Русская линия
Фонд стратегической культуры Юрий Баранчик03.02.2009 

Запад взял под контроль политическую систему Беларуси. Что будет делать Россия?

Политическая система Беларуси имеет традиционный для постсоветских стран вид: исполнительная власть во главе с президентом и приданным ему исполнительным (правительство — министерства, ведомства) и территориальным (облисполкомы) аппаратом власти; законодательная власть, вершиной которой является двухпалатный парламент; политические партии, среди которых доминируют прозападные силы — ОГП, БНФ, движение «За свободу», ряд общественных и незарегистрированных организаций, через которые идёт поддержка прозападной оппозиции.

Ещё совсем недавно (до 2006 года) расстановка сил на белорусском политическом поле была следующей. Власть в стране полностью принадлежала президенту, который с 1994 года, как считалось, вёл курс на интеграцию с Россией, в связи с чем РФ дотировала белорусское государство, по некоторым оценкам, на сумму порядка 40−50 млрд. долларов.

Парламент как самостоятельная ветвь власти по большому счету в Беларуси не существовал и не существует: депутаты не имеют самостоятельно определяемого бюджета парламента и даже зарплату получают в управлении делами президента, как обыкновенные чиновники. Применительно к отношениям Восток — Запад парламент всегда и во всём следовал курсом президента, считался пророссийски настроенным, готовым на создание Союзного государства, но оно, как известно, так и не было за все эти годы создано.

Что касается политических партий, то здесь, как уже сказано, доминируют либерально ориентированная ОГП (Объединенная гражданская партия, аналог скончавшегося российского Союза правых сил), националистический и антироссийский БНФ (Белорусский народный фронт, аналог национальных фронтов прибалтийских республик периода распада СССР), зарегистрированное в декабре 2008 г. движение «За свободу» А. Милинкевича — наиболее «раскрученного» на Западе белорусского политика, которого продвигают США и Польша.

В Беларуси нет ни одной партии или мало-мальски заметного общественного объединения пророссийской ориентации. К такому положению дел привела излишняя доверчивость российского руководства в отношении курса, которым реально следовал Минск все последние годы: зачем создавать свои партии и общественные объединения, если сама власть является пророссийской? Об ошибках такого подхода мы уже писали в статье «Россия и СНГ: время смены внешнеполитической парадигмы».

До 2007 года в Белоруссии было чёткое «разделение труда» между властью и оппозицией: власть была патриотической и отстаивала Союз с Россией (как выяснилось, в основном, на словах, в надежде на дотационные преференции со стороны большого и богатого соседа, без «братской» романтики), оппозиция подкармливалась с Запада, чтобы присутствовать на политическом поле страны, но при этом не побеждать.

В 2006—2008 годах стал намечаться отход белорусского руководства от отождествления его интересов с Союзным государством. Результатом новой геополитической ориентации Минска явился проект «За Беларусь», который подразумевал превращение Беларуси в своеобразную «Брестскую крепость», которая находится в кольце вражеского окружения: с Востока — имперская Россия, с Запада — не менее имперские США и ЕС. Стало заметно, что за всё это время, опираясь только на устные договорённости с Минском, Россия так и не создала в Беларуси политическую инфраструктуру, которая обеспечивала бы её влияние на белорусскую политику.

Одновременно, в условиях отсутствия продвижения в строительстве Союзного государства, Россия, начиная с 2007 года, стала постепенно, но неотвратимо снимать Беларусь с дотационной иглы дешёвых энергоносителей (в первую очередь имеются в виду цены на газ). «Экономическое принуждение к сотрудничеству» без ясной политической цели не дало позитивного результата по той причине, что Белоруссия как в силу особенностей политического режима, так и в условиях отсутствия финансовой подушки и щадящего переходного периода не в состоянии была осуществить «мягкий» разворот к рыночной экономике.

В итоге у А. Лукашенко оставалось только два варианта действий: вернуться в Союзный проект или начать заигрывание с Западом. Как теперь видно, официальный Минск выбрал второй вариант. А в результате уже через два года, несмотря на «дикие» темпы экономического роста, республика проела все свои сбережения и вынуждена была снова обратиться за поддержкой, но теперь в виде кредитов не только от России, но от Запада.

Так бы и катился этот процесс превращения Беларуси в «Северную Корею» в центре Европы, если бы не мировой «финансовый кризис» и освободительная война народов Абхазии и Южной Осетии. Наложение этих двух ситуаций друг на друга кардинально изменило геополитический проект Минска.

С одной стороны, Западу стало принципиально важным перетянуть Беларусь на свою сторону. Требование к белорусской стороне было только одно: так как в США и ЕС есть общественное мнение, необходимо обозначить движение Беларуси к демократии. Официальный Минск с удовольствием стал играть в эту игру, что и отметил в Чернигове А. Лукашенко, обращаясь к В. Ющенко: «Я хотел бы поблагодарить вас за ту колоссальную поддержку, которую вы оказывали на различных уровнях, встречаясь с европейцами и американцами. То, что сегодня налажен диалог между Беларусью и Западом, в этом есть и ваша заслуга».

С другой стороны, мировой кризис обнажил истинный размер той ямы, в которой находятся белорусская экономика и финансовая система: по сути, самостоятельно обеспечивать своё существование республика не в состоянии, она нуждается в постоянном дотировании со стороны своих партнёров. Размер необходимых дотаций — примерно 6−8 млрд. долларов в год. Только в этих условиях может существовать «независимое государство Республика Беларусь».

В настоящее время в политический жизни Беларуси представлены власть, оппозиция и Запад, причём прозападным теперь является и официальный Минск. (Только если оппозиция на корню скуплена Западом и никакой самостоятельности не имеет, то власть, выходя на западный политический рынок, ещё пытается выторговывать себе некие преимущества). Кого нет на политическом поле Беларуси, — так это России. Россия полностью уступила политическое пространство Беларуси Западу, серьёзно окопавшемуся при всех сколько-нибудь значимых субъектах политической системы Беларуси.

Разворот Минска на Запад, начавшийся примерно с мая 2006 года и многократно усилившийся в 2008 году, был особенно акцентирован в последние дни.

Во-первых, последовало заявление бывшего замглавы президентской администрации, а ныне вице-спикера нижней палаты белорусского парламента А. Рубинова: «Мы уверены, что наше будущее напрямую связано с Евросоюзом». Затем — заявление одного из экспертов, систематически обслуживающего власть: «…мы с этого курса на сближение с Западом, который теперь определился, в ближайшее время не сойдём. Хотя бы потому, что нам нужен кредит МВФ и мы уже многое сделали, чтобы этот кредит получить, и назад здесь, как говорят, дороги нет».

Во-вторых, 27 января при администрации президента Беларуси был создан некий общественный совет, в который приглашены представители белоруской общественности и, прежде всего, представители оппозиционных (прозападных) партий и движений. А так как пророссийских партий в Беларуси нет, их, естественно, нет и в новом общественном совете, который займется «выработкой предложений по совершенствованию направлений социально-экономического и политического развития страны».

В-третьих, на встрече 27 января председателя «Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны» (ТНБ) О. Трусова с председателем Национальной государственной телерадиокомпании А. Зимовским была достигнута договоренность о расширении употребления белорусского языка на отечественном телевидении. Стороны пришли к согласию по пяти пунктам: открыть 10−15-минутную передачу «Гаворым па-беларуску»; создать цикл передач на белорусском языке на историческую тематику и первый цикл посвятить 600-летию победы белорусов в составе войска Великого княжества Литовского в Грюнвальдской битве; совместно с Институтом языка и литературы имени Якуба Коласа и Янки Купалы Национальной Академии Наук Беларуси сделать передачу, посвящённую 10-летию Международного дня родного языка, отмечаемого ЮНЕСКО; раз в месяц организовывать на телевидении тематические круглые столы по вопросам белорусского языка и культуры с участием общественных организаций, в том числе ТБМ, «Таварыства беларускай школы» и «Згуртавання беларусаў свету «Бацькаўшчына»; возобновить дублирование фильмов на белорусский язык с дальнейшим их показом на отечественных телеканалах.

Здесь налицо согласованная система мероприятий с целью а) резкого повышения «белорусизации» страны в противовес связям с Россией, б) приглашения прозападной оппозиции в неформальные (пока) структуры при власти. Всё это похоже на стремление официального Минска как можно быстрее «отмыться от пророссийскости» в глазах своих новых партнёров и получить индульгенцию на продление полномочий нынешней власти от Запада.

По сути, единение белорусской власти и прозападной оппозиции на антироссийской основе произошло. Минск уже вступил одной ногой в тот «санитарный кордон», которым США много лет пытаются огородить Россию. С 1991 г. Москва демонстративно не вмешивается во внутренние дела Беларуси Запад же, напротив, никогда не покидал белорусскую политическую сцену, финансировал и политически поддерживал оппозицию, и будет заниматься этим дальше — вне зависимости от направления внешней политики Москвы и того, кто стоит в Беларуси у власти.

Ключевой вопрос стратегии России в отношении Беларуси формулируется так: участвует Россия в белорусской политической жизни или нет? И в чём смысл выталкивающего Беларусь на Запад сокращения ее экономического дотирования?

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1901


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru