Русская линия
Завтра02.02.2009 

Огонь по своим
Эксперты о реформе Российской армии

Президент РФ, верховный главнокомандующий Дмитрий Медведев подписал указ, определяющий численность Вооруженных Сил РФ с 2016 года. Согласно документу, текст которого был обнародован на сайте Кремля, численность Российской армии с 1 января 2016 года будет составлять 1 млн 884 тыс. 829 человек, в том числе 1 млн военнослужащих. В настоящее время в Российской армии служат около 1,2 млн военнослужащих. В октябре прошлого года министр обороны России Анатолий Сердюков заявил, что численность Вооруженных Сил РФ будет сокращена до 1 млн. человек не к 2016 году, а к 2012 году.

Глобальная реформа Вооруженных Сил, объявленная министром обороны и поддержанная верховным главнокомандующим, вызвала бурные дискуссии. Какова ее сверхцель, под какого противника перестраиваются армия и флот, будут ли внесены коррективы в программу преобразований в связи с мировым финансовым и производственным кризисом, достаточно ли просчитаны конечные результаты реформы? Обозреватель «Времени новостей» Николай ПОРОСКОВ попросил военных экспертов высказать свое отношение к крупнейшей реформе армии в постсоветской истории России.

Анатолий ЦЫГАНОК, директор Центра военного прогнозирования.

Переход к трехзвенной системе управления (военный округ—армия—бригада) — ошибка, поскольку будет снижена боеготовность армии. Министр обороны США Дональд Рамсфелд уже пытался делать то же самое, однако специалисты ему вовремя подсказали: дивизии нужно оставить, поскольку у них есть собственные тыловые подразделения, а у бригад, к которым ведет армию Сердюков, тыла нет. Огневые возможности дивизии надо предпочесть мобильности бригады. Кстати, дивизионную систему имеют армии НАТО, Япония.

Контрактная система набора военнослужащих пагубна для России — контрактники воевать не будут. Доказательство — в Ираке 24 тыс. дезертиров. И армии Запада, поняв это, возвращаются к призыву.

Массовое сокращение офицеров и прапорщиков, намеченное на этот год, то есть в период кризиса, опасно. Уволенным военным невозможно устроиться на работу, вероятно нарастание социального недовольства.

Реформа военного образования имеет много минусов. В частности, вывод военно-учебных заведений из Москвы разрушит научные, преподавательские школы. В Академию химзащиты, которую перевели в Кострому, преподавателей возят из столицы или они работают там вахтовым методом. Но так работать согласны далеко не все.

Трансформация тыла Вооруженных Сил в холдинг «Оборонсервис» породит коррупцию. Нужно создать комиссию правительства для контроля за ходом военной реформы. Вообще военной реформой должен заниматься президент как верховный главнокомандующий -— вдруг завтра министра обороны отправят в отставку, кто тогда будет продолжать реформирование?

Александр КОНОВАЛОВ, президент Института стратегических оценок.

Никто, нигде и ни с кем не обсуждал планы военной реформы. Непонятны ее приоритеты. Впечатление спешки: «красным» надо быстрее сжечь документы перед приходом «белых». Или наоборот.

В 1917 году начали создавать и затем создали новую армию — под новое государство. Сегодня формально у нас армия несуществующей страны — СССР.

Владимир ДВОРКИН, главный специалист Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, генерал-майор в отставке.

Для начала анекдот на «злобу дня»: Калининградскому зоопарку подарили верблюда. Как назвать? «Давай назовем Искандером», — говорит сотрудник зоопарка. «А он доплюнет до Польши?» — спрашивает второй. Это я к тому, что мы должны готовиться к войне, на которую у нас хватит денег, а мы готовимся ко всем войнам.

Сегодня назрела такая реформа, что для нее не нужно уже ни военной доктрины, ни концепции национальной безопасности — времени потеряли неимоверно много. Хотя Сергей Иванов в бытность министром обороны уже говорил, что реформа завершена. Несмотря на актуальность военной реформы, ни юридические органы, ни экспертное сообщество ничего о ней не знают. Ни одна страна в мире так военную реформу не проводила. При министрах обороны Грачеве, Сергееве проходили заседания научного совета, организовывались конференции по стратегическим вопросам. Сейчас ничего этого нет.

Одно из положений нынешней военной реформы — округ в военное время становится фронтом. Этого мы «наелись» еще во Вторую мировую войну. Сегодня такое преобразование связано, видимо, с тем, что командование округов не желает терять звезд и кресел. На деле надо оставить лишь оперативно-стратегическое командование. Но у нас нет автоматизированной системы управления округом, что не дает ему право называться оперативно-стратегическим командованием.

Порочность нынешней реформы и в том, что форсируются перемены в научной военной школе. В результате будут массовые увольнения профессорско-преподавательского состава, потеря научных школ. Вахтовые методы, когда преподавателей возят из Москвы в другие города, не помогут.

Но главный порок — подрыв кадрового потенциала. Уже полгода офицерский корпус в ожидании: уволят, не уволят? В оборонно-промышленном комплексе кадровый потенциал уже утрачен, утеряны многие критические технологии. В ОПК сейчас ничего нельзя планировать, поскольку монополисты задирают цены в два-три раза. Среди кадровых военных идут разговоры: финиш увольнительному процессу будет не в 2012 году, как замышлялось, а в 2009-м. В 2012 году — президентские выборы. Что касается Сердюкова, то сработает принцип: мавр сделал свое дело — мавр должен уйти.

Единственное, что успокаивает, — не предвидится проблем с ракетными войсками стратегического назначения. Настораживает то, что речь в реформировании идет именно об облике армии, причем облике западного образца. А суть реформы, технология ее проведения неясны.

Виталий ШЛЫКОВ, член общественного совета при Министерстве обороны РФ, член Совета по внешней и оборонной политике, полковник ГРУ в отставке.

Я один из самых жестких критиков прежних Российских Вооруженных Сил. Выдвигал множество предложений, но ни одно из них не было принято. Одно из моих предложений — нужно создавать профессиональный сержантский корпус. При нем и призывная армия будет хорошо воевать. Каждый будет знать свой маневр. Я более 50 раз был в США, изучал армии многих государств мира, в том числе милицейскую армию Израиля. И пришел к выводу: есть 15 общих черт для всех армий мира. Помимо профессионального сержантского корпуса это наличие в мирное время структур, объединяющих разнородные силы и средства; жесткий парламентский и общественный контроль за оборонным бюджетом; отсутствие в мирное время принуждения частных предприятий к поддержанию мобилизационных мощностей; подчинение внутренних войск Министерству обороны, подчинение военной разведки гражданскому министру обороны, а не Генштабу, как сейчас; наличие у Вооруженных Сил собственной контрразведки; территориально-земляческий принцип комплектования; отсутствие специальных учебных заведений для военных юристов, медиков, журналистов, а теперь и священников. Добавим отсутствие института заместителей командиров по воспитательной работе, а также военных советов в округах, объединенных командованиях, видах и родах войск.

Практически ничего из названного у наших Вооруженных Сил нет. Но есть планы подготовки профессионального сержантского корпуса и ликвидации института прапорщиков и мичманов — это революция. В США главный сержант стоит рядом с президентом и министром обороны. Дом главного сержанта на окраине Вашингтона рядом с домами генералитета. В присяге сержанта армии США есть строчка: «я обязан облегчать работу офицера». В германской армии лейтенант, если хочет иметь профессиональный рост, должен прослужить не менее 12 лет, окончить университет бундесвера. А во время учебы его взводом командует фельдфебель, то есть тот же сержант.

Что касается перехода к бригадной системе, то в США в перспективе будут 303 бригады, на бригадную систему переходит и Китай. Но главный революционный пункт в реформе министра Сердюкова — отказ от мобилизационной системы. А то создавали склады вооружения и военной техники, которые никому не нужны. Словом, делается то, чего не делали 40 лет. Плохо, что у военных нет экспертного сообщества — только отдельные личности. Об этом мы говорили на итоговом заседании Общественного совета при Минобороны. Раньше генералы говорили так: мы приняли решение, а вы, ученые, обоснуйте его. Сегодня такое отношение к экспертному сообществу.

Сердюков — храбрый бухгалтер. Он пытается установить, сколько земли у Министерства обороны, сколько в действительности развернуто ракет, чем заняты люди в погонах и так далее. Он обнаружил множество жуликоватых генералов, которые просто держатся за кресла. Он стал искать смелых и молодых генералов и полковников. И нашел их. Вот командующий космическими войсками — молодой генерал-майор, войсками радиационной, химической и биологической защиты командует и вовсе молодой полковник. Но не будем забывать, что и Сердюков жестко «вставлен» в вертикаль власти.

Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник.

Я насчитал шесть этапов военной реформы в России начиная с 1988 года. На каждом из них успешно решался только один вопрос — сокращения. На модернизацию армии, решение социальных проблем средств не хватало. Каждый новый этап был связан с назначением нового министра обороны, который «исправлял» стратегические просчеты предшественника. Сергей Иванов уже заявлял, что реформа завершена, и вот пришел Анатолий Сердюков… Значит, внятной концепции военного строительства как не было, так и нет.

Между тем Российская армия на пороге большой войны. Некоторое сокращение вооруженных сил США компенсируется увеличением экспедиционных возможностей. НАТО перебрасывает свои европейские базы на восток. Российский Северный флот, по сути, заперт в базах атомными подводными лодками и стратегической авиацией. Радиотехнические средства НАТО на северо-западе влияют даже на пуски наших межконтинентальных баллистических ракет. Этим отчасти объясняются неудачи с «Булавой». В соответствии со своей военной доктриной Китай к 2010 году превратится в силу, готовую к расширению жизненного пространства. В 2009 году вполне возможен конфликт России и Украины.

В военной сфере совершенно новое явление — частные военные корпорации (в основном из отставников), которые способны дестабилизировать любое государство. В Ираке сегодня обеспечивают военные действия около 150 тыс. таких частников, отмечались они в Грузии, в Мумбае, они столкнули Индию и Пакистан. Идет эра перманентных конфликтов. Россия стала закупать оружие за рубежом. Говорят, израильские беспилотники эффективнее. Дальше, по этой, логике для эффективного командования надо приглашать генералов НАТО. Но идущая военная реформа этих проблем не затрагивает.

Константин СИВКОВ, вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук.

Военная реформа идет перманентно уже двадцать лет, и все это время во главу угла ставилась экономия, сокращение всего и вся. Но даже самые радикальные реформы Ельцина по сравнению с сегодняшним днем — детские шалости. Уничтожаются кадрированные части, а они при необходимости могут быть развернуты в полноценные дивизии. Кстати, все дивизии армии США сегодня остались нетронутыми и воюют. Авторы реформы говорят, что современная война будет внезапной и развернуть дивизии кадра не успеем. Но стратегической внезапности достичь невозможно. А сегодня у нас на каждую дивизию приходится от 3 до 4 тыс. км границы. Это много. Прапорщики и мичманы, которых сокращают, учили солдат военному делу. Теперь их учить не будут, так как никто из прапорщиков не согласится стать ефрейтором-контрактником. Желание реформаторов переложить функции тыловых подразделений на гражданские организации привело к тому, что стоимость обеспечения даже в мирное время выросла в 14 раз. Вряд ли какая-то из этих гражданских организаций способна обеспечить четыре-восемь эшелонов снабжения на три-четыре дня операции. Эти гражданские тыловики разбегутся после первого выстрела.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/793/32.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru