Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Инна Юрьева22.01.2009 

Этимология и немного нервно
Мы привычно ворчим — все болезни от нервов

Почему же, как только прихватит поясницу или заколет в боку, мы бежим к неВРологу? Касалось бы, логичнее обратиться к «неРВологу» или «неРВопатологу». Впрочем, мы часто именно так и говорим, несмотря на то что словари нас настойчиво поправляют. Так в чем же дело? Почему буквы поменялись местами?

Для того чтобы разобраться в ситуации, следует обратиться к истории появления этих слов в русском языке. Интересно, что и в том и в другом случае источником для них послужило слово «жила». Только слово «нерв» к нам пришло через посредство немецкого или французского языка из латинского, где nervus имело значение «жила, мускул, нерв». Так в нашем языке появились такие слова, как «нерв», «нервический», «нервировать», «нервозный».

А вот в греческом языке «нерв, жила» звучали по-другому — neuron. И отсюда возникли в русском языке все эти «невро-»: «невралгия», «неврастения», «неврит», «невроз», «невропатолог», да и «нейрон» тоже.

Наша попытка «поправить» русский язык, связав специализацию врача и объект изучения — нерв, имеет научное название. Филологи называют это явление народной, ложной или наивной этимологией, когда дилетанты пытаются заменить изучение истории возникновения слов простым сопоставлением их по звучанию.

Любопытно и то, что для русского языка ситуация, когда слова, пришедшие в язык из одного источника, но при посредстве разных языков, расходятся по значению и звучанию, вполне типична. Об этом в своих работах много писал известнейший этимолог Ю. В. Откупщиков.

По прошествии лет нам и в голову не придет сопоставлять многие из таких слов. К примеру, слова фимиам (благовонное вещество для курения, ладан) и тимьян (растение с мелкими душистыми цветами) — родственники. Их прародителем было греческое слово, только в первом случае мы его заимствовали прямиком из греческого, а тимьян — из латинского.

Или другой пример, слова «магистр», «маэстро», «мастер», «метр (дотель)», «мистер». Все они восходят к латинскому magister — «начальник, наставник, учитель», но пришли они к нам из разных языков. «Маэстро» — из итальянского, «мистер» — из английского, «метр» (в значении «наставник») и «метрдотель» — из французского.

На существование заимствованных слов в русском языке влияет и то, каким способом они в него проникают — письменным или устным путем. Например, греческое слово asbestos (не гаснущий, неугасимый) продолжает жизнь в нашем языке сразу в двух видах: «асбест» (письменное заимствование) и «известь» (устное заимствование).

Психологи говорят, что в речи всегда запоминается последнее слово. Сегодня это будет слово «пертурбация». Оно означает внезапное нарушение нормального хода чего-либо, замешательство, беспорядок. Слово это имеет долгую историю в языке, даже в словаре Владимира Даля оно присутствует как астрономический термин со значением «неправильность (относительно солнца) движенья планет, по взаимному их притяженью». Однако и по сей день редкий человек это существительное произнесет правильно. Так и тянет добавить в него гласных и переставить буквы. «Пере-труба-ция», привычно тянут многие, воспринимая «пере-» как приставку, а «-ция» как суффикс. На самом же деле пертурбация произошла от латинского perturbatio — «расстройство, смятение». Поэтому — запоминаем, тренируемся и отчетливо произносим «пер-тур-ба-ция».

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 255 614@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru