Русская линия
Завтра Владимир Овчинский22.01.2009 

Президент войны
Заметки к инаугурации Барака Обмаы

20 января с.г. в Вашингтоне прошла одна из самых дорогостоящих за всю историю США (причем, в условиях глобального финансово-экономического кризиса) инаугурация нового американского президента — Барака Обамы. Помпезная церемония должна была, по всей видимости, показать, что Соединенные Штаты сильны как никогда, и никакой кризис этому не помеха.

Инаугурация вызовет новый виток «обамомании». Мир хочет видеть своего «спасителя» от всепожирающего глобального кризиса. Многие (в том числе, и у нас в стране) надеются, что этим «спасителем» станет Обама.

И он, действительно, может стать «спасителем». Только не спасителем мира в общечеловеческом понимании: как общности всех людей на планете, или как антитезы войны. Сделаем важное уточнение. Обама — действительно может стать спасителем, но СПАСИТЕЛЕМ США, а не всего мира. Причем для спасения США он должен стать ПРЕЗИДЕНТОМ ВОЙНЫ.

Человечество, а, главное, мировая финансовая и экономическая система так устроены, что в условиях, когда между странами, определяющими ход мировой истории, возникают непреодолимые противоречия, их разрешить могут только войны.

Не надо быть Кассандрой, чтобы заявить, что уже в 2009 году Обама как президент США может непосредственно или опосредованно вести одномоментно более десяти войн разного вида и интенсивности.

В конце 2008 года московское издательство «Европа» выпустило в свет сборник под редакцией Стивена Эллиота «Сценарии дальнейших вторжений США: официальные документы Пентагона». В книге опубликованы составленные в Министерстве обороны США планы вооруженных «гуманитарных» и политических интервенций в Иран, Пакистан, Узбекистан, Венесуэлу, Сирию, Судан и Северную Корею.

Как известно, министр обороны США в администрации Джорджа Буша-младшего Роберт Гейтс, под непосредственным началом которого разрабатывались эти планы, сохранил свой пост и в новой администрации Барака Обамы. Между тем, указанный перечень возможных интервенций далеко не полный. Исходя из логики развития событий, военная активность Обамы в наступившем году может выглядеть следующим образом.

Несмотря на все предвыборные обещания, он будет продолжать воевать в Ираке. И вряд ли выведет американские войска из этой страны в заявленные сроки.

Он будет наращивать американское присутствие в Афганистане, что непосредственно входило в его предвыборные обещания. При этом США придется всю афганскую войну вести своими силами и средствами. В начале января верховный главнокомандующий силами НАТО в Европе Джон Крэддок заявил: мировой финансово-экономический кризис повысит риск того, что страны-члены альянса не смогут находиться в Афганистане продолжительное время, поскольку большинство государств-членов НАТО вынуждены будут рассматривать вопрос о сокращении оборонных бюджетов. Неслучайно Роберт Гейтс в это же время заявил, что Пентагону на войну в Афганистане и Ираке в этом году потребуется 136 млрд долл. — на 70 млрд. больше, чем утвердил конгресс.

Он активизирует «антитеррористические спецоперации» США в Пакистане, а затем, скорее всего, примет решение о вводе войск в эту страну. Это тоже логически укладывается в рамки его выборной концепции.

Обама начнет крупную военную операцию против «сомалийских пиратов», а значит, и против организации «Объединенные исламские суды», которые контролируют большую часть Сомали.

При этом война в Сомали станет прологом к спецоперациям или прямой интервенции в Судан (под видом миротворческой операции ООН) и Зимбабве (для защиты граждан этой страны от «тирана-диктатора» и предотвращения гуманитарной катастрофы).

Глубоко ошибаются те, кто считает, что Обама осудит Израиль за его действия в Газе. ОБАМА БУДЕТ САМЫЙ ПРОИЗРАИЛЬСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ. Обама уже молчаливо способствовал войне Израиля в Газе. А после «зачистки» Газы от ХАМАСа он будет молчаливо или снисходительно смотреть на такую же «зачистку» Хезбаллы в Ливане (о том, что новая ливанская война возможна в любой момент, несмотря на нахождение Временных сил ООН в Ливане, говорят, например, январские события, когда Израиль в ответ на обстрелы с территории Ливана нанес ответные ракетные удары).

Он не будет препятствовать Израилю после войн в Газе и Ливане нанести удар по ядерным (и нефтяным) объектам Ирана. Поводом к началу войны могут, например, быть террористические акты смертников-иранцев в отношении граждан Израиля. О том, что США не изменят свое отношение к Израилю и Ирану заявила Хиллари Клинтон в середине января на слушаниях в Сенате перед утверждением в должности госсекретаря.

Обаме и его команде выгоден новый военный конфликт России с Грузией, также, как и военный конфликт между Россией и Украиной вокруг Черноморского флота и поставок газа. В ходе своей выборной кампании Обама неоднократно заявлял, что он хочет, чтобы Украина и Грузия имели возможность сделать свободный выбор в пользу вступления в западный лагерь, начиная с плана действий по подготовке к членству в НАТО.

Перечисленные войны смогут решить многие проблемы США. Обама — консенсусный президент Его избрание — результат договоренности политических элит США под вывеской торжества американской демократии.

Суть консенсуса заключается в том, что именно Обама, как никто другой в американском истеблишменте, годится на роль президента, способного восстановить приоритеты США в очном и заочном противоборстве с Китаем за мировое господство.

«Поставить Россию на место» после «пятидневной войны» — еще одна из глобальных задач американского политического консенсуса, а значит, и Обамы.

Региональные войны на фоне глобального финансово-экономического кризиса — наиболее эффективное средство решения стоящих перед США стратегических задач.

Попытаемся обосновать наше предположение. Обратимся прежде всего к истокам глобального кризиса.

ИСТОКИ КРИЗИСА: ВЕРСИИ

Появилось уже немало концепций причин глобального кризиса. Основные из них можно свести к следующему.

Концепция современной мировой финансовой системы как «мыльного пузыря». Основной популяризатор этой идеи — известный финансовый спекулянт Джордж Сорос. Он, безусловно, знает предмет. Ведь сам участвовал в надувании и клонировании «мыльных пузырей» по всему миру.

Концепция «необеспеченности доллара». В наиболее законченном виде ее еще в 70−80-е годы прошлого века сформулировали ныне живущий известный американский экономист Линдон Ляруш в своей теории «физической экономики» и наш отечественный безвременно ушедший мыслитель Побиск Георгиевич Кузнецов.

Концепция «провала рыночной экономики». Самое удивительное, что сейчас эту концепцию особенно активно проповедует не кто-либо из современных марксистов, а автор концепции «конца истории» Фрэнсис Фукуяма, который ранее всегда заявлял, что рынок и либерализм — конечные точки истории.

Концепция конспирологического заговора некоего «фининтерна», который во главе с Федеральной резервной системой США и семьей Ротшильдов решили переформатировать мировую финансовую систему и ввести новую мировую валюту (например, амеро), либо конгломерат новых региональных валют для более эффективного управления миром.

Можно привести немало доводов в поддержку этих концепций. Ведь аргументы людей, отстаивающих те или иные идеи, связанные с причинами кризиса, действительно, весомы. Но одновременно можно привести множество контраргументов, которые также будут не менее весомы.

Труднее всего дискутировать с приверженцами конспирологического объяснения кризиса. Но подход в этом объяснении должен сводиться, по нашему мнению, не только к желанию неких всемогущих сил изменить финансовую архитектуру мира для достижения еще большего могущества

КИТАЙСКИЙ СЛЕД

Любой заговор как явление теневое имеет обязательные открытые информационные выбросы. Обычно после этих выбросов следует мощная информационная кампания. И она не обязательно является кампанией дезинформации. Наоборот, для достижения цели заговорщиков в информационное пространство обычно вбрасывается как можно больше фактов реальных, которые можно проверить, «пощупать руками».

Давайте вспомним, когда начал раскручиваться информационный бум о глобальном финансово-экономическом кризисе? Не в 2007 году, когда случился ипотечный кризис в США. Не с 90-х годов прошлого века, когда Сорос в своих книгах стал вопить о «мыльных пузырях». И, тем более, не с 80-х годов, когда Линдон Ляруш начал предрекать обвал американского доллара из-за его необеспеченности.

Всё началось, на наш взгляд, в конце 2007-начале 2008 года с сообщений в СМИ, которые свидетельствовали о серьезном расколе внутри финансово-политической элиты США по поводу взаимоотношений с Китаем.

В ноябре 2007 года американские СМИ сообщают, что один из самых богатых людей планеты мультимиллионер Уоррен Баффет (основной спонсор предвыборной кампании Барака Обамы) объявил своей главной стратегией — инвестирование в недолларовые активы (в основном — в китайские юани).

В том же ноябре «Daily Telegraph» (14.11.2007) в статье «США создают новое космическое оружие на случай конфликта с Китаем» сообщает, что Пентагон выделяет миллиарды долларов на новые типы вооружений, которые планируется противопоставить растущей угрозе ракетной атаки со стороны стран-изгоев, а также противоспутниковому арсеналу Китая.

Иными словами, одна часть американской элиты вкладывает миллиарды долларов в финансы и экономику Китая, а, значит, и в его ВПК. Другая же часть сотни миллиардов тратит на подготовку войны с тем же Китаем.

Настоящая информационная война развернулась внутри СМИ США в начале 2008 года. Сначала появляются сообщения, что в Китае зафиксирован абсолютно рекордный рост ВВП — на 13,4%. При этом сообщается, что учитывая заниженный относительно доллара и жестко привязанный к нему курс юаня, а также значительный и неучитываемый теневой сектор китайской экономики, реально Китай фактически вырвался на первое место в мире по абсолютному объему ВВП.

Что это означает? В докладе разведывательного сообщества США «Проект 2020″, который вышел свет в конце 2005 года, прогнозировалось, что Китай может выйти на первое место по абсолютному объему ВВП не раньше 2020 года. И это считалось самой тревожной тенденцией для США. Но произошло все гораздо раньше — уже в начале 2008 года, т. е. на двенадцать лет раньше (!). А это уже — катастрофа, по мнению определенной части американской элиты. Кроме того, по итогам 2007 года впервые за сто лет сменился лидер в мировой золотодобыче. Китаю удалось оттеснить ЮАР на второе место. А США как один из традиционных лидеров этой отрасли продолжали терять свои позиции.

Констатация этих неутешительных фактов вызвала острую дискуссию в элите США. Одна часть аналитиков в начале 2008 года писала, что не надо считать Китай врагом, что Китай постепенно эволюционирует в нужном направлении. Другие буквально кричали со страниц газет, что не следует принимать желаемое за действительное. Что чем богаче становится Китай, тем более укрепляется его авторитарный режим, и тем большую опасность Китай представляет для Соединенных Штатов. Особенное беспокойство у той части элиты, которая считала рост Китая главной угрозой для США, вызывали вопросы энергетической безопасности. Тем более, что в начале 2008 года американское министерство энергетики сообщило, что потребление нефти в Китае выросло с 4,2 млн. баррелей в день в 1999 году до 7,8 млн. баррелей в 2007 году, т. е. на 86%. Кроме того, еще больше выросла доля импортируемой нефти. В 1997 году Китай покупал за рубежом лишь 1 млн. баррелей ежедневно потребляемой нефти, а к 2007 году разрыв между добычей нефти в стране и потреблением вырос до 4 млн. баррелей, и восполняется он за счёт импорта.

В феврале-марте 2008 года определенная часть политической элиты США была встревожена еще одним обстоятельством, связанным с Китаем. Китайский суверенный фонд China Investment Corporation принял решение об увеличении объемов зарубежных инвестиций, суммарная величина которых вырастет на 30% и составит 90 млрд долларов. У американских экспертов возникли опасения относительно того, что активно растущая экономика Китая позволит ему скупить в буквальном смысле слова полмира.

Многие в США заговорили о заговоре Китая против Америки!

С большой долей вероятности можно предположить, что к лету 2008 года в США был достигнут некий консенсус внутри соперничающих элитарных групп. Он сводился к тому, что глобальный финансово-экономический кризис следует направить в такое русло, которое будет способно остановить, а может быть, и обрушить „китайское чудо“.

Безусловно, данный консенсус влечет тяжелейшие проблемы для самой Америки. Но эти проблемы являются платой за восстановление господства США в мире.

О том, что цель такого консенсуса была достигнута, говорят следующие данные. В последние дни 2008 года Международная финансовая корпорация (IFC) опубликовала статистические данные, согласно которым Китай инвестировал в долгосрочные обязательства американских компаний FNMA u FHLMC почти 400 млрд долларов (около 20% золотовалютных резервов страны). Из-за падения курса акций этих компаний Китай несет колоссальные финансовые потери. Общие потери Китая из-за финансового кризиса — около 367 млрд долларов. Кроме того, резко снизились золотовалютные резервы Китая из-за снижения стоимости доллара США. По разным оценкам, потери золотовалютных резервов превышают 300 млрд долл.

Также в последние дни 2008 года агентство Bloomberg сообщило, что китайский экспорт в ноябре снизился впервые за последние семь лет. Это привело к снижению прогноза роста ВВП на следующий год более чем в два раза.

Для поддержания стабильного роста китайские власти снизили экспортные пошлины и налоги на тысячи наименований продукции. Остановилось и укрепление юаня. Началось его ослабление относительно доллара. Американский конгресс уже реагирует на данные действия китайских властей. В финансовом комитете Сената готовится законопроект, ужесточающий антидемпинговое регулирование в США. Барак Обама во время своей выборной кампании неоднократно критиковал администрацию Буша за неспособность сбалансировать торговые отношения с Китаем. Он предлагал ввести на законодательном уровне дополнительные сборы с компаний, занимающихся импортом китайской продукции, с целью свести на нет преимущества, которые китайские производители получают, благодаря слабому юаню.

Китай, в резервах которого скопилось казначейских облигаций США на 653 млрд долларов, является на сегодняшний день самым крупным в мире кредитором правительства США. Реализация плана Обамы может вылиться в бюджетный дефицит, который превысит триллион долларов. Это означает необходимость серьезного расширения государственных заимствований, и позиция Китая в этом процессе может стать критической. В канун нового 2009 года западные СМИ констатировали возможное начало социального кризиса в КНР. 30 декабря Reuters заявило, что рабочие места в промышленности, которые должны были бы обеспечить миллионам китайцев возможность выйти из нищеты, уничтожены глобальным экономическим кризисом. Огромный поток промышленных рабочих хлынул из городов в сельскохозяйственные районы Китая. По официальным оценкам, более 10 млн. человек уже вернулись в деревни после того, как их работодатели — тысячи китайских компаний — пострадали от глобального снижения спроса на любые товары: от одежды до автомобилей.

МЕХАНИЗМЫ КОНСЕНСУСА

Обама помимо ужесточения антидемпингового регулирования, приводящего к большим экономическим потерям Китая, предлагал в ходе своей выборной кампании проведение спецопераций в Пакистане. А это фактически ограничивает военное и экономическое присутствие Китая в этой стране. Речь, например, идет о создании хаоса в пакистанском Белуджистане, где строится порт Гвадар — надежда Китая на обеспечение контроля за ближневосточными потоками нефти. Кстати, возможная война США и Израиля с Ираном также во многом связана с нефтяной проблемой. Более 40% импортируемой нефти Китай приобретает в Иране. Если будет нанесен удар по этой стране, ее нефтяные артерии будут перебиты. Для Китая — это почти катастрофа.

Возможное проведение военных операций США в Африке: Сомали, Судане и Зимбабве, — тоже напрямую вытекает из консенсусных требований американской элиты и предвыборных обещаний Обамы.

13 октября 2008 года американский The Weekly Standard опубликовал статью Томаса Скайпека „Большая игра в Африке“. В ней прямо говорится о том, что африканский континент быстро превращается в поле заочной битвы между Вашингтоном и Пекином, поскольку стремление последнего заполучить новые рынки и сырьевые ресурсы постоянно усиливается. В июле 2008 года заместитель министра обороны Эрик Эдельман заявил членам сенатского комитета по иностранным делам, что полномасштабные действия Китая по усилению своего влияния и налаживанию связей в Африке и Латинской Америке могут иметь взрывоопасные последствия для Соединенных Штатов. Еще в октябре 2007 года США создали новое военное командование — африканское. В военных кругах оно известно как AFRICOM. С октября 2008 года AFRICOM официально стал десятым объединенным боевым командованием в структуре Министерства обороны США.

Конкурент Обамы в президентской гонке Джон Маккейн в своей статье в Forein Affairs за ноябрь-декабрь 2007 года назвал подъем Китая главным вызовом для следующего президента и предупредил о недопустимости расширения экономических и дипломатических отношений Пекина с такими странами Африки, как Зимбабве и Судан.

У Барака Обамы, избрание которого президентом США было встречено практически всей Африкой как праздник, никогда не было расхождения с Маккейном по африканскому вопросу. Правда, есть одно отличие. Обама никогда и нигде не говорил о конфронтации с Китаем в Африке. Он говорил о защите демократических институтов в африканских странах. В ходе предвыборной кампании Обама и члены его нынешней команды — вице-президент Джозеф Байден и госсекретарь Хиллари Клинтон — неоднократно жестко критиковали администрацию Буша за невнимание к африканским проблемам, особенно к ситуации в провинции Судана — Дарфуре. Заметим, что именно в Дарфуре находится 70% нефтяных запасов Судана, глаз на которые давно положил Китай, и которые КНР активно закупает. Что касается Зимбабве, то многие серьезные зарубежные аналитики, такие, например, как Ф. Уильям Энгдаль, полагают, что реальной причиной озабоченности Вашингтона ситуацией в этой стране являются не нарушения ее президентом Робертом Мугабе, допущенные на выборах, или кампания конфискации ферм белых поселенцев, а его слишком близкие отношения с Пекином. Китай инвестировал в Зимбабве больше, чем в любую другую страну. И это понятно, ведь на ее территории залегают неимоверные запасы хрома, меди, платины, угля. Страна также обладает запасами урана. Чашу терпения Вашингтона видимо переполнило то, что в конце 2007 года китайская компания Sinosteel стала обладателем 92% акций зимбабвийской компании Zimasco. В результате в руках Пекина оказались все хромовые активы в Зимбабве.

США и их новый президент Барак Обама многому научились у Китая. Например, следуя китайской логике, они никогда открыто не будут официально призывать к прямой конфронтации с КНР. Наоборот, гуру Обамы и Байдена — Збигнев Бжезинский — в своих предновогодних интервью рассыпался в комплиментах Китаю, говорил о единстве позиций и слаженности действий в преодолении кризиса. Одновременно все разрушительные механизмы кризиса в полном объеме будут использованы финансовыми структурами США для разрушения стабильности финансовой, экономической и социальной ситуации в Китае.

Издержки и риски „управления кризисом“ велики. Ведь сегодня мы имеем дело с реальными глобальными кризисными явлениями. В самих США 2008 год завершился банкротством почти 30 американских банков. Акции предприятий сырьевого сектора за минувший год потеряли 51,7%. Сопоставимые потери понес только финансовый сектор, акции которого „просели“ на 50,1%. Технологический рынок сократился на 43,6%, акции промышленных компаний — на 40,9%. В период кризиса американская экономика потеряла сотни тысяч рабочих мест. Увольнения пошли по всем отраслям, начиная со строительной, автомобильной, заканчивая банками. Число рабочих мест сократилось в декабре на 500 тысяч, а в годовом выражении рост безработицы составил 2,4 млн. рабочих мест, что является рекордом с 1945 года.

Если считать, что кризис с большой долей вероятности является „рукотворным“, то от него страдают и те, кто его непосредственно организовывал. Страдают серьезно, но при этом приобретают еще большее — восстановление своего превосходства, почти потерянного в противоборстве с Китаем.

Чрезвычайно важен еще и фактор возможности и быстроты восстановления после обвала финансов и экономики. И здесь, обратим внимание, у США все выглядит все более предпочтительным, чем в том же Китае, или, например, у нас в России. Большинство ведущих американских экономистов, финансовых аналитиков и управляющих финансовыми фондами считают, что рост экономики США возобновится в 3 квартале 2009 года, и что к концу текущего года рост фондового рынка США может составить от 10 до 20%. Об этом уже в начале 2009 года сообщил специализированный телеканал деловой информации CNBC. К сожалению, таких жизнеутверждающих прогнозов по другим странам никто не делает.

Два основных игрока на планете — США и Китай — вступили в непримиримое противоборство. Оба этих игрока будут безжалостными не только к своим конкурентам, но даже к тем, кого всегда считали своими союзниками. Более того, безжалостными даже к членам своих команд, которые могут оказаться недостаточно сильными, либо недостаточно эффективными.

ВОЙНА БЕЗ ПОРАЖЕНИЯ

Особенностью и парадоксом нынешнего непримиримого противоборства США и Китая является то, что в отличие от аналогичных схваток в прежние исторические эпохи, ни США, ни Китай не заинтересованы в полном поражении, а тем более гибели своего соперника. Финансы и экономка обеих стран оказались в начале XXI века слишком взаимозависимыми, чтобы вести финансовую войну на полное поражение.

Генри Киссинджер в своей программной статье „Шанс для нового миропорядка“, опубликованной „The International Herald Tribune“ (13.01.09), фактически без какой-либо лакировки описывает взаимоотношения США и Китая в период глобального кризиса: „Темпы роста китайской экономики могут временно упасть ниже показателя 7,5%. А специалисты по Китаю всегда говорили, что это та пограничная черта, ниже которой возникает угроза политической нестабильности. Америка нуждается в сотрудничестве с Китаем, чтобы решить проблемы своего бюджетного дисбаланса и предотвратить возникновение такой ситуации, когда взрывоопасный дефицит вызовет пожар разрушительной инфляции. …Если Америка начнет относиться к Китаю как к противнику на долгие времена, то самосбывающееся пророчество может разрушить все шансы на создание мирового порядка“. Фактически аналогичный концептуальный подход высказал и Збигнев Бжезинский в статье „Двойка“, способная изменить мир» («The Financial Times», 14.01.09). Речь идет, на наш взгляд, о серьезном изменении структуры мировой иерархии, где США готовы включить Китай в тандем мирового лидерства, предварительно существенно подорвав его финансово-экономические позиции. Для этого путем «управляемого кризиса» США будут до приемлемого уровня «корежить» финансы и экономику Китая. Будут активно выдавливать его из зон собственных геостратегических интересов. Такова логика мирового противоборство в XXI веке. И у Обамы практически нет другого выбора действий.

ОБАМА И РОССИЯ

Совершенно другое выстраивание отношений, исходя из логики развития событий, у Обамы будет с Россией. Думается, что эти отношения будут подчинены логике обеспечения американской энергобезопасности. А это означает в самом упрщенном виде, что США будут всеми возможными финансовыми, экономическими, политическими, военными и разведывательными средствами способствовать доведению кризиса в России до катастрофического состояния с тем, чтобы:

— сорвать либо затормозить планы строительства нефте- и газопроводов в Китай. Речь идет о реализации подписанных в 2006 году соглашений в Пекине об ответвлении на Дацин от Сковородино в рамках строящегося нефтепровода Тайшет — Находка, а также об экспорте газа из России в Китай либо с острова Сахалин или Ковыкты в Северо-Восточный Китай, либо из Западной Сибири (строительство газопровода «Алтай» в Синьцзян);

— свести до минимума влияние России в среднеазиатских республиках с тем, чтобы заключить с руководителями этих государств договоры о прямых поставках углеводородов через американские компании без участия России;

— максимально затормозить реализацию проектов транзита российского газа в Европу: «Северный поток» и «Южный поток»;

— потеснить Россию с Кавказа и Крыма для беспрепятственного строительства выгодного США газопровода Nabucco;

— блокировать активизацию российской энергетической политики в Южной Америке (Венесуэла, Никарагуа и т. д.);

— криминализировать российские энергетические компании с возможным последующим арестом их счетов (в докладе консультативного совета по безопасности за рубежом Госдепартамента США по итогам 2008 г. отмечено, что самую большую угрозу американскому бизнесу представляет коррупция и организованная преступность в странах Восточной Европы, особенно — в России).

«Я восстановлю наши вооруженные силы, чтобы быть готовым к будущим конфликтам, но я также возобновлю жесткую прямую дипломатию, которая сможет предотвратить получение Ираном ядерного оружия и обуздать российскую агрессию», — так заявлял Обама 28 августа 2008 года в своем программном выступлении в Денвере (штат Колорадо) на съезде демократической партии США, где он дал согласие быть выдвинутым в качестве кандидата в президенты США. Генри Киссинджер, который одним из первых предрекал победу Обамы в президентской кампании, в упомянутой статье «Шанс для нового миропорядка» открытым текстом формулирует следующий пассаж, адресованный, в первую очередь, России: «Нам следует откорректировать ту добродетельность и праведность, которая была характерна для позиций и действий Америки по многим направлениям, особенно после распада Советского Союза». Если Киссинджер считает те манипуляции, которые Соединенные Штаты творили с Россией после 1991 года, «добродетельными» и «праведными», то чего нам следует ждать в предстоящий период? Достаточно вспомнить роль Киссинджера в недобродетельной и неправедной «зачистке» Чили после переворота, устроенного с его помощью Пиночетом.

Россию ждут непростые времена. Мы к этому готовы?

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/792/22.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru