Русская линия
Седмицa.RuПротоиерей Владислав Цыпин24.01.2009 

К началу работы Архиерейского Собора

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви

Прот. Владислав Цыпин

По материалам статьи т. III из «Православной энциклопедии». Москва, 2001 г. С.537−541

АРХИЕРЕЙСКИЙ СОБОР — канонический орган высшей власти и управления в поместной Церкви, в том числе в Русской Православной Церкви, в соответствии с ее ныне действующим Уставом, принятым на Архиерейском Соборе 2000 г. (Раздел III).

Каноническая основа структуры управления в автокефальной поместной Церкви определена 34-м Апостольским правилом: «Епископам всякаго народа подобает знати перваго в них, и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его разсуждения: творити же каждому только то, что касается до его епархии и до мест к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без разсуждения всех. Ибо тако будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святый Дух». Иоанн Зонара в своем толковании этого правила говорит: «…и первенствующему епископу правило не позволяет, по злоупотреблению честию, превращать оную в преобладание, действовать самовластно и без общего согласия своих сослужителей делать что-либо указанное выше, или подобное тому». Аналогичная норма содержится в Антиохийском 9; I Вселенском 5 («признано, чтобы в каждой области дважды в год были Соборы»); II Вселенском 2 («дела каждыя области благоучреждати будет Собор тоя же области») и других канонических правилах. Под «Собором» здесь подразумевается Собор епископов области, другими словами, Поместной Церкви. Так, Вселенский IV Собор определил, «согласно правилам святых отец, чтобы в каждой области епископы дважды в году собиралися во едино, где назначит епископ митрополии, и исправляли все, что откроется» (прав. 19). 8-е правило Трулльского Собора изменило периодичность в созыве Соборов, не коснувшись их состава: «Но как по причине набегов варваров, и по иным случайным препятствиям, предстоятели церквей не имеют возможности составляти Соборы дважды в году, то разсуждено: для могущих, как вероятно, возникати церковных дел, в каждой области, всемерно быти Собору вышереченных епископов единожды в лето…».

40-е прав. Лаодикийского Собора гласит: «Епископам, на Собор призываемым, не подобает небрещи, но ити и вразумляти, или вразумлятися ко благоустроению Церкви, и прочаго. Аще же пренебрежет таковый, то сам себе обвинит: разве аще по болезни останется».

Каноны не предусматривают Соборов, в которых участвовали бы пресвитеры, диаконы и миряне. Из истории древней Церкви известно об участии в деяниях Собора пресвитеров, диаконов и мирян, но без канонически установленных полномочий.

Обязанность созывать Соборы и председательствовать на них возлагается на митрополита как главу поместной Церкви.

Подобно высшей церковной власти в древних автокефальных митрополиях, в Патриархатах церковная власть осуществлялась в единении первоиерарха — Предстоятеля с Собором епископов. Но поскольку регулярные собрания епископов таких обширных областей, какими являются Патриархаты, связаны с большими затруднениями и неудобствами, уже в период Вселенских Соборов при Патриарших кафедрах образовались постоянные соборы, или синоды епископов. Слово «синод» означает собор, но в русском языке оно стало употребляться в значении «малый постоянно действующий собор». Особую важность среди них имел, конечно, Константинопольский «синод эндимуса» — синод, постоянно находящийся в столице). Он составлялся из митрополитов и епископов, приезжавших в столицу по делам своих кафедр и порой проживавших в ней по несколько лет. Благодаря этому Патриарх во всякое время имел возможность собрать достаточное число архиереев для принятия соборного решения.

В Русской Церкви, входившей с начала ее канонического устроения в Константинопольский Патриархат, высшая власть изначально принадлежала митрополиту с Собором епископов. Митрополит созывал епископов на Собор и председательствовал на нем. Вместе с Собором он открывал новые епископские кафедры, вершил суд над епископами. Отпадение Константинопольского Патриарха Иосифа II и присланного им на Русь митр. Исидора в унию послужило в соответствии с 15-м правилом Двукр. Собора основанием к исторически назревшему событию — отделению Русской Церкви от кириархальной Константинопольской Церкви. Преемник Исидора св. Иона поставлен был митрополитом в 1448 г. Собором русских епископов без утверждения Константинопольского Патриарха. С тех пор, даже после падения унии на греческом Востоке, Собор русских епископов самостоятельно избирал Предстоятеля Русской Церкви.

Порядок управления в автокефальной Русской Церкви строился в соответствии с канонами: Апостольского 34, 37; Антиохийского 9; I Вселенского 4, 5; II Вселенского 2; IV Вселенского 9, 17, 19. Митрополиты созывали епископов на Соборы и председательствовали на них. Принято было за правило, чтобы архиереи собирались в Москву для совещаний не реже одного раза в год. При необходимости епископы собирались чаще. Случалось, что, съехавшись в Москву по требованию обстоятельств, архиереи надолго задерживались в столице, составляя с малыми промежутками времени целый ряд Соборов. Иногда Собор созывался «из прилучившихся в Москве епископов», подобный Константинопольскому «синоду эндимуса». Для этого почти все архиереи имели в Москве свои постоянные подворья. Соборы Московской эпохи традиционно именовались Освященными Соборами. В их деяниях принимали участие не только архиереи, но и архимандриты, игумены, пресвитеры, а также носители светской власти — великие князья, впоследствии цари, бояре, но канонически установленными властными полномочиями обладали на них только архиереи.

Из Соборов этой эпохи особую историческую значимость имели следующие: 1491 г., когда решен был нелегкий ввиду широкого распространения апокалиптических настроений вопрос о составлении пасхалии на 8-е тыс. от сотворения мира; 1503 г., подтвердивший право монастырей на владение населенной землей; 1504 г., осудивший ересь жидовствущих; 1547 и 1549 гг., совершившие канонизации многих русских святых; 1551 г., издавший «Стоглав», свод законов об устроении церковного порядка (название сборника перенесено было и на сам Собор).

В 1589 г. на Руси было учреждено Патриаршество. От восточных Патриархов русский Первосвятитель отличался прежде всего тем, что при нем не было постоянного собора-синода, какой в то время уже состоял при Патриархах на Востоке. Освященные Соборы и при Патриархах оставались высшей инстанцией власти в Русской Церкви. Самыми значительными по своим последствиям были Соборы: 1620 г., подтвердивший сложившийся к тому времени на Руси обычай перекрещивать католиков и протестантов при их присоединении к Православию; 1654 г., отменивший это решение Собора 1620 г. и начавший по инициативе Патриарха Никона исправление церковных книг; Большой Московский 1666−1667 гг. с участием восточных Патриархов, подтвердивший осуждение старых обрядов и низложивший Патриарха Никона; 1682 г., принявший решение о значительном увеличении числа епархий Русской Церкви.

Порядок управления в Русской Церкви претерпел кардинальную реформу в связи с упразднением Патриаршества и учреждением Святейшего Синода в 1721 г. Проект реформы церковного управления под названием «Духовный регламент» был написан еп. Феофаном (Прокоповичем) к февралю 1720 г. После утверждения его Сенатом и Освященным Собором, который оказался последним (Соборы с тех пор не созывались вплоть до 1917 г.), после сбора подписей под ним епископов и архимандритов и игуменов «степенных монастырей» 14 февраля 1721 г. состоялось открытие Духовной коллегии, на первом заседании которой она была переименована в Святейший Правительствующий Синод.

Для придания большего авторитета и каноничности новому церковному правительству имп. Петр I обратился к Константинопольскому Патриарху Иеремии III с просьбой, чтобы он по совещании с другими Патриархами «учреждение духовного Синода за благо признать изволил». При этом текст «Регламента» не был выслан в Константинополь. В 1723 г. Иеремия III прислал утвердительную грамоту, в которой извещал о признании Святейшего Синода своим «во Христе братом», имеющим власть «творити и совершати елико четыре Апостольские Святейшие Патриаршие Престолы». Аналогичные грамоты были получены и от других восточных Патриархов. Синод, т. о., был признан в качестве постоянного Собора, равного по власти Патриарху и потому носящего титул Святейшего. В отличие от Синода при восточных Патриархах Синод Русской Православной Церкви не восполнял Патриаршую власть, а заменял ее; он заменял и прежний Освященный Собор как высший орган церковной власти. Упразднение первосвятительского престола, равно как и исчезновение более чем на 200 лет Соборов из жизни Русской Церкви, явилось нарушением Апостолького 34, Антиохийского 9 и других канонов. Первенствующий член Синода, первое время со званием президента, ничем не отличаясь по своим правам от других его членов, лишь символически представлял первого епископа, первоиерарха, без разрешения которого в Церкви не должно твориться ничего такого, что превышало бы власть отдельных епископов. Не был Синод, состоявший всего лишь из нескольких архиереев и пресвитеров, и полноценной заменой прежних Освященных Соборов.

В период подготовки Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917−1918 гг. обнаружились разногласия по поводу состава предстоящего Собора. В Петербурге образовалась «группа 32-х» священников («Союз церковного обновления»), потребовавшая в записке, опубликованной в «Церковном вестнике» 17 марта 1905 г., широкого представительства клириков и мирян, а также равных прав с епископами для них на Соборе. Обновленцы предостерегали оппонентов об угрозе церковного раскола, который произойдет, если их требования о равноправном участии клириков и мирян в Соборе не будут приняты. «Епископы выработают и утвердят на Соборе проект устроения; но решение их не получит силы только от того, что оно будет единогласным желанием всех епископов. Церковь скажет или, по крайней мере, может сказать, что не одобряет такого устроения дел, не желает его и признает не соответствующим ни действительным ее потребностям, ни хранимому ею Преданию. Права или не права будет эта, невольно отрешенная от епископов Церковь, но раскол произойдет» (К церковному Собору. СПб., 1906. С. 128), — писал Н.П.Аксаков. Для Первоиерарха Русской Церкви авторы «Записки» предусматривали титул архиепископа столичного города или даже Патриарха, но не хотели наделять его никакими административными правами по отношению к других епископам, предоставляя лишь первенство чести.

Противоположных убеждений о характере необходимых преобразований высшей церковной власти придерживался архиеп. Антоний (Храповицкий): он высказался за исключительно епископский состав ожидаемого Собора. С глубоким разбором вопроса о составе предполагаемого Поместного Собора выступил в печати архиеп. Финляндский Сергий (Страгородский). Он писал: «Можно ли, стоя на строго канонической точке зрения, утверждать, что клирики и миряне имеют право, наравне с епископами, участвовать с решающим голосом в областных Соборах. Ответ может быть только отрицательный. Что клир и миряне обязательно присутствовали на Соборах и что некоторые из них принимали в рассуждениях Собора самое замечательное участие, это правда… Но сказать, чтобы таков был закон церковный, обязательный для всех, чтобы этого требовали правила Св. Апостол и Св. Вселенских и Поместных Соборов… невозможно. „Книга правил“ не содержит никаких узаконений для участия клира и мирян в областных Соборах и, напротив, — всюду, где говорит о Соборах, — говорит только об епископах и никогда о пресвитерах, клириках и мирянах» (Сергий (Страгородский), архиеп. О составе ожидаемого чрезвычайного Поместного Собора. СПб., 1905. С. 5−6). Ради единства и мира церковного архиеп. Сергий считал допустимым призвать для участия в Соборе клириков и мирян, «но, — отмечал он, — нужно поставить это участие так, чтобы оно не разрушало… основного принципа канонического строя» (Там же. С. 10). Для этого архиеп. Сергий предлагал ввести в положение о Соборе такое условие: «Всякое постановление общего Собора, достигнуто ли оно путем голосования или без него, получает силу закона, но может быть опротестовано, с указанием мотивов и передано на рассмотрение Собора одних епископов. Если постановление имеет характер догматико-канонический, для протеста достаточно одного голоса, кому бы он ни принадлежал. Во всех остальных случаях необходимо, чтобы протест был заявлен или поддержан не менее как одной четвертью всех присутствующих» (Там же. С. 27). Епископат в целом стоял на позициях, выраженных в выступлениях архиепископов Антония и Сергия.

Поместный Собор Православной Российской Церкви 1917−1918 гг. в составе епископов, клириков и мирян явился событием эпохального значения. Устав Собора наделил особыми полномочиями епископов, участвующих в деяниях Собора. Они составили Епископское совещание, действовавшее в рамках Собора, при этом, однако, имевшее власть отменить, пересмотреть или отредактировать любое постановление Собора в полном составе без последующего его пересмотра на пленарном заседании. И Епископское совещание широко пользовалось этим своим канонически обоснованным правом, внося существенные изменения в тексты ряда соборных определений, принимавшихся на пленарных заседаниях, и сообщая им т. о. окончательную редакцию.

Главной целью Собора было устроение церковной жизни на началах полнокровной соборности, причем в совершенно новых условиях, когда вслед за падением самодержавия распался прежний тесный союз Церкви и государства. Тематика соборных деяний носила поэтому по преимуществу церковно-устроительный характер.

4 ноября 1917 г. Поместный Собор вынес постановление: «1. В Православной Российской Церкви высшая власть — законодательная, административная, судебная и контролирующая — принадлежит Поместному Собору, периодически, в определенные сроки созываемому в составе епископов, клириков и мирян. 2. Восстанавливается Патриаршество, и управление церковное возглавляется Патриархом. 3. Патриарх является первым между равными ему епископами. 4. Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору» (Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917−1918 гг. М., 1994. Вып. 1. С. 3).

Церковная жизнь в эпоху, последовавшую за Поместным Собором, протекала в исключительно ненормальных условиях — Церковь была гонима. Очередной Поместный Собор, проведение которого было намечено в соответствии с постановлением Поместного Собора 1917−1918 гг. на 1921 г., созвать не удалось. В 1921 г. в связи с истечением 3-летнего межсоборного срока прекратились полномочия избранных на Соборе членов Синода и Высшего Церковного Совета, новый состав этих органов был определен единоличным Указом Патриарха в 1923 г. Указом Патриарха от 18 июля 1924 г. Синод и Высший Церковный Совет были распущены.

После кончины свт. Тихона 12 апреля 1925 г. состоялось Архиерейское совещание 60 епископов, прибывших на погребение почившего Первосвятителя. На этом совещании было вскрыто и оглашено завещание почившего Патриарха, составленное на случай невозможности предусмотренного определением Поместного Собора «О порядке избрания Святейшего Патриарха» созыва Собора для избрания Первосвятителя.

После частичной нормализации церковно-государственных отношений 8 сентября 1943 г. в Москве состоялся Архиерейский Собор, в состав которого входили 3 митрополита, 11 архиепископов и 5 епископов. Собор избрал Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия Патриархом Московским и всея Руси.

После кончины Патриарха Сергия 21−23 ноября 1944 г. состоялся Архиерейский Собор, в котором участвовало уже 50 епископов Русской Православной Церкви. Задачей Собора была подготовка к созыву Поместного Собора для избрания Патриарха.

Поместный Собор, состоявшийся 31 января — 2 февраля 1945 г., избрал Святейшим Патриархом митр. Ленинградского Алексия (Симанского) и принял «Положение об управлении Русской Православной Церкви». В «Положении» сказано: «Патриарх для решения назревших важных церковных вопросов созывает с разрешения Правительства Собор преосвященных архиереев и председательствует на Соборе», о Соборе с участием клириков и мирян говорится, что он созывается только тогда, «когда требуется выслушать голос клира и мирян и имеется внешняя возможность к созыву Поместного Собора» (I 7). «Положение» т. о. впервые вводит законодательное различение 2 инстанций высшей церковной власти: Поместный Собор и Архиерейский Собор, не предусматривая при этом периодичности в их созыве.

На основании «Положения об управлении Русской Православной Церкви» Архиерейские Соборы созывались в 1961, 1971 и 1988 гг. (два последних Собора для подготовки предстоявших Поместных Соборов).

Поместный Собор, состоявшийся с 6 по 9 июля 1988 г., принял Устав об управлении Русской Православной Церкви. Высшими органами церковной власти и управления в соответствии с Уставом являются Поместный Собор, Архиерейский Собор и Священный Синод во главе с Патриархом, при этом Устав ставит Архиерейский Собор в подчиненное положение по отношению к Поместному Собору, который созывается Патриархом (Местоблюстителем) и Священным Синодом по мере необходимости, но не реже одного раза в 5 лет. В его состав входят архиереи, клирики, монашествующие и миряне (II 2). В период между Поместными Соборами полнотой высшей церковной власти обладает Архиерейский Собор (III 2).

В соответствии с Уставом об управлении Русской Православной Церкви в редакции 1988 г. очередные и внеочередные Архиерейские Соборы созывались в 1989, 1990 (трижды, в т. ч. один из Архиерейских Соборов для подготовки Поместного Собора, созванного для избрания Патриарха), 1992 (дважды), 1994, 1997 и 2000 гг.

Архиерейский Собор, состоявшийся 13−16 авг. 2000 г., принял новый «Устав Русской Православной Церкви». Согласно Уставу, «высшая власть в области вероучения и канонического устроения принадлежит Поместному Собору» (II 1), органом управления Русской Православной Церкви в период между Архиерейскими Соборами является Священный Синод, возглавляемый Патриархом (V 1). В Уставе по-новому, но в полном соответствии с каноническими нормами формулируется статус Архиерейского Собора как «высшего органа иерархического управления» Русской Православной Церкви (III 1). Архиерейский Собор созывается Патриархом (Местоблюстителем) и Священным Синодом (III 2). Изменения внесены и в положение Устава относительно состава Собора. Членами Архиерейского Собора являются епархиальные архиереи, а также те викарные епископы, которые возглавляют синодальные учреждения и Духовные академии (в Уставе 1988 — «духовные школы». Изменение, несомненно, мотивировано многократным увеличением числа духовных учебных заведений Русской Православной Церкви). Кроме того, в состав Архиерейского Собора входят викарные архиереи, «имеющие каноническую юрисдикцию над подведомственными им приходами. Иные викарные епископы могут участвовать в заседаниях Архиерейского Собора без права решающего голоса» (III 1).

Изменена периодичность в созыве очередных Соборов: предусматривается межсоборный период не в 2, как было ранее (Устав, 1988 III 3), а в 4 года. Сохраняется также возможность созыва Собора в исключительных случаях. Внеочередной Собор может быть созван по предложению не только Патриарха (V 20) и Священного Синода, но 1/3 епархиальных архиереев — членов Архиерейского Собора (III 2). Причем предусмотрен срок не более 6 месяцев после соответствующего обращения, в течение которого должен быть созван Архиерейский Собор.

Как и ранее, Архиерейский Собор непременно созывается в преддверии Поместного Собора, который состоит из архиереев, представителей клира, монашествующих и мирян, в количестве и порядке, определяемых Архиерейским Собором. «Ответственность за подготовку Поместного Собора несет Архиерейский Собор, который разрабатывает, предварительно одобряет и вносит на утверждение Поместного Собора программу, повестку дня, регламент заседаний и структуру этого Собора…» (II 2). В новом Уставе т. о. подчеркнута ответственность Архиерейского Собора за подготовку Поместного Собора, более четко определены функции Архиерейского Собора.

Устав вменяет в обязанность Архиерейского Собора, в частности, следующее: хранение чистоты и неповрежденности православного вероучения и норм христианской нравственности; принятие Устава Русской Православной Церкви и внесение в него изменений и дополнений; хранение догматического и канонического единства Русской Православной Церкви; решение принципиальных богословских, канонических, богослужебных и пастырских вопросов; канонизацию святых и утверждение богослужебных чинопоследований; толкование канонов и иных церковных законоположений; выражение пастырской озабоченности проблемами современности; вопросы, связанные с взаимоотношениями Русской Церкви с государственными органами и с поместными православными Церквами; создание, реорганизацию и ликвидацию самоуправляемых Церквей, экзархатов, епархий, а также синодальных учреждений; утверждение порядка владения, пользования и распоряжения церковным имуществом, решение вопросов, связанных с созывом Поместного Собора, в т. ч. и по процедуре избрания Патриарха Московского и всея Руси, наблюдение за претворением в жизнь решений Поместного Собора; суждение о деятельности Священного Синода и синодальных учреждений; установление процедуры всех церковных судов; утверждение новых общецерковных наград (III 3).

Изменена судебная компетенция Архиерейского Собора: он стал судом высшей инстанции, правомочным судить в первой и последней инстанции по догматическим и каноническим отступлениям в деятельности Патриарха (III 5), ранее это было компетенцией Поместного Собора (Устав, 1988. II 6), в последней инстанции (так же, как и в Уставе 1988, — III 7а) по разногласиям между архиереями и по обвинению их в канонических правонарушениях, а также по всем делам, переданным ему общецерковным судом.

Руководство Архиерейского Собора по новому Уставу осуществляется на тех же основаниях, которые были предусмотрены прежним Уставом. Решения на Соборе принимаются простым большинством голосов открытым или тайным голосованием. Когда при открытом голосовании голоса разделяются поровну, перевес дает голос Председателя, в случае тайного голосования при равенстве голосов проводится повторное голосование (III 12).

Постановления Архиерейского Собора вступают в силу сразу после их принятия (III 15). Причем в отличие от предусматривавшегося прежним Уставом последующего утверждения всех постановлений Архиерейского Собора Поместным Собором (Устав, 1988. II 7) новый Устав предусматривает такое утверждение лишь по догматическим и каноническим вопросам (II 5г).

В соответствии с новым Уставом изменился статус Архиерейского совещания, действующего в рамках Поместного Собора. Если ранее оно могло отменить постановление, принятое на заседании Поместного Собора только квалифицированным большинством в 2/3 голосов (данное положение Устава 1988 не давало епископату полноты контроля за ходом соборных деяний, т. к. отменить решение, принятое Собором в полном составе, можно было только 2/3 голосов присутствующих архиереев, даже если принятое решение прошло на пленарном заседании Поместного Собора простым большинством хотя бы и в один голос), то ныне для этого достаточно простого большинства.

Архиерейское совещание может быть созвано Председателем Собора, Советом Собора или по предложению 1/3 архиереев. В его задачу, как это было предусмотрено и прежним Уставом, входит обсуждение тех постановлений, которые особенно важны либо вызывают сомнение с догматической и канонической т. зр. Если решение Собора отвергается большинством присутствующих архиереев, оно повторно выносится на соборное рассмотрение. Если же и после этого большинство архиереев его отвергнет, оно теряет силу. Через этот механизм окончательная редакция решений Поместного Собора в соответствии с основополагающими каноническими принципами поставлена под контроль епископата.

Архиерейский Собор является органом высшего управления Украинской Православной Церкви, обладающей широкой автономией в составе Русской Православной Церкви, а также Белорусского экзархата.

Во всех автокефальных православных Церквах Архиерейский Собор является органом высшей власти и управления, при этом он имеет в разных Церквах разные официальные наименования: в Сербской Церкви он именуется Святым Архиерейским Собором, в Румынской — Священным Синодом, в Болгарской — Святейшим Синодом в полном составе (в отличие от Синода в малом составе — органа, аналогичного Священному Синоду Русской Православной Церкви), в Элладской Церкви — Святейшим Архиерейским Синодом.

В Римско-католической Церкви под Собором («вселенским», поместным) подразумевается исключительно Собор епископов, каковым является также синод (CIC can. 342, 345, 346) и конференция епископов (CIC can. 447−459). На «вселенский» Собор могут быть призваны и другие лица, но только «епископы, являющиеся членами Коллегии, и только они одни, вправе и обязаны участвовать во Вселенском Соборе с правом решающего голоса» (CIC can. 339 § 1).

Источники:

Положение об управлении Русской Православной Церкви. М., 1945; Устав, 1988; Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917−1918 гг. М., 1994. Вып. 1−4; Никодим [Милаш], еп. Правила; Устав, 2000.
Лит.: Сергий (Страгородский), архиеп. О составе ожидаемого чрезвычайного Поместного Собора. СПб., 1905; К церковному Собору: Сб. СПб., 1906; Цыпин. Церковное право. С. 256−259; Перич Д. Црквено право. Београд, 19 992. С. 101, 103, 257−258; Русская Православная Церковь и право. М., 1999. С. 13−14.

http://www.sedmitza.ru/text/548 196.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru