Русская линия
Радонеж Олег Попов18.01.2006 

Американский закон «о распространении демократии» и «цветные» революции

Часть 1

Иракский тупик

Прошло почти три года с начала агрессии США и их союзников против Ирака. Первоначальной и официально объявленной причиной этой войны было унчтожение оружия массового поражения (ОМП), которое якобы находилось на вооружении у режима Саддама Хуссейна. Параллельно озвучивались и другие причины, каждая из которых имел своего потребителя и заказчика:

— Уничтожение в Ираке плацдарма исламистского терроризма, ассоциирующегося с международной сетью Аль-Кайды, которая якобы поддерживала рабочие контакты с режимом Саддама Хуссейна и даже имела в Ираке свои базы. Основной потребитель — средний американец, уверовавший после террактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 не только в реальность исламистской угрозы, но и во всемогущество и вездесущность Осамы Бен Ладена. Заказчики — еврейские неоконсерваторы, христианские евангелисты и находящаяся под их влиянием администрация Дж. Буша во главе с самим президентом.

— Контроль (прямой или через марионеточное правительство) над нефтяными ресурсами Ирака, ослабляющий зависимость США и их союзников от нефтедобывающих стран Персидского Залива — Ирана, Саудовской Аравии, Омана, ОАЭ. Потребители — американцы, осознающие проблему ограниченности нефтяных ресурсов и страдающие от рoста цен на бензин. Заказчики — американские компании по нефтедобыче и нефтеоборудованию, как Халлибуртон (Halliburton) и Шеврон (Chevron), представленные в американской администрации вице-президентом США Диком Чейни (Dick Cheney) и гос. секретарем Кондолизой Райс (Condolееzza Rice).

— Устранение военной, ядерной и террористической угрозы Израилю со стороны режима Саддама Хуссейна. Потребители — практически все еврейское население государства Израиль, абсолютное большинство еврейской диаспоры в Соединенных Штатах Америки и американские христиане-евангелисты. Заказчики — про-израильское лобби в американских структурах власти — политической, финансовой, судебно-юридической, медийной, академической.

— Усиление геополитического положения США на Ближнем и Среднем Востоке; создание военных баз в непосредственной близости к основному сопернику США в этом регионе, Ирану. Потребитель — средний американец, убежденный в необходимости американского контроля над этой частью Земного Шара, откуда ему якобы грозит исламский фундаментализм. Заказчики — практически вся политическая элита США, за исключением немногочисленных публицистов и активистов антивоеного движения, как Ноам Чомски (Noam Chomsky) и Филлис Беннис (Phyllis Bennis).

— Устранение деспотического режима Саддама Хуссейна и построение демократического Ирака, как примера для подражания народам арабских стран. Потребитель — либеральные круги и правозащитные организации США. Заказчики — еврейские неоконсерваторы, провозгласившие глобальную демократическую революцию, которую они хотели бы начать с «освобождения» ближневосточных мусульманских стран, представляющих угрозу для Израиля и его политики на Ближнем Востоке.

Однако, война в Ираке дала далеко не те результаты, которых ожидали ее организаторы. Вот очевидные положительные для США и их союзников результаты ликвидации режима Саддама Хуссейна и оккупации Ирака:

— Выход США к границам Ирана и к нефтяным районам Каспийского моря;

— Создание военных баз США в Ираке; возросшие военно-стратегические возможности США в районе Ближнего и Среднего Востока;

— Устранение враждебного Израилю баасистского режима и возможности нападения на него с территории Ирака; усиление израильских стратегических позиций на Ближнем Востоке.

— Контроль над нефтяными ресурсами Ирака и возможность их эксплуатации.

— Создание курдского про-американского и про-израильского режима на населенном курдами севере Ирака.

Негативные же для США последствия военной акции в Ираке выглядят гораздо более весомыми, нежели положительные:

— Цены на нефть не упали, как предполагалось, и даже продолжали расти почти три года, достигнув рекордного за 30 лет уровня.

— Исламистские террористы Аль-Каиды, которых не было в Ираке при Саддаме Хуссейне, нынче легко проникают на территорию Ирака и совершают террористические акты, дестабилизирующие обстановку в стране.

— Уничтожив государственную структуру, построенную баасистами и Саддамом Хуссейном, американцы сделали реальностью распад Ирака на три враждующие между собой этно-конфессиональные региона — курдов, суннитов и шиитов.

— Не было найдено в Ираке ОМП (несмотря на выкручивание рук, которым подверглись сотрудники МАГАТЭ и лично Эль-Барадей), что нанесло по престижу США серьезный удар.

— В Ираке не утихает партизанская война иракского народа против американских оккупантов, оставляющая мало надежды на то, что установленный на американских штыках марионеточный режим удержится у власти в районах с шиитским и суннитским населением.

— Из Ирака в США непрерывным потоком идут гробы с американскими

военнослужащими. А находящиеся в Ираке 160 тыс. солдат и офицеров армии США, а также тысячи вольнонаемных — не покидают своих бетоннированных бункеров без конвоя из БТР и танков.

— Практически во всех странах, за исключением, пожалуй, Израиля, резко возросли антиамериканские настроения. В результате, имидж США в мире упал до немыслимого еще 3 года назад низкого уровня.

— Но, пожалуй, самое главное — это то, что неуклонно падает поддержка военной акции в Ираке и продолжающейся его окуппации среди американского населения. И все большее число политиков, журналистов, бизнесменов, юристов, политологов, включая некоторых умеренных неоконсерваторов стало искать мирного выхода из Иракского кризиса.

В то же время, критика неоконсервативных методов «демократизации» и установления «благодетельной империи» [1] не сопровождается отказом от самой концепции «распространения» свободы и демократии. А сами Соединенные Штаты Америки рассматриваются правящими элитами и значительным (если не подавляющим) большинством американского народа не только, как самая передовая во всех отношениях страна, но и как «спаситель человечества» и гарант свободы, мира и демократии. Объяснение такому состоянию умов следует искать не только в событиях последних десятилетий, но и в истоках американской цивилизации.

США как мессианская цивилизация

Фундаментальной чертой американского общественного сознания, присущей как правящeй и интеллектуальной элитам, так и «широким массам», является идея исключительности и избранности американской нации (nation). Эта, как говорят социологи, идеологема, ведет свое начало от идеи избранного народа, привезенной в Северную Америку протестантами-англичанами, и ставшей цементом американской общенациональной идеологии.

Как известно, прибывшие в первой половине ХVII века в Америку английские протестанты называли себя новыми евреями, Новым Израилем, а Новый Свет — землей обетованной. Так же, как иудеи, протестанты-англичане считали себя избранным Богом народом, и так же, как иудеи, они почитают Ветхий Завет (а не Новый, как это ожидается от христиан) своей главной Книгой. И как в иудаистской этике, стремление к богатству и стяжательству считается в протестанской этике богоугодным делом, обеспечивающим попадание в рай.

В статьях и выступлениях отцов-основателей США, многие из которых были членами массонских лож (напр. Бенджамин Франклин), а позже — в речах президентов США Джеймса Монро, Абрахама Линкольна, Тедди Рузвельта можно обнаружить целые тирады об особой миссии США в «этом мире». Именно А. Линкольну принадлежит знаменитая фраза: «Мы, американцы — последняя надежда всего человечества». А вот, что писал классик американской литературы Г. Мелвилл: «Мы, американцы — особые, избранные люди, мы — Израиль нашего времени; мы несем ковчег свобод миру.» [2].

Однако, пока США оставались ведущей державой лишь Нового Света, «избраничество» и «мессианство» американцев проявлялось, главным образом, в установлении контроля над странами Северной и Южной Америки и в этнических чистках северо-американского континента от туземцев-индейцев.

Впервые национальная концепция, в которой изложены обоснования притязаний США на роль лидера мирового сообщества, была выдвинута президентом США Вудро Вильсоном в начале 20-х годов. Концепция постулировала три основные американские ценности, которые были провозглашены универсальными и общечеловеческими, и которые США должны «нести» «неразумному» человечеству: демократия, рынок и мир. Однако, вплоть до 2-й мировой войны, эта концепция не получила широкого распространения и поддержки в американском обществе.

После 2-й мировой войны идеи исключительности и мессианского предназначения США, протестанские по своей природе, получили серьезное подкрепление в лице религиозной догмы «избранного народа», лежащей в основе иудейской религии. Эту догму в той или иной степени разделяют члены относительно немногочисленной (около 8 миллионов человек), но чрезвычайно влиятельной американской еврейской общины, занявшей к 70-м годам ведущие позиции в экономике, финансах, науке, адвокатуре, средствах массовой информации, а в последние годы и в государственных структурах США — Конгрессе, федеральном правительстве. Так, что не случайно менталитет значительного числа американских верующих, тяготеет, как писал А.С. Панарин, «больше к ветхозаветной нетерпимости и морали избранного народа, чем к новозаветному универсализму, предпочитающему христианское смирение и покаяние — духу первородства и избранничества» [3].

По мере того, как Соединенные Штаты выходили на «международную арену», масштабы их притязаний на роль мирового лидера и «спасителя» человечества от всевозможных глобальных вызовов возрастали. После 2-й мировой войны, когда США стали самой развитой в экономическом, технологическом и военном отношении страной несоциалистического мира, исключительность США стала пониматься американским обыденным сознанием, как превосходство над всеми другими народами (nations), причем не только в религиозных, но и в культурно-цивилизационных терминах. И как самое сильное государство в мире, Соединенные Штаты Америки взяли на себя не только функцию всемирного гаранта свободы и демократии, но и миссию распространения и внедрения американских ценностей в любой точке Земного шара.

«Вперед к глобальной демократической революции!»

6 ноября 2003 года, выступая в Вашингтоне по случаю 20-летия основания фонда National Endowment for Democracy (NED), президент США Дж. Буш объявил о «новой внешней политике» Соединенных Штатов Америки" - о «глобальной демократической революции» [4]. Начало этой политике уже было положено на Ближнем Востоке, «освобождением Ирака» и приступлением к «строительству» на его территории «демократического общества», которое бы стало «примером для подражания» [там же] другим народам этого региона. И хотя в «освобождении» нуждаются, по мнению Буша, не менее 40−50 стран нашей планеты, центром и «фокусом новой политики» Соединенных Штатов остается Ближний Восток. В первую очередь — это Иран, Саудовская Аравия и Сирия, страны, которые либо обладают значительными запасами нефти, либо противодействуют экспансии США в этом регионе и представляют потенциальную угрозу безопасности Израиля.

Перечисление репрессивных режимов, подлежащих устранению, Буш начинает с Кубы. (Ну, нет в мире более угнетенного народа, чем кубинцы!) За Кубой следуют Бирма, Сев. Корея, Зимбабве. Чуть дальше идет Китай, о котором Буш выразился весьма осторожно, что мол «китайский народ в конце концов захочет свободу целиком и полностью» и что «Китай уже обнаружил, что экономическая свобода ведет к национальному процветанию» [там же] и т. п.

Готовность мусульманских народов к «свободе» Буш обсуждает вслед за Китаем. Но в отличие от Китая, которому Буш посвятил всего один абзац (с Китая что возьмешь!), мусульманским странам, особенно ближне-восточным, Буш посвятил две страницы доклада, похвалив за «сдвиги» в области демократии Египет, Оман, Бахрейн и даже Саудовскую Аравию.

Выбор фонда National Endowment for Democracy местом и «трибуной» для провозглашения своей новой политики демократизации по-американски был не случайным. Именно эта организация была создана в 1983 году Президентом США Рональдом Рейганом и американским Конгрессом для «для укрепления демократических институтов во всем мире через воздействие на неправительственные институты» [5] И далее: «Используя выделенные ему Конгрессом США средства….NED выдает каждый год сотни грантов для поддержки про-демократических групп в Африке, Азии, Центральной и Восточной Европе, Латинской Америке, Ближнем Востоке…» [5].

И вот 20 лет спустя, президент США Джордж Буш младший, считающий себя продолжателем «дела Рейгана», вновь объявил крестовый поход, но теперь уже не против коммунистической «империи зла», а против тех режимов и «диктаторов», чья внешняя и внутрення политика не устраивает американского «гаранта свободы и демократии». И сегодня на освобождение человечества от диктаторов «брошена» не одна квази- государственная «благотворительная» организация, а политические, экономические, интеллектуальные, пропагандистские, дипломатические и, наконец, военные ресурсы самой мощной державы планеты.

Закончил свое выступление Буш призывом «упорно работать над делом по распространению свободы» [4]. И на этот призыв довольно скоро откликнулись американские законодатели.

3 марта 2005 года, четыре американских конгрессмена — два сенатора Джон Маккейн (John McCain) и Джозеф Либерман (Joseph Lieberman), и два члена Палаты Представителей — Том Лантос (Tom Lantos) и Фред Вулф (Fred Wоlf) — внесли в Конгресс законопроект, который по английски звучит так: «Advance Democratic Values, Address Nondemocratic Countries, and Enhance Democracy Act» [6]. Примерный перевод его таков: «Закон о распространении демократии и демократических ценностей в недемократических странах». Чаще всего его называют «Advance Democracy Act», или «Закон о распространении демократии». Фактические авторы этого законопроекта — группа, собранная в стенах неоконсервативного Гудзоновского Института (Hudson Institute) — дипломат и бизнесмен Марк Палмер (Mark Palmer), юрист Эрик Кадель (Eric Kadel), политологи Майк Горовиц (Mike Horowitz) и Брент Тантильо (Brent Tantillo) [7].

История создания законопроекта восходит к середине 70-х годов, когда молодой американский дипломат, бывший активист анти-военного движения конца 60-х годов Марк Палмер приехал в СССР, где познакомился с советскими диссидентами и еврейскими «отказниками». Знакомство с людьми либеральных убеждений, чьи взгляды сформировались в «тоталитарном» Советском Союзе, привело его к убеждению, что либеральные ценности могут усваиваться людьми любой культуры и любого народа, даже находящегося под властью тоталитарного режима.

В 1986 году Палмер, тогда уже сотрудник администрации президента США, возглавил американскую делегацию, ведущую переговоры с советскими властями об освобождении из лагеря еврейского активиста и правозащитника Анатолия Щаранского. В конце 80-х годов ХХ века, будучи послом США в Венгрии, Палмер не только общался с местными диссидентами, которые к тому времени могли свободно выражать свои вгляды, но и организовывал массовые уличные демонстрации в Будапеште противников коммунистического режима.

В 90-е годы, через принадлежашую ему компанию Central European Media Enterprises Марк Палмер создал, а затем финансово поддерживал первые частные «независимые» (от государства, разумеется) телекомпании в Чехии, Словакии, Словении, Румынии, Украине. Общая сумма, вложенная Палмером в это «дело» превысила 600 миллионов долларов. В те же 90-е годы, вместе с валютным спекулянтом-миллиардером Джорджем Соросом (George Soros), фондом National Endowment for Democracy (NED) и американским государственным агенством United States Agency for International Development (USAID), Палмер создавал в Югославии оппозиционные правительству Слободана Милошевича молодежные и студенческие группы, газеты, радио- и ТВ-станции [8]. А в 1996 году он уже шел по улицам Белграда во главе студенческих анти-правительственных демонстраций.

Успех анти-правительственных демонстраций в Чехословакии, Венгрии, Восточной Германии, Румынии, Югославии, приведших к падению «недемократических» режимов, показал высокую эффективность хорошо подготовленных и скоординированных акций оппозиционных груп. Одако, успех «вельветовых» (как их тогда называли) анти-коммунистических революций 80−90-х годов в странах Восточной Европы вряд ли был возможен, если бы этим странам грозило военное вмешательство со стороны Советского Союза. И Палмер пришел к убеждению, что в нынешних геополитических условиях Соединенные Штаты Америки, затратив относительно небольшие суммы, могут создать (организовать, профинансировать, подготовить) из местного «протестного ресурса» небольшие, но хорошо подготовленные оппозиционные группы, способные «мирным, ненасильственным» путем сменить нежелательное Соединенным Штатам правительство любой страны нашей планеты.

Учебник по «ненасильственным демократическим» революциям

Осенью 2003 года М. Палмер издал книгу «Сломать Ось Зла: Как к 2025 году устранить от власти последних диктаторов» [9]. В ней он подробно описывает 25 условий, выполнение которых обеспечит успешное и «малозатратное» свержение неугодных США политических режимов («диктаторов», как называл их Палмер). Вкратце, эти условия сводятся к следующему:

— формирование из местных, придерживающихся либеральных ценностей и про-западных взглядов лиц не-правительственных организаций (НПО) — правозащитных, пацифистских, молодежных, студенческих;

— создание либеральных и про-западных СМИ (прессы, радио, телеканалов, вебсайтов);

— проведение западными СМИ интенсивной и систематической пропаганды по делегитимизации и демонизации «недемократического режима» в сознании граждан этой страны и западного общественного мнения;

— ведение западными и местными «демократическими» СМИ массированной пропаганды по легитимизации оппозиционных режиму групп и организаций и приданию им имиджа истинных представителей народа [10];

— «проталкивание» в ООН, Европейском Союзе, ОБСЕ, ПАСЕ и других международных организациях резолюций, осуждающих «нарушения прав человека», «наступления на свободу прессы» и т. п. в стране, где планируется «демократическая революция»;

— подготовка (треннинг) оппозиционных групп и организаций «гражданского общества» к проведению уличных «ненасильственных» акций — манифестаций, митингов, пикетов, блокирования официальных зданий и институтов и т. п.;

— создание психологической атмосферы внутри страны, парализующей способность стронников существующей власти к сопротивлению;

— использование дипломатических и финансовых методов давления на «диктаторов», членов руководства страны с целью заставить их отказаться от власти «мирным» путем.

Таким образом, не отвергая в принципе неоконсервативную концепцию мировой демократической революции Палмер предлагает совершать ее не вооруженным путем, не высадкой морской пехоты и даже не путчем а-ля Пиночет, а абсолютно «мирными и ненасильственными» методами [9]. А главное — дешевым и почти «безболезненным» для США способом: «руками» местных «неправительственных организаций», созданных из лиц, придерживающихся либеральных и про-западных убеждений.

Книга Палмера получила высокую оценку у многих политических и общественных деятелей США, как неоконсерваторов, так и либералов. Среди первых — бывший троцкист, публицист Джошуа Муравчик (Joshua Muravchik), бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey), известный политолог Френсис Фукуяма (Francis Fukuyama), дипломат и президент Американского Комитета за Мир в Чечне Макс Кампельман (Max Kampelman). Среди либералов — лидеры Демократический партии в Конгрессе США Нэнси Полоси (Nancy Polosi) и Джозеф Байден (Joseph Biden), «непримиримый» противник внешней политики Буша миллиардер Джордж Сорос, директор Вашингтонского оффиса правозащитной организации Human Rights Watch Том Малиновски (Tom Malinowski).

Книга была распространена среди членов Конгресса США, послана в госдепартамент и все посольства США зарубежом, в крупнейшие американские университеты, в международные издательства политической литературы, в ведущие средства массовой и электронной информации США…. Такой популяризации и таких «рекомендаций» для чтения удостаивались немногие книги в США….

Завершим «аннотацию» книги Палмера цитатой его коллеги по руководству «правозащитной» организацией «Дом Свободы» (Freedom House), бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси (James Woolsey): «В ходе трех мировых войн (двух горячих и одной холодной) мы и наши союзники освободили большую часть человечества. Марк Палмер показал нам, каким образом нужно довести наше дело до конца» [9]… Комментарии, я полагаю, излишни: лучше об истинных целях «ненасильственной демократической революции» и мотивах Палмера и его коллег из ЦРУ и «домов свободы» — не скажешь.

Штаб и стратегия «всемирной демократической революции»

Вернемся к законопроекту от 3 марта 2005 года. Как и положено документу такого рода он начинается с обширной Преамбулы, которая включает в себя:

— идеологическую часть, где цитируется Всеобщая декларация прав человека, приводятся ссылки на речи нынешнего президента США Дж. Буша, утверждается тождество американских и универсальных (общечеловеческих) ценностей;

— аналитическую часть, в которой «недемократические» режимы названы в качестве источников всех бед нашей планеты — от нищеты и загрязнения окружающей среды до дискриминации женщин и организации этнических честок и геноцида, и утверждается, что всех этих бед нет в «демократических» странах;

— вывод, звучащий буквально так: «Страны, в которых нет свободы и демократии неизбежно ставят пределы полному расцвету человеческих способностей и потому цель внешней политики Соединенных Штатов — распространять и продвигать всеобщую (universal) демократию» [6];

— современные примеры «продвижения демократии» Соединенными Штатами (на Украине, в Грузии);

— обсуждение принятых Конгрессом США в последние годы законов о поддержке и финансироваиии «демократических» оппозиций в странах, предназначенных для «революции» — на Кубе, в Иране, Сев. Корее, Беларуси;

— краткое изложение стратегии и тактики, которые США следует применять для успеха политики «распространения мировой демократии».

Вслед за Преамбулой идет раздел, где кратко, но четко постулируется главная миссия и цель американской внешней политики — «распространение свободы и демократии в зарубежных странах» [там же] - и конкретизируется, какие свободы, права и демократические принципы будут распространять США, и какие методы будут использоваться. Что же касается методов, то законопроект позволяет гос. депу «использовать все инструменты влияния для поддержки, распространения и усиления демократических ценностей, принципов и практик в зарубежных странах» [там же].

В соответствии с новым законом, основная тяжесть по подготовке и проведению «мирных» демократических революций в «недемократических» странах ложится на государственный департамент (Министерство иностранных дел) США. Законопроект предусматривает создание специального отдела при госдепе, который так и называется: «Отдел по Демократическим Движениям и Переходам к Демократии» (Department on Democracy Movements and Transitions to Democracy). Отдел подчиняется заместителю Секретаря госдепа по иностранным делам. В его функции входят:

— разработка общей стратегии «распространения свободы и демократии», объявленной 3 ноября 2003 года президентом Бушем, как главной цели и миссии американской внешней политики;

— разработка программ подготовки «демократических сил» (то бишь, про-западных групп и организаций) в «недемократических» странах;

— обеспечение ресурсов для «треннинга» дипломатических работников в области «распространении свободы и проведения демократических преобразований в недемократических странах» [6];

— поощрение работников посольств, которые проявили «активность и инициативу» [там же] в работе с местными «демократическими» силами и организациями;

— ежегодный отчет Конгрессу США о проделанной работе.

Конкретные же планы организации, подготовки и финансирования революций в каждой из «недемократических» стран будут разрабатываться «на местах» посольствами США в этих странах с учетом «советов и рекомендаций» от местных «демократических неправительственных организаций и лиц либеральных и демократических взглядов» [там же].

Большое значение придается в законопроекте работе американских посольств с молодежью стран, предназначенных к «освобождению», особенно со студентами. Предусматривается разработка «специальных программ и лекций по вопросам перехода к демократии» [там же] для студентов ведущих и престижных университетов.

Сами же американские посольства получили в законопроекте романтическое название — «Островки свободы».

Законопроект разделил весь Земной Шар на шесть регионов, в каждом из которых предполагается создание «Регионального демократического Штаба» (Regional Democracy Hub), который будет контролировать и координировать в своем регионе работу американских посольств по реализации законопроекта Advance Democracy Act.

Финансирование «революции» будет проводиться из специального государственного Фонда в поддержку Прав Человека и Демократии (Human Rights and Democracy Fund) — с бюджетом в $ 250 миллионов на первые два года. Предусматривается участие в подготовке и финансировании «революционных кадров» уже давно вовлеченными в «революционный процесс» государственных фондов и организаций — National Endowment for Democracy, United States Agency for International Development, Freedom House.

Консультативный Совет, созданный из ведущих американских политологов и специалистов по «недемократическим» странам будет проводить анализ работы Отдела по Демократическим Движениям и Переходу к Демократиям и давать регулярно оценку его эффективности.

Информационное и пропагандистское обеспечение проекта будет осуществляться специально создаваемой государственной радиостанцией и интернет-вебсайтом; к «работе» будут привлекаться центральные американские газеты и журналы.

Есть «ниша» в законопроекте и для ЦРУ и других федеральных спецслужб и частных аналитических центров. Им надлежит разыскивать и ставить под «учет и контроль» счета, акции и недвижимость «диктаторов», коих планируется свергать в ходе «ненасильственных» революций.


Когда либералы объединяются с неоконсерваторами

29 июля 2005 года законопроект «О распространении демократии» был одобрен значительным большинством голосов Палаты Представителей Конгресса США (351 голос против 78). Нет оснований сомневаться, что и Сенат США одобрит этот закон. Да и трудно ожидать иного исхода: ведь предлагаемый законопроект вполне соответствует американской мессианской «национальной идее» — нести миру «ковчег свободы и демократии». Расхождения возникают лишь в интерпретации этой идеи и методах ее реализации.

Находящиеся ныне у власти неоконсерваторы и их союзники — христианские евангелисты — видят национальную американскую идею в создании «всемирной благодетельной империи» [1], руководимой Соединенными Штатами Америки. Неоконсерватизм, как политическое течение, образовался в США в середине 70-х годов ХХ века из бывших членов Демократической партии — леваков и троцкистов, в подавляющем большинстве еврейского происхождения. Основное расхождение неоконсерваторов со своей бывшей партией было связано с «мягкой» и уступчивой позицией демократов по отношению к «мировому коммунизму» и арабским государствам, угрожавшим безопасности Израиля.

Политическая и социальная философия неоконсерваторов сложилась к началу 80-х годов и изложена в книгах и статьях философа и публициста Ирвинга Кристола (Irving Kristol), бывшего троцкиста, признанного отца неоконсерватизма [11]. Эта философия представляет из себя смесь из нескольких политических доктрин и идеологий [12]:

— марксистского мессианства,

— американского культурнo-цивилизационного шовинизма,

— светского сионизма,

— либерализма,

— нео-платонизма еврейского философа Лео Штрауса, иммигрировавшего в 30-е годы из Германии в США и преподававшего в Чикагском университете [13]. Многие из нынешних лидеров неоконсерватизма — бывшие студенты Л. Штрауса: Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz), Абрам Шульски (Abram Shulsky), Эллиот Абрамс (Elliot Abrams), Джон Болтон (John Bolton), Вильям Кристол (William Kristol).

Будучи откровенными американскими шовинистами, неоконсерваторы полагают Соединенные Штаты Америки высшим достижением человеческой цивилизации и «универсальной» ценностью, не нуждающейся в одобрении «мировым сообществом», в том числе европейскими партнерами США.

В полном соответствии с идеей «избранности» и мессианского предназначения США «неоконы», как их часто называют в прессе, придерживаются принципа «что хорошо для Америки, то хорошо и для остального мира» [1,11]. Естественным и ближайшим союзником США они считают свою «историческую родину» — государство Израиль, с которым неоконсерваторов связывает общая судьба и общая идеология — сионизм, и защита которого объявляется ими «моральной обязанностью» Соединенных Штатов [11].

Международные организации и институты, как ООН, ОБСЕ, Международный Уголовный Суд и международные пакты, к которым присоединились США, рассматриваются неоконсерваторами лишь как инструмент для достижения США и Израилем своих целей и интересов. Главную же «историческую миссию» Соединенных Штатов Америки в современном мире неоконы видят в установлении глобального миропорядка под американским руководством [1]. В контексте реализации этой миссии политика Буша по «распространению демократии» рассматривается ими, как способ устранения неугодных США и Израилю режимов. Методы устранения — «изнутри» или «извне» (т.е. в результате военной интервенции) — вопрос для неоконов второстепенный. Наиболее радикальные неоконы призывают руководство США к прямому военному вмешательству с последующей оккупацией стран «зла» — от Югославии до Ирана [14]. Их призывы были услышаны американскими властями и частично реализованы — в Югославии, Ираке, Афганистане.

Традиционные оппоненты неоконов — американские либералы, члены демократической партии, придерживаются иной трактовки «распространения демократии и свободы» и, соответственно, иной внешне-политической концепции. Устами «своих» президентов — Джона Кеннеди, Джимми Картера, Билла Клинтона они объявили национальной американской философией защиту свобод и прав человека во всем мире. В отличие от неоконсерваторов, настаивающих на абсолютном приоритете американских интересов и ценностей, либералы формулируют и пытаются проводить свою внешнюю политику так, чтобы защита национальных интересов США не входила в противоречие с общечеловеческими ценностями.

Либералы настаивают на верховенстве международных законов и соглашений, таких как Международные Пакты о Гражданских и политических правах, Всеобщая Декларация Прав человека. Равным образом, они поддерживают тезис об ограниченном суверенитете всех государств, включая США, и приоритете прав человека над суверенитетом национальных государств. Этот тезис получил свое развитие в т.н. «гуманитарных интервенциях» в Югославии, Восточном Тиморе, Сьерра-Леоне.

И наконец, для либералов — провозглашенный Дж. Бушем тезис о «глобальном распространении свободы» понимается как содействие «угнетенным» народам в восстановлении, а не навязывании извне универсальных и всеобщих прав человека, якобы отнятых у них «диктаторами». Причем, это восстановление должно проводиться силами самого «народа», а если требуется помощь извне, то только с санкции международных институтов — ООН, ОБСЕ, на худой конец, НАТО.

Иными словами, либералы отказывают Соединенным Штатам в «праве» самолично, без санкции ООН вторгаться на чужую территорию и военным путем свергать существующее правительство, если оно не угрожает безопасности Соединенных Штатов. Исходя из этого принципа, демократы практически единодушно поддержали в Конгрессе агрессию США против Афганистана, где базировался Бен Ладен со своей Аль Кайдой, но весьма долго сопротивлялись вовлечению США в военные действия против Ирака.

Данная в Законе «О распространении демократии» характеристика неправительственных организаций (НПО), как главных и ключевых субъектов политической революции в стране, подлежащей «демократизации», устранило основное разногласие между «либералами» и «неоконсерваторами» в вопросе о методах свержения дикатур и «распространения свободы и демократии». Поскольку же щекотливый для демократов вопрос о «благотворительной империи» не обсуждается и даже не упоминается в Законе «о распространении демократии», то подавляющее большинство либералов-демократов (за исключением небольшой группы «социалистов») в Палате Представителей проголосовало за этот закон.

Таким образом, Закон «о распространении демократии» может вполне стать совместной внешнеполитической платформой либералов-«меньшевиков» и неоконсерваторов-«большевиков» [8]. В частности, он создаст условия для их сотрудничества и в «борьбе за права человека и демократию», как необходимой и неотъемлимой части проекта по свержению «диктаторов», особенно, если в Белый Дом придет президент-демократ, делающий упор на защите прав человека и свободы прессы. Резко усилится озабоченность администрации США состоянием прав человека в России и якобы «поднимающим в России голову национализмом, фашизмом и антисемитизмом». Подтверждением этому может послужить недавнее «Открытое письмо» 100 американских и европейских общественных и политических деятелей — от неоконсерваторов, среди которых упоминавшиеся нами Билл Кристол, Роберт Каган, Франсис Фукуяма, Джошуа Муравчик, до либералов — Марк Палмер, директор NED Карл Гершман, Том Малиновски. Письмо призывает правительства западных стран осудить «путинскую Россию» и «недвусмысленно встать на сторону демократических сил в России» [15].

В прессе, между тем, превалирует положительная, в целом, оценка «Закона о распространении демократии». Критика же сосредоточивается на деталях, хотя и весьма существенных:

— несоответствие, а в некоторых случаях и противоречие между политикой демократизации и конкретными американскими экономическими и политическими интересами в данном регионе [16−17].

— сомнения в том, что мусульманский мир «поверит» в искренность американского руководства демократизировать арабские государства после десятилетий поддержки Соединенными Штатами репрессивных и недемократических режимов, в том числе и на Ближнем Востоке [18]

Однако, сам принцип вмешательства Соединенных Штатов во внутренние дела других странах под предлогом «распространения демократии и свободы» не подвергается сомнению американским истеблишментом — ни «демократическим», ни «республиканским». Вопрос в другом: хватит ли сил и ресурсов у Соединенных Штатов Америки для дальнейших внешнеполитических акций по «расширению свободы и демократии» и поддержания «Нового Мирового Порядка», этого новейшего «Pax Americana».

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1555

Часть 2

«Агенты глобализма» и «цветные» революции

Развитие событий в Ираке и Афганистане со всей очевидностью показало, что неоконсервативная политика прямого военного вмешательства в дела других стран с целью установления приемлимого для США режима явно несостоятельна и терпит провал. И не только потому, что граждане «освобождаемой» страны не хотят «идти в рай» насильно, под дулами автоматов. Дело в том, что, как и следовало ожидать, американцы не настолько «идеалисты», чтобы оплачивать жизнями своих детей навязывание американских ценностей другим народам и культурам. А главное, и это, пожалуй, основная причина провала — это то, что «ценности» американской цивилизации «совсем не обязательно совпадают» с ценностями арабской, китайской, русской цивилизаций. Скорее, наоборот…

Однако, американский истеблишмент, как «республиканский" — неоконсервативный, так и либерально-космополитический отнюдь не собирается отказываться от „распространении свободы и демократии“ на нашей планете. Требовалось лишь найти иные, менее „затратные“ — в человеческом и финансовом „исчислении“ механизмы реализации американской „национальной идеи“. И найти их оказалось нетрудно:

— Во-первых, в любой стране есть и будут недовольные существующим режимом социальные слои и национальные меньшинства.

— Во-вторых, в процессе экономической, профессиональной, культурной, информационной, коммуникационной глобализации практически в каждой стране образуются группы с менталитетом, мировоззрением и социально-политическими взглядами и установками более близкими к западным либерально-космополитическим, нежели к таковым народа, в стране которого им „не повезло родиться“. Именно эти космополитические по социальному статусу и/или мировоззрению группы, называемые историками и социологами „агентами глобализма“ [3], „малым народом“ [19], „новым народом“ [10], не раз в истории становились катализатором и интеллектуальным и организующим ядром политической, а затем социальной и культурной „революции“, придавая ей характер „цивилизационного переворота“, как это произошло в России в 1917 и 1991 г. г.

Что касается социальных и профессиональных групп, посчитавших себя экономически ущемленными или политически „обойденными“ существующим режимом, то их использовали и продолжают использовать в качестве „пушечного мяса“ цветной революции. Так было в России в революции 1988−1993 г. г., где студенчество и либеральная анти-коммунистическая интеллигенция были главным инструментом разложения общественного сознания и слома политико-экономической и административной систем страны. Так было и в „оранжевом“ государственном перевороте на Украине, и в „розовом“ путче в Грузии.

Существует мнение, что „цветные“ революции начались с Грузии, или на худой конец, с Сербии 2001 года, когда подготовленная и оплаченная американским госдепом, Джорджем Соросом и Марком Палмером сербская „демократическая“ оппозиция вышла на улицы и заставила Слободана Милошевича под угрозой „пролития братской крови“ отказаться от власти. Однако, такого рода „мирная“ и практически бескровная революция была „спонсирована“ и „профинансирована“ еще в 1917 году в России кайзеровской Германией, вильсоновской Америкой и еврейскими банкирами США и Европы [20−22].

Сегодня, в списке недемократических стран, подлежащих „ненасильственной демократической революции“ числятся Иран, Сирия, Куба, Беларусь, Сев. Корея, Саудовская Аравия, Ливия, Китай, Мьянма (Бирма) и еще три десятка государств. В нынешнем, 2005 году в этот список, ежегодно публикуемый американской полу-государственной „правозащитной“ организацией Дом Свободы (Freedom House), была включена и Россия. И хотя первыми в очереди на „революцию“ стоят Сирия и Иран, Куба и Беларусь, то есть, страны открыто противостоящие американскому „распространению свободы и демократии“ и потому наиболее „раздражающие“ руководство США, рано или поздно дойдет очередь и до России. (Анти-российский пояс из стран Балтии, Украины, Польши, Молдовы, Грузии — создается уже не первый год. И лишь твердая про-российская и анти-натовская позиция президента Беларуси А.Г. Лукашенки не позволяет „замкнуть“ НАТО-вскую петлю вокруг России).

Идея использования местной оппозиции, в том числе и деструктивных анти-национальных сил („цивилизационная оппозиция“) в качестве агентов внешнего противника, использующего эти силы как инструмент для слома государственной системы, т. е. политической революции — стара как мир. Точно так же не ново использование благотворительных фондов — государственных и частных — в качестве финансовых „спосоров“ и организаторов путчей и политических переворотов. Напомним, что в начале нынешнего ХХI века Конгрессом США были приняты законодательные акты, „делегитимизирующие“ режимы Ирана, Северной Кореи, Кубы и Беларуси и обязывающие государственную власть Соединенных Штатов содействовать свержению правительств этих стран. Так, что же тогда нового в обсуждаемом нами законопроекте?

А дело все в том, что все предыдущие „цветные революции“ финансировались и организовывались Соединенными Штатами Америки не „напрямую“ федеральными и государственными институтами и структурами, а через формально „неправительственные“, хотя и зависимые от Конгресса США фонды и организации», как NED, Freedom House, Ford Foundation, Eurasia Foundation, Carnegie Foundation for International Peace и т. п. И каждый раз, когда СМИ и/или «свергаемое» правительство обвиняли США в финансировании и поддержке подрывных организаций, типа «Кхмары», «Отпора», «Пора» и прочих «оранжистов, то официальные представители американской администрации либо опровергали «инсинуации», либо хранили молчание. В тех, же случаях, когда факты финансирования «цветной революции» невозможно было опровергнуть, то американские официозы заявляли, что эти деньги мол выдавались на развитие демократических институтов, подготовку социальных работников, юристов и т. п.

Так было (и так продолжается) с финансированием американскими государственными фондами NED и USAID «ячеек гражданского общества» в Венгрии, Чехии, Болгарии, Сербии, России, Грузии, Азербайджане, на Украине, в Беларуси, Киргыстане. А уж если члены «гражданских», например, «правозащитных» организаций «выходят на улицу», или блокируют парламент, так мы, говорят американские официальные лица, тут не причем.

Иными словами, глобалистские и либеральные средства массовой информации на Западе преподносят т.н. «цветные революции» в пост-коммунистических странах, как самодеятельные и неспонсируемые западными державами восстания «народных масс» за свою свободу и за демократию.

Покушение на национальный суверенитет

С принятием же «Закона о распространении демократии» Соединенные Штаты Америки совершают настоящую революцию в теории и практике международных отношений. Действительно, ведь речь идет не просто о провозглашении новой политики «мировой демократической революции», о чем Дж. Буш говорит уже более 2-х лет. Впервые в новейшей истории высший законодательный орган США — члена Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН — принимает закон, в соответствии с которым:

— Миссией и главной функцией американских посольств в «недемократических» странах становится организация, финансирование и подготовка анти-правительственной оппозиции, сформированной из местного населения для проведения «демократической революции» («устранения диктаторов»).

— Конгресс США официально объявляет нелегитимными все те правительства и политические системы, которые объявлены им «недемократическими» и которые, согласно закону США, подлежат «ненасильственному» свержению.

— Конгресс и федеральные власти США провозглашают и юридически (законодательно) закрепляют свое «право» решать, какое правительство и в какой стране оно будет «устранять».

— Правительство США создало при своем Министерстве Иностранных Дел (Государственный департамент) специальный орган по организации и проведению «демократических революций» в любой выбранной им, американским правительством, стране.

— Посольства США формируют из либеральных и про-западных оппозиционных групп и лиц неправительственные организации, которых гос. деп США от имени некоего «мирового сообщества» объявляет «истинными» представителями народа, и руками которых устраняет неугодное ему правительство.

— В нарушение фундаментальных основ международного права и межгосударственных отношений Соединенные Штаты Америки отрицают суверенное право членов Организации Объединенных Наций — устанавливать свою форму государственности и свое правительство.

— Принятием этого закона, все народы нашей планеты, объявленными «недемократическими», объявляются не способными к самостоятельному государственному творчеству и потому нуждающимися в американской помощи.

Россия также помещена в список «недемократических» стран, так что ей, как и Кубе и Ирану, Сирии и Беларуси грозит «ненасильственная демократическая революция» силами «демократических» неправительственных организаций и групп, оттренированных и проплаченных американскими государственными структурами и фондами. Эта очевидная угроза национальной безопасности России со стороны Соединенных Штатов Америки и их российских «клиентов» не может быть проигнорирована российским руководством. Она должна быть принята во внимание при разработке стратегии национальной безопасности, а также при принятии законодательными органами РФ законов, регулирующих деятельность американских — государственных и частных — организаций и благотворительных фондов, «работающих» в России.

Не меньшее внимание должно быть обращено и на статус и деятельность тех российских неправительственных организаций, особенно, правозащитных, кто годами финансируется американскими фондами, создавая «гражданское общество» на основе либерально-космополитической идеологии [23]. На них, «грантоедов» и «агентов глобализма» [3,24], активно выступающих на правовом и политическом поле Российской Федерации на стороне деструктивных и про-западных сил, должны быть распространены ограничения, которые наложены на иностранные некоммерческие неправительственные организации (НКО) недавно (декабрь 2005 г.) принятым Российской Думой законом. В соответствии с этом законом запрещается деятельность тех иностранных НКО, чьи «цели создают угрозу суверенитету, политической независимости, территориальной неприкосновенности, национальному единству и самобытности, культурному наследию и национальным интересам Российской Федерации» [25].

И хотя закон об НКО далек от совершенства, протесты, которые несутся из Конгресса США и анти-русских организаций, вроде Freedom House и Human Rights Watch — есть лучшее подтверждение верности принятого Российской Думой решения.

Что же касается российским неправительственных организаций, кормящихся с рук западных государственных фондов, как National Endowment for Democracy, и даже получающих от этих фондов «награды», то к ним полностью относится известная американская пословица: «There is no free lunch in this country» («В этой стране нет бесплатных обедов»)….Это они — те самые «российские демократы» на которых делают ставку авторы «Открытого письма главам государств и правительств Европейского Союза и НАТО» и Конгресс Соединенных Штатов Америки, принимающий закон «о распространении демократии"…

Вместо заключения

Статья уже была готова к печати, когда в прессе появился текст выступления заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Николаса Бернса (Nicolas Burns) на приеме, устроенном 15 декабря 2005 года вашингтонским отделом Европейского института. Говоря о положительных результатах сотрудничества США и Европейского Союза (ЕС) за последний год, Бернс озвучил цели «оранжевой» революции на Украине: «Мы открыли для Украины дверь в демократическое, безопасное будущее без коррупции и в партнерстве с НАТО и Европейским Сообществом» [26]. Так же ясно определил он цель политики США в отношении Беларуси: «В Беларусь мы несем наш совместный призыв к свободе, против последнего европейского диктатора» [там же].

Но вот, пожалуй, впервые в открытой прессе излагается не «общая» концепция внешней политики США, а конкретная совместная программа США и ЕС на 2006 год: «Мы должны завершить нашу работу в Европе и достичь Украины и России,… продолжать нашу политику защиты свободы в России и на Украине"… «Мы должны продвигать наши американо-европейские демократические цели дальше на восток — в Россию, Украину, Кавказ и Среднюю Азию…» [там же].

Из выступления Бернса совершенно очевидно следует, что администрация Дж. Буша, не дожидаясь одобрения Сенатом, намерена проводить в жизнь закон «о распространении демократии». Так что предположения, высказанные в нашей статье о надвигающейся на Россию угрозы «ненасильственной демократической» революции, к сожалению, подтверждаются. Остается лишь гадать, к каким конкретным методам «демократизации» прибегнет «объединенный штаб» Евросоюза и Соединенных Штатов Америки, и на какие отряды российской «демократической» оппозиции он будeт делать ставку.

Литература

[1] R. Kagan and W. Kristol, Present Dangers: Crisis and Opportunity in American

Foreign and Defense Policy, Encounter Books, 2000

[2] A. Schlesinger, Jr., «The Cycles of American History», Houghton Mifflin Co., NY,

1987.

[3] А.С. Панарин, «Искушение глобализмом», Русский Национальный Фонд",

Москва, 2000.

[4] http://www.state.gov/p/nea/rls/rm/26 019.htm.

[5] О.А. Попов, «Политическая деятельность в правозащитных одеждах»,

http://www.lebed.com/2004/art3813.htm;

http://www.pravoslavie.ru/analit/40 629 121 641.

[6] http://www.theorator.com/bills109/hr1133.html.

[7] http://www.hudsoninstitute.org.

[8] О.А. Попов, «Human Rights Watch как политический инструмент либерально-

космополитической элиты США», http://www.lebed.com/2004/art3714.htm

http://www.pravoslavie.ru/analit/40 525 181 342;

«Москва», N 8, 2004 г., http://www.moskvam.ru/2004/08/popov.htm.

[9] Mark Palmer, «Breaking the Real Axis of Evil: How to Oust the World’s Last
Dictators by 2025», Rowman & Littlefield Publishers, Inc., October 2003.
[10] С.Г. Кара-Мурза, «Государство переходного периода: исчезновение народа»,
http://www.apn.ru/?chapter_name=advert&data_id=706&do=view_single.
[11] Irving Kristol, «Neoconservatism: the Autobiography of an Idea», Free Prеss, New

York, 1995.

[12] О.А. Попов, «США и глобалистские решения «еврейского вопроса»,

http://www.pravaya.ru/faith/13/3185.

[13] S.B. Drury, «The Political Ideas of Leo Strauss», New York, St Martin’s Press, 1988.

[14] W. Kristol, etc. http://www.newamericancentury.org/Bushletter-40 302.htm.

[15] «Новая газета» от 4 октября 2004 г.

[16] А. Cohen, and Helle C. Dale, «The ADVANCE Democracy Act: A Dose of Realism

Needed», http://new.heritage.org/Research/NationalSecurity/em968.cfm.

[17] Eli Lake, «Universal Democracy' Is the Goal As Congress Eyes New Legislation»,

The New York Sun, July 27, 2005.

[18] John Feffer, «All democracy, all the time», http://www.salon.com.

[19] И.Р. Шафаревич, «Русофобия», http://shafarevich.voskres.ru/a46.htm.

[20] Antony L. Sutton, «Wall street and bolshevik revolution», Crown Publishing Group;

September 1974.

[21] А. Арутюнов, «Досье Ленина без ретуши», Москва, «ВЕЧЕ», 1999.

[22] И.Я. Фроянов, «Октябрь семнадцатого», ЭКСМО, 2002.

[23] О.А. Попов, «Американские благотворительные фонды и российские

провозащитные организации», http://www.lebed.com/2004/art3651.htm;

http://www.pravoslavie.ru/analit/40 510 122 940.

[24] O.А. Попов, «Защитники прав человека или «агенты глобализма?»,

«Москва», N 1, 2004, http://www.moskvam.ru/2004/01/popov.htm;

http://www.lebed.com/2004/358.htm;

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/40 621 160 717.

[25] http://alert.hro.org/ngolaw/text/233 3644−3.php

[26] R. Nicholas Burns, «A Renewed Partnership for Global Engagement»,

http://www.state.gov/p/us/rm/2005/58 488.htm


http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1556


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru