Русская линия
Страна.Ru Мария Свешникова02.02.2009 

Хранитель единства Церкви

«Нет и не может быть в жизни патриарха ничего личного, частного: он сам и вся его жизнь без остатка принадлежат Богу и Церкви, его сердце болит о народе Божием…», четко и ясно произносил 16-й Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Но это был уже почти конец удивительной, почти четырехчасовой службы, главным событием которой стала интронизация нового главы Русской Православной Церкви.

Морозное утро 1 февраля нисколько не напугало москвичей, жаждущих быть причастными к первой в XXI веке интронизации

— богослужению, во время которого совершается возведение новоизбранного патриарха на патриаршую кафедру. В восемь утра по вестибюлю метро «Кропотскинская» и шагу было невозможно ступить, чтобы не услышать — «Нет лишнего билетика?» «Билетиками» никто не спешил делиться, даже на выкрик «я бы даже купила» никто не обернулся. Впрочем, несмотря на кажущуюся недоступность храма Христа Спасителя в этот день, после прохода официальных лиц, охрана пускала всех.

А там, внутри, все было готово к этому событию. Конечно, были политики разного ранга. От первых лиц государств, таких как президенты России Дмитрий Медведев с супругой и Молдавии Владимир Воронин с супругой (сын Воронина принимал участие в выборах Патриарха), премьер Владимир Путин и супруга первого президента России Наина Ельцина. О религиозных делегациях и говорить не приходится. Приехали Патриарх Александрийский Феодор, Архиепископ Тиранский и всей Албании Анастасий, Митрополит Варшавский и всей Польши Савва, Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор.

Нельзя не упомянуть и о делегации Ватикана, которую возглавил давний знакомый Патриарха председатель Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Вальтер Каспер.

Были замечены и кинорежиссеры Никита Михалков и Владимир Хотиненко.

Но, помимо официальных гостей, по всему храму в толпе то и дело мелькали многочисленные фиолетовые камилавки — то по велению сердца съехалось православное священство со всей страны. Их не надо было приглашать особо — они просто знали, что в это день должны быть со своим Патриархом.

Один выход архиереев сменял другой, что не удивительно — Патриарху сослужило около 200 иерархов. Столько раз пели «Аксиос!» — «Достоин!» — что, казалось, они сами сбились со счета. Проникновенный хор Троице-Сергиевой лавры под управлением архимандрита Матфея (Мормыля) дополнял и украшал службу.

И вот наступил самый главный для Кирилла — последние мгновенья митрополита — момент. На малом входе два старейших архиерея митрополиты Владимир Киевский и Владимир Санкт-Петербургский берут под руки избранного Патриарха, подводят его к патриаршему месту, читают особую молитву, с упоминанием Российских первосвятителей и трижды сажают на патриарший трон.

Под пение «Аксиос!» с Патриарха Кирилла снимают белое архиерейское облачение, чтобы навсегда надеть патриаршее. Сегодня — из бордового бархата с золотой вышивкой, в него облачали на интронизациях с 4 февраля 1945 года, когда патриархом стал Алексий I. И вот уже митрополит Минский и Слуцкий Филарет произносит ектенью (молитвенную просьбу к Богу, возглашаемую во время богослужения), со словами: «Еще молимся о спасении и заступлении Святейшего Отца нашего Кирилла, ныне посаждаемого Патриарха…», после чего митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий прочитал молитву о новом Патриархе. Все, у Русской Православной Церкви снова есть Патриарх.

Служба еще шла, но люди уже поздравляли друг друга с этим событием. А ведь в конце, до официальных поздравлений, будет еще один чрезвычайно момент. Когда литургия закончилась, митрополиты Минский и Слуцкий Филарет и Крутицкий и Коломенский Ювеналий одели на Предстоятеля патриаршую зеленую мантию, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир вручил ему белый головной убор (куколь) с укрепленным наверху жемчужным крестом, а

митрополит Киевский Владимир передал Кириллу посох митрополита Московского Петра, который, как символ преемственности патриаршей власти, на время интронизации был передан из Оружейной палаты.

Дальше — ожидания и надежды. Вполне обоснованные, если прислушаться к словам руководителя информационно-издательского управления Синодального отдела по делам молодежи Московского Патриархата иеромонаха Димитрия Першина: «Мне довелось служить со Святейшим Патриархом в бытность его митрополитом в его кафедральном соборе в Смоленске, и в Сыктывкаре. Во всех случаях Владыка шёл от литургии к прочему, к встречам с властями и чиновниками, к молодежным форумам. Второе — схватывает на лету и слышит вглубь. Не дифференцирует людей по кастам: моего уровня — не моего уровня. Ни разу при мне не отшивал ни бабулек, ни мамочек, ни детей, ни молодежь, донимавших его вопросами. Если и уходил, то обязательно выслушав и передоверив разрешение вопроса кому-то из своего окружения. Третье —

готов решать вопросы по существу, брать ответственность на себя, называть вещи своими именами, идти поперек течения и ожиданий".

Кстати, и сам Патриарх Московский и всея Руси Кирилл понимает, что от него ждут много, а потому свою первую патриаршую речь закончил далеко не случайными словами: «Сознавая свое недостоинство, с большим внутренним трепетом восхожу я ныне на горнее патриаршее место, смиренно поручая себя молитвенному предстательству пред престолом Божиим моим святым предшественникам святителям Киевским и Московским. Мой мысленный взор обращается также к Святейшим Предстоятелям Церкви нашей, особенно же к тем, кто нес это служение в новейшее время, начиная со святителя и исповедника Тихона и кончая приснопамятным Святейшим Патриархом Алексием Вторым.

Патриарх — хранитель внутреннего единства Церкви и вместе с собратьями по епископату блюститель чистоты веры".

http://www.strana.ru/doc.html?id=123 323


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru