я считаю, что принципиально важно не просто ужать расходы, но вообще очиститься от одиозных излишеств и привилегий. «Справедливая Россия», в частности, предлагает ликвидировать необоснованные привилегии членов Совета Федерации и депутатов Госдумы, в том числе особый порядок медицинского, санаторно-курортного, бытового и пенсионного обеспечения.

Совершенно новое звучание в условиях кризиса приобретает и еще одно предложение «Справедливой России» — о введении налога на роскошь. Недавно мне в руки попал экономический прогноз о ситуации на мировом рынке предметов роскоши в 2009 году. Международные эксперты, оказывается, считают, что в России хоть и будут у торговцев товарами класса uxury некоторые проблемы, но гораздо меньшие, чем в иных странах. А вообще на ближайшую перспективу им видятся в мире лишь два благоприятных места для торговли предметами роскоши: Арабские Эмираты и… Россия.

Что-то совсем не охватывает гордость по поводу такого лидерства. Получается, что наши богатые страдают, как метко выразился в одной из своих пьес драматург Евгений Шварц, «сытостью в острой форме». А наше государство — полной неспособностью излечить этот недуг. Дело принципа доказать, что это не так. К тому же введение налога на роскошь в нынешних условиях даст дополнительные средства, которые можно пустить на программы занятости, переобучения, помощь малоимущим. Бюджет и резервные фонды — не безразмерны, и подспорье им необходимо. Кроме того, данная мера, несомненно, способна добавить и власти, и предпринимательским структурам доверия со стороны населения. А это тоже крайне важно.

Ну и, наконец, налог на роскошь стал бы важным, знаковым сигналом для самих богатых людей. Им также следует извлекать уроки. Ведь выясняется, что в трудную пору даже крупному бизнесу и банкирам не обойтись без понимания поддержки со стороны государства и общества. Государство пошло им навстречу, выделив немалые средства на решение проблем, вызванных кризисом. Да и граждане в большинстве отнеслись к этому лояльно и солидарно, понимая, что речь не о субсидиях конкретным лицам, а об обеспечении устойчивости финансовой и экономической системы страны в целом. Ну и как на это должны ответить предпринимательские круги? Пошлыми «Miionaire Fair»? Или все-таки усилением роли бизнеса в социальном партнерстве, способностью ограничивать личное потребление, ответственностью за построение социального государства, которое только и может быть основой общественного консенсуса и гражданского мира.

Есть о чем задуматься и представителям наших СМИ, особенно телевидения. Здесь тоже нужны корректировки. Пока создается впечатление, что некоторые телевизионщики почемуто решили, будто главная их задача во время кризиса — беспрестанно развлекать и веселить народ, выпускать, так сказать, пар. Но давайте войдем в положение человека, потерявшего работу, озабоченного, как и чем прокормить семью. Каково ему видеть на телеэкранах бесконечные пляски и ужимки расфуфыренных звезд шоу-бизнеса и сериалы о «шикарной жизни» состоятельных господ и криминала?

Зачем его кормят рецептами дорогостоящих салатов в кулинарных передачах и дразнят репортажами из роскошных гардеробных «светских львиц»? Зачем дурманят мистикой и эротикой? Какое тут «выпускание пара»? Такое ТВ, наоборот, становится мощным генератором общественного недовольства.

В очередной раз я скажу о необходимости создания Общественного совета на ТВ. Только создав механизм обратной связи с обществом, мы сможем привести телевидение к реалиям жизни и нормам морали, побудим его играть не разрушительную, а действительно конструктивную и нравственную роль.

Финансово-экономический кризис, который мы переживаем, — серьезнейшее испытание для России. Но я согласен с теми, кто считает, что при грамотной работе из этого испытания страна может выйти даже с новыми перспективами и возможностями. Важно только не забывать: все мы плывем на одном корабле под названием «Россия». Поэтому невозможно мириться с тем, чтобы на верхней палубе нашего корабля кто-то бездумно пиршествовал и веселился, а внизу лишь увеличивалось количество течей и пробоин. Чем больше будет солидарности в нашем обществе, чем больше понимания общей судьбы и ответственности у всех россиян, независимо от их социального положения и величины достатка, тем успешнее мы преодолеем любые бури и штормы.

http://www.lgz.ru/article/7595/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru