Русская линия
Завтра Александр Нагорный,
Николай Коньков
24.01.2009 

«Газировка» для Европы

Когда премьер-министры Украины и России ночью с 17 на 18 января объявили о том, что соглашение по газовой проблеме между ними, наконец-то, достигнуто, это значило, что российское и прочее «голубое золото» снова потекло по трубам с востока на запад, а деньги за него — надо полагать, в обратном направлении, Европа спасена от замерзания, все счастливы… Но поверить в этот безоблачный хэппи-энд очень трудно.

Вспомним, например, 2 октября прошлого года, когда те же Владимир Путин и Юлия Тимошенко подписали межправительственный меморандум по энергетическому сотрудничеству, что было подано как большой шаг вперёд и едва ли не решение всех принципиальных проблем, существующих между двумя странами в этой деликатной сфере. События последних трёх с половиной месяцев показали, что это, мягко говоря, не соответствует действительности, а значит — проблемы были, есть и наверняка будут ещё.

Тем более, что все объективные предпосылки российско-украинского газового конфликта никуда не исчезли, а каждая новая серия его, согласно всем законам жанра, оказывается куда более острой и разрушительной, чем предыдущая. На этот раз дело дошло до полного перекрытия вентиля с обеих сторон почти на две недели в разгар отопительного сезона, заявленных убытков «Газпрома» в размере более миллиарда долларов, остановки сотен скважин и угрозы системного разрушения самой «трубы».

Если всё это — правда, то дальше, как говорится, могут быть только танки. Не те, альтернативные «трубе» и заполненные сжиженным газом, а те, где «броня крепка». И этот вариант развития событий, по большому счёту, не только не исключался, но и подразумевался «по умолчанию», ибо поведение украинской стороны в нынешнем конфликте было чрезвычайно активным и, можно сказать, наступательным. А главное — оно было, при всей своей видимой неадекватности, и полностью выверенным, чего раньше за официальным Киевом не наблюдалось вообще. Конечно, «нужда научит пряники есть», а кризис на Украине сегодня нешуточный — «встала» добрая половина предприятий страны. И не столько из-за отсутствия российского газа, сколько из-за сокращения мирового спроса на их продукцию, в том числе черные металлы, удобрения и полимеры.

Еще более интересно, что в условиях кризиса и жесткого противостояния с Россией украинская политическая элита, до того «славная» своим раздраем и «войной всех против всех», неожиданно проявила удивительное единство: как по команде, все склоки были прекращены, «пророссийские» политики попросту где-то «растворились», так что спор хозяйствующих субъектов, «Газпром» против «Нафтогаза», сразу превратился в спор субъектов политических, Россия против Украины.

Предположим даже, что Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко получили такую команду из пресловутого «вашингтонского обкома». Учитывая, что их трогательное объединение произошло сразу же после избрания Барака Обамы, это вполне вероятно. Но допустить, что такую же команду оттуда же получил и беспрекословно исполнил Виктор Янукович, не говоря уже о Петре Симоненко и Наталии Витренко — значит признать, что Украина полностью «сдана» Кремлём американскому Белому дому. Что, разумеется, не соответствует действительности.

А это, в свою очередь, должно означать, что разыгранный на наших глазах конфликт во многом был постановочным. И с его помощью предстояло решить реально накопившиеся в отношениях между Россией и Украиной проблемы. Но, поскольку игра шла не «в четыре руки», а гораздо большим составом исполнителей — можно сказать, целым оркестром, «на выходе», видимо, получилось вовсе не то, что задумывалось. Поэтому для лучшего понимания ситуации давайте посмотрим, чего добился и что потерял каждый из прямых и косвенных участников этой постановки.

Россия. Добилась разделения вопросов транзита газа через территорию Украины и цены поставок «голубого золота» на Украину. Во всяком случае, номинально, поскольку предположить, что Украина исправно будет платить 360 долларов за тысячу «кубов», если она не платила в два раза меньшую цену, 179,5 долларов, — более чем рискованно. Кстати, Юлия Тимошенко, не успев вернуться в Киев, уже снова заявила о газе по 230 долларов. Но тут, видимо, тот самый случай, когда «договор дороже денег»: главным интересом «Газпрома» до сей поры была вовсе не собственная платёжеспособность украинского партнера, а его, условно говоря, «транзитоспособность»: пока газ бесперебойно и в полных объёмах подаётся в Европу, вопрос о газовых долгах «нэзалэжной», как правило, не поднимается вообще и относится на неопределенное будущее — каковым всегда оказывается время традиционного новогоднего конфликта. И это связано вовсе не с каким-то злым умыслом или непрофессионализмом сторон, а, напротив, — с приятной, хотя и обременительной, необходимостью делить «газовый пирог» следующего года, размеры которого — увы или к счастью — но становятся понятными не ранее декабря года текущего.

Сегодня «Газпром» уже не может самостоятельно определять объём предложения «газа в трубе» — здесь он во всё более значительной мере зависим от своих среднеазиатских партнёров, которые в любой момент могут развернуть потоки своего «голубого золота» с российско-европейского на китайское направление. Следовательно, все эти объёмы, свои и «чужие», надо законтрактовать, а этот процесс в основном завершается как раз к середине ноября.

Далее, собственно, и начинается тур переговоров с «естественным монополистом» транзита российского газа — Украиной. И видимые нами конфликты являются только верхушкой айсберга этих переговоров.

Конечно, международный газовый консорциум с участием России, владеющий украинской «трубой» или арендующий её сроком на несколько десятков лет, лишил бы нас сомнительного удовольствия всякий раз наблюдать за тонкостями газовых скандалов между Киевом и Москвой, но создание такого консорциума, по большому счёту, не только поставит крест на всяких иллюзиях о независимости Украины, но и лишит их финансового смысла.

Обратной стороной этой конфликтной медали является стремление «Газпрома» установить внутренние цены на газ (это почти 50% объёма продаж корпорации) исходя из уровня экспортных цен на него. Путин в интервью немецкому телевидению торжественно заявил, что русский потребитель будет платить за газ по европейским меркам уже в 2011 году. Понятно, что для этого сначала необходимо до соответствующего уровня повысить все экспортные цены, невзирая ни на что. Иначе будет непонятно, чем белорусский или украинский, или армянский потребитель для «Газпрома» лучше своего, российского — конечно, если сам «Газпром» продолжает позиционировать себя как российская компания с государственным участием.

Кроме того, очевидная неэффективность оперативного менеджмента «Газпрома» может стать основанием для серьёзных кадровых перестановок как в самой корпорации, так и вокруг неё (мнение, что «Миллер не тянет», весьма распространено во властных коридорах Кремля, а недавние слухи о замене российского посла в Киеве Виктора Черномырдина на Бориса Громова родились явно не на пустом месте — в таких вопросах дыма без огня не бывает).

Тем более, что взгляды российского политического руководства на проблему образования газовых цен существенно разошлись. Если Дмитрий Медведев публично заявил о том, что цены на газ должны зависеть от цен на нефть, что предполагает почти трехкратное уменьшение цены на газ в следующем полугодии, то Владимир Путин и Игорь Сечин, приложившие немало сил для формирования «газовой ОПЕК», напротив, хотят отказаться от такой увязки, поскольку она, при всей своей видимой логичности (единица теплотворной способности должна стоить примерно одинаково вне зависимости от конкретного энергоносителя), берёт за основу не всю «корзину себестоимости энергоносителей», а цены на почти полностью монополизированном и подконтрольном глобалистским ТНК ценам нефтяного рынка, где четырехкратные в течение года скачки цен являются «нормой жизни» и орудием политической борьбы.

Украина. В условиях кризиса «газпромовский» транзит и связанные с ним преференции (доходы от «серого» экспорта и реэкспорта) приобретают еще больший вес для политической элиты Украины. К тому же, «цена вопроса» в связи со значительным падением внутриукраинского потребления (промышленность-то стоит) оказалась еще более высокой: например, из 50 млрд. «кубов» импорта почти 30 млрд. можно будет реэкспортировать, что лишь по этой «статье доходов» при нынешних ценах составит, как минимум, 2 млрд долл.

Кроме того, Украина в ходе конфликта провела натурные технические испытания работы своей газотранспортной системы в реверсном режиме и убедилась в том, что пережить «газовую блокаду» со стороны России даже в разгар зимы — при условии полных «под завязку» подземных хранилищ газа (ПХГ) — она вполне в состоянии. Что, разумеется, вовсе не усиливает позиции «Газпрома» по отношению к своему главному транзитёру на ближайшую перспективу. Так что следующий конфликт (который явно не за горами и может состояться даже намного раньше зимы 2009/2010 годов), судя по всему, станет «моментом истины» для главной среди российских «естественных монополий».

Помимо технологической, Украина провела и мощную пропагандистскую подготовку к будущему конфликту: рассуждения о «москальском холодоморе» заполонили практически всё информационное пространство «нэзалэжной», способствовали не только элитарной, но и массовой «национальной» консолидации Украины, позволив правящим кругам в значительной степени «перевести стрелки» социально-экономического кризиса в стране на Россию.

Европейский Союз. Нынешний газовый конфликт привёл к дальнейшему расхождению позиций стран «старой» и «новой» Европы в рамках ЕС. В то время, как первые практически не испытывали на себе негативных последствий данного конфликта, вторые ощутили себя чуть ли не «брошенными в каменный век» и абсолютно беспомощными перед такой угрозой. Результатом должна стать резкая активизация этих стран в деле развития альтернативных российско-украинскому маршрутов поставки энергоносителей. Здесь пока газпромовский «Южный поток» значительно опережает шелловский Nabucco.

Кроме того, Европа впервые получила доступ (пока на уровне мониторинга) к газовым сетям России и Украины. И вряд ли откажется от такой возможности на будущее — несмотря на заявление Путина, что теперь в таком мониторинге нет необходимости. Напротив, ЕС теперь постарается распространить систему такого мониторинга и на страны Центральной Азии, одновременно расширяя свой контроль непосредственно над «Газпромом». Стоит заметить, что долговой нагрузки в 64 млрд долл. сильно «похудевший» из-за фондового кизиса «Газпром» может и не выдержать — риски дефолта не просто критически велики, они постоянно возрастают, и не исключено, что уже в текущем году правительство РФ окажется перед выбором: оплатить долги этой корпорации или дать возможность её кредиторам получить контроль, как минимум, над текущими финансовыми операциями «Газпрома». Из этих вариантов, как говорил некогда товарищ Сталин, «оба хуже», а прецедент юрисдикции того же Стокгольмского суда над «жемчужиной российской суверенной демократии» уже создан.

Соединенные Штаты. Оставаясь как бы в стороне, за непосредственными рамками украино-российского газового конфликта, сумели «прокачать» всю его схему, которая, при необходимых исправлениях и дополнениях, несомненно, будет повторена в ближайшее время. Выше мы уже говорили о том, что создание международного консорциума, использующего украинскую «трубу», будет означать крах украинской государственности. Это действительно так. Но за одним-единственным исключением: если этот консорциум не будет американо-украинским.

Собственно, в ходе нынешнего конфликта между США и Украиной уже был подписан меморандум об участии Соединенных Штатов в модернизации нефте- и газотранспортной системы «нэзалэжной», а соответственно — в обеспечении надёжного транзита энергоносителей в Европу. Но этот договор может трактоваться как угодно широко: вплоть до создания новой трубопроводной системы с участием Украины в обход России (такие планы в Америке существуют, и проект Nabucco — лишь одна из первых стадий их реализации). А может и ограничиться символическим участием американских специалистов в банальном латании действующих украинских газопроводов, построенных еще при советской власти.

Вашингтон не взял на себя никаких конкретных обязательств ни по отношению к Украине, ни по отношению к России, но обеспечил максимум возможностей, которые будут реализовываться исходя из конкретной геополитической ситуации.

Китай. Казалось бы, уж кто-кто, а «красный дракон» никаким боком не причастен к очередному новогоднему «газавату» между Украиной и Россией. Однако это не так. Выше уже было замечено, что переориентация центральноазиатских экспортеров газа с российско-европейского на китайское направление — не только весьма вероятное следствие этого конфликта, но и весьма желательное для КНР, испытывающей не только острый дефицит энергоносителей, но и нарастающие проблемы с экологией, а «голубое золото» в этом отношении — наиболее предпочтительный и безопасный вариант.

ТЕМ САМЫМ «ГАЗИРОВКА», которой в начале нынешнего января Украина с Россией угостили старушку-Европу, да и сами напробовались по самое не могу, начинает выглядеть как весьма опасный коктейль, серьезно ослабивший и рассоривший всех непосредственных участников конфликта, однако принесший немало потенциальных дивидендов для тех, кто в нём номинально не участвовал.

В связи с этим возникают вполне естественные вопросы. Например, каковы здесь национальные интересы России и какой должна быть позиция патриотических сил?

Прежде всего, необходимо отказаться от обаяния известной формулы «Что хорошо для „Дженерал моторс“ — хорошо для Соединенных Штатов» (в нашем случае: «Что хорошо для „Газпрома“ — хорошо для России»). «Газпром» — это тоже Россия, но Россия — это далеко не «Газпром».

Внутренние цены на газ не должны ориентироваться на цены мирового (европейского) рынка. Продажа газа на экспорт не может и не должна быть основой деятельности «Газпрома», а тем более — приоритетом национальной политики, как это происходит сейчас. Здесь, в этом монетаристском тезисе, — главная причина того тупика, в котором оказались и «Газпром», и его кремлевские кураторы.

Ведь практически вся прибыль этой «естественной монополии» либо складировалась в западных банках, либо растекалась по многочисленным посредническим оффшорным структурам, либо направлялась на дальнейшее расширение собственного газового бизнеса: проектировались и строились новые трубопроводы, закупались компании и месторождения по всему миру (при том, что собственные разведанные запасы на территории России тают буквально на глазах), консолидировались позиции с другими производителями «голубого золота».

Но одним газом ведь сыт не будешь. На «газовые» и «нефтяные» деньги правительство не просто могло — оно было обязано провести системную модернизацию всей отечественной экономики, и прежде всего — её уже вконец амортизированной инфраструктуры, тем самым обеспечив конкурентные преимущества для собственных производителей хотя бы на внутреннем рынке. Оно не просто могло — оно было обязано установить не обеспечивающие монопольную сверхприбыль, а экономически обоснованные тарифы на газ, электроэнергию, другие коммунальные услуги для населения, промышленности и сельского хозяйства.

Ничего этого правительство не сделало и даже не планирует, отдав практически все проблемы реального сектора экономики на откуп либерально-монетаристской команде Чубайса—Кудрина.

То же самое происходит и во внешней политике. Вместо того, чтобы всерьёз заниматься политическим процессом на Украине и хотя бы за малую долю стоимости претенциозных «северных» и «южных потоков» сформировать дееспособный и лояльный к России альянс всех сил, опирающихся на в основном русскоязычные восточные, южные и отчасти центральные области бывшей союзной республики, Кремль позволил создать и привести к власти в Киеве явную американскую «агентуру влияния», единственной целью которой является максимальное ухудшение отношений между братскими русским и украинским народами — в полном соответствии с концепцией ярого русофоба Збигнева Бжезинского, согласно которой Россия может быть низведена на вторые роли только в том случае, если Украина с Киевом, «матерью городов русских», будет оторвана от неё.

Если же кто-то у нас «наверху» думает, что бывший помощник президента США по национальной безопасности преувеличивает, пусть он хотя бы ненадолго оторвётся от увлекательного процесса «попила» газовых денег и еще раз пересмотрит хронику нынешнего конфликта. Хотя бы для того, чтобы получше подготовиться к грядущим испытаниям.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/792/21.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru