Русская линия
Фонд стратегической культуры Нил Никандров05.02.2009 

Новое партнерство России и Кубы: чуть ностальгии, максимум прагматизма

Затяжное охлаждение отношений Москвы с Гаваной началось еще до распада Советского Союза и приняло, казалось, необратимый характер в период ельцинского правления. Куба воспринималась как чрезвычайно затратный и бесполезный союзник, на содержание которого непродуктивно уходили значительные финансовые и материальные ресурсы. На фоне оскудения российской государственной казны, оголтелой приватизации и жесткого курса на безоглядное «встраивание» в систему мирового капитализма социалистическая Куба представлялась тогдашним хозяевам Кремля надоевшей обузой, неподъемными веригами интернациональной солидарности, унаследованными Россией от советской эпохи.

Вашингтон настаивал на сведении российско-кубинских связей к минимуму: мол, любая форма поддержки Москвой «кастрокоммунизма» подрывает доверие к реальным целям ее внешней политики, не способствует достижению гармоничных партнерских отношений с Соединенными Штатами. Установки Вашингтона не вызывали протеста в политикоформирующих кругах российской власти: «марксистский режим» на острове близок к падению, страдания кубинцев достигли апогея, свержение Фиделя Кастро и его немногих «пособников» — вопрос ближайшего времени. Стоит ли продлевать сроки правления «каудильо Кастро», конфликтовать с американцами?

Для Острова Свободы и его политического руководства наступили трудные времена. Наблюдателям со стороны казалось, что беспощадная экономическая блокада со стороны США вот-вот достигнет своей цели: кубинский народ выйдет на улицы с лозунгами «долой социализм»! В августе 1990 года Фидель объявил, что страна вступила в «особый период в мирное время». Рацион питания опустился до минимума (немногим лучшего, чем в осажденном Ленинграде), экономика приобрела мобилизационный характер. Западная пропаганда с нескрываемым злорадством распространяла через международные СМИ «визуальный материал», подтверждающий полный экономический коллапс Кубы. Велосипед стал главным транспортным средством, продовольственные карточки обеспечены мясом, молоком и хлебом на полторы-две недели, города и поселки надолго погружались во тьму. Кубе пришлось экономить на всем, но сложнее всего было положение в энергетической области. За нефть и газ надо было платить в твердой валюте, которую приходилось добывать, «жертвуя принципами».

В 1993 году кубинцам разрешили иметь доллары. Появились магазины, торгующие за валюту. Не чинились препятствия получению долларов от родственников за рубежом. Были распахнуты ворота для международного туризма. В 1990 году Кубу посетило 320 тыс. туристов, через пять лет — 690 тыс. Постепенно стала развиваться частная хозяйственная инициатива (без права использования наемной рабочей силы): были открыты крестьянские рынки, легализованы частные рестораны, кустарные мастерские и т. п. В некоторые сферы экономики был допущен иностранный капитал. На острове вновь появились «состоятельные кубинцы», отвергая тем самым уравнительное распределение социально-материальных благ.

Привилегированное место СССР/России на Кубе постепенно заняли европейские страны, Канада и КНР. Нужно сказать, что Китай в своей торгово-экономической экспансии в Латинской Америке и странах Карибского бассейна поспешил заполнить вакуум, оставленный Советским Союзом. Куба стала надежным опорным пунктом Китая в регионе. Эмиссары Пекина успешно применяли лозунги «интернациональной солидарности», сочетая их с капиталистической составляющей в ведении дел с кубинцами. Китайская политико-экономическая модель, обеспечивающая внутреннюю стабильность и поступательные реформы, стала объектом тщательного изучения со стороны кубинского руководства.

Кубе стало заметно легче, когда в начале 1999 года президентский пост в Венесуэле занял Уго Чавес, политическая эволюция которого привела его к выводу о неизбежности переустройства мира на социалистических началах. Стратегический союз Кубы и Венесуэлы подкреплен множеством соглашений, в том числе в военно-оборонительной сфере. Главной угрозой для обеих стран являются, конечно, Соединенные Штаты. Поставки на остров венесуэльских углеводородов по льготным ценам стали спасительными для экономики Кубы. Чавес ориентировал нефтяную государственную компанию PDVSA на тесное сотрудничество с кубинской — CUPET (Cubapetroleo). Модернизация и завершение строительства нефтеперерабатывающего комплекса в Сьенфуэгосе, развитие танкерного флота, возведение новых нефтехранилищ, оказание помощи в разведывательно-поисковых работах на кубинском шельфе в Мексиканском заливе, — Чавес уверен, что венесуэльские инвестиции в экономику острова оправдают себя.

Участие кубинцев в миссиях социального характера в Венесуэле (борьба с безграмотностью, медицинское обслуживание, жилищное строительство и др.) продемонстрировало встречную готовность Гаваны оказывать помощь союзнику в любых обстоятельствах, даже в условиях неприятия «кубинского проникновения» в страну со стороны 30−35% венесуэльцев. Позитивно оценивая кубинский опыт построения общества социальной справедливости, Чавес, тем не менее, ориентирован на поиски венесуэльской модели социализма: «Мы идем своим путем!». Поэтому тезис американской пропаганды об «идеологическом доминировании» Кубы в Венесуэле не соответствует действительности.

Пропагандистскими органами США был запущен и другой тезис: Венесуэла пришла на смену Советскому Союзу в качестве финансово-энергетического «донора» Кубы.

***

Потребовалось пятнадцать лет, чтобы Россия вновь обратила взор на своего былого союзника в Карибском бассейне. Отношения получили импульс к нормализации в 2000 году в ходе визита на Кубу тогдашнего президента России В. Путина. Во время недавнего латиноамериканского турне президент Д. Медведев объявил о принятом стратегическом решении восстановить прежние позиции в регионе и расширять в нем российское присутствие. Идеологическая мотивация «дружбы навек» (эпохи противостояния двух военно-политических блоков) ушла в прошлое, нынешний интерес Москвы к странам к югу от Рио-Гранде объясняется задачами геополитического характера, полноценного включения России в процессы глобализации, укрепления ее положения среди держав «первой линии».

В ходе ноябрьского 2008 года визита в Гавану Д. Медведев пригласил главу кубинского государства Рауля Кастро в Россию. Приглашение было с благодарностью принято, и через два месяца кубинского руководителя встречали в Москве. Сам Рауль признался, что эта поездка навеяла на него лирические воспоминания о том, как его принимали 25 лет назад: прогулки по лесным тропам, охота на уток, аппетитный шашлык, русское сало на ломте черного хлеба. Пожелание гостя, высказанное как бы между строк, было, конечно, услышано. В уютном уголке Завидово для Рауля накрыли стол с русскими соленьями и жареным мясом, приготовили самовар. Не забыли о сале и черном хлебе.

Среди соглашений, подписанных в ходе визита Рауля Кастро, принципиально важным является «Меморандум о принципах стратегического сотрудничества». Слова Дмитрия Медведева — «я уверен, что у нас есть очень хорошие условия, чтобы вывести наши отношения на стратегический уровень» — ясно указывают на стремление России добиться реального прогресса в этом плане. На данный момент, по оценке Медведева, «есть хороший потенциал развития», который, однако, требует последовательного воплощения: «Я считаю, что тот товарооборот, который сегодня есть, он скромный. Я думаю, что сумма в 239 млн. долларов — это не тот уровень, который может устроить наши страны. Задача, конечно, будет заключаться в том, чтобы реализовать все договоренности, которые будут достигнуты».

Помимо «Меморандума» было подписано еще девять соглашений. Это хорошая база для постепенного наращивания усилий и достижения результатов в таких ключевых сферах, как авиация, энергетика, транспорт, образование. Общая сумма кредитов, которые Россия предоставит Кубе, составит 354 миллиона долларов. Среди перспективных проектов — строительство на острове ТЭС мощностью 600 мегаватт, создание «Аэрофлотом» совместного предприятия с Cubana de Aviacion, налаживание стабильных поставок из России электроэнергетического, строительного и сельскохозяйственного оборудования.

Острову будет оказана безвозмездная продовольственная помощь в размере 37 млн. долларов: 125 тыс. тонн пшеницы предназначается в первую очередь для тех районов Кубы, которые пострадали от разрушительных тропических ураганов.

Для России немаловажна кубинская поддержка на внешнеполитической арене. Гавана осуждает приближение НАТО к западным границам России, попытки установить элементы системы ПРО в Польше и Чехии. Гавана без колебаний поддержала Москву в дни грузинской агрессии в Южной Осетии.

Есть один весьма деликатный вопрос в двухсторонних отношениях: задолженность Кубы Советскому Союзу. По некоторым оценкам, общая сумма долга с учетом штрафов превышает 30 млрд. долларов. Гавана не признает его и вряд ли признает в будущем. Кубинское руководство полагает, что Россия должна острову не меньшую сумму в качестве «компенсации» потерь, вызванных фактическим разрывом экономических отношений СССР с Кубой. Поэтому российская сторона в последние годы старается не «педалировать» эту проблему, как бы оставляя ее за скобками. Примеров отказа России от взыскания долгов (или их льготного реструктурирования) сейчас много — Ливия, Лаос, Ирак, Сирия и т. д. Сомнительно, что Куба когда-нибудь радикально изменит свою позицию. Судя по всему, России все-таки придется «простить» большую часть долга, а может быть, и весь долг, чтобы сохранить позитивную динамику в двухсторонних отношениях.

Полувековые усилия Вашингтона по изоляции Кубы и свержению «режима братьев Кастро» со всей очевидностью провалились. Администрация Барака Обамы не может игнорировать позицию подавляющего большинства стран-членов ООН, осуждающих экономическую блокаду Кубы со стороны США, которая по самым скромным подсчетам нанесла ущерб экономике острова на 90 млрд. долларов. В Западном полушарии Гавана поддерживает дружеские отношения со всеми странами кроме США и, если судить по отдельным высказываниям Рауля Кастро и публикациям Фиделя «на злобу дня», не откажется от равноправного, без каких-либо предварительных условий, диалога с Соединенными Штатами.

Есть все основания полагать, что Барак Обама пойдет на такой диалог с Гаваной. Без всякого сомнения, он будет сложным, затяжным и конфликтным. Претензий с обеих сторон накопилось много. Для Белого дома одним из побуждающих к диалогу мотивов является активизация России в регионе, в том числе по налаживанию эффективного энергетического и военного сотрудничества с латиноамериканскими и карибскими странами. Для США это крайне болезненные темы. Несмотря на иронические реплики со стороны официальных лиц Госдепартамента и Пентагона по поводу «неожиданно пробудившегося» интереса России к Латинской Америке, за иронией и сарказмом скрывается беспокойство.

Российское руководство не раз подчеркивало, что свою внешнюю политику будет строить на прагматической основе. Это в полной мере продемонстрировали переговоры с Раулем Кастро в Москве, который, кстати, слывет прагматиком N 1 в кубинском руководстве. Возможно, это и к лучшему, что новая структура российско-кубинских торгово-экономических, энергетических, военных и других отношений возводится на прочном фундаменте обоюдного прагматизма.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1905


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru