Русская линия
Завтра19.01.2009 

Варианты грядущего

Кризис должен разрешаться и претворяться, если не в катарсис, то, по крайней мере, в неумолимое, но внятное развитие самого себя. Кризис — это всегда шаг в иное состояние.

Эта мысль кажется нам столь же очевидной, как второй закон Ньютона, как неумолимость времени, как-то, что приходя домой, в конце дня, мы будем ужинать.

Но согласитесь, что все вышеперечисленные «очевидности» при определенном угле зрения оказываются весьма относительными вероятностями.

Ведь всё зависит и от системы координат, и от скорости нашего движения (относительно времени), и от окружающей нас политической и экономической, да хотя бы и психической реальности.

Но чем разрешится тотальный кризис, описанный на предыдущих страницах, в мире, утратившем ощущение собственной реальности?

Не будем гадать, потому, что в окончательном варианте кризис не может не закончиться Страшным Судом, который каждым из читателей «Завтра» может быть представлен в наиболее доступной воображению форме.

Но все-таки существует лишь несколько внятных сценариев разрешения мирового глобального кризиса, в равной мере как возможных, так и сомнительных.

Ведь будущее зависит от нас — наверное, редко когда за всю историю человечества эти слова звучали столь внятно применительно к существующей реальности. Оно зависит от той принципиальной позиции, которую мы займем по отношению к обрушающейся на глазах «реальности». От того, чем окажется то, на чем мы начнем «стоять, потому, что не можем иначе».

Человек опустошил многие выданные ему (когда? кем?) кредиты — и финансовые, и духовные, и смысловые, и даже политические. Он стоит один посреди пустыни мира, не видя прозябающих рядом миллионов.

Под человеком мы, разумеется, в глубине души и в дебрях сознания, подразумеваем т.н. западного человека, пародией на которого, признаемся, во многом являемся не только мы сами, но и даже подавляющее большинство тех «западных» людей, которые презентуют себя как «западные».

Есть западный человек как принцип, со всем его римским и германским наследием, со всеми его комплексами фаустовских свершений, мефистофелевских истин — и есть современный обыватель, как карикатура на этот принцип.

Но вот очевидная гипотеза о том, что разразившийся кризис есть, в первую очередь, кризис Запада, поразившего своими метастазами всё остальное человечество!

Мир «не-Запада», подвергавшийся всем видам террористического насилия: от прямого военного вторжения на грани осуществления геноцида до разрушения и уничтожения традиционных устоев, — трещит, но держится, мутируя и приобретая новые внутренние ресурсы.

Он, этот мир «не-Запада», готовится выбросить в опустошенный глобальный, постмодернистский, постисторический, постиндустриальный, постинформационный, постполитический и даже, скорее всего, постэкономический мир Запада новую, по-своему понятую и сформулированную историю.

И будущее западного человека зависит от того, насколько он найдет в себе силы пересмотреть своё отношение к миру, найдет в себе силы увидеть своё одиночество, принять его.

Невиданной ли ранее наркотической утехой, упокоением, отчаянным самоубийственным мятежом против основ трепещущего мира завершит западный человек эпоху кризиса?

Русская судьба — как не-западная и не-восточная, как срединная и недооформившаяся ни в каком смысле, как тяготеющая и в ту, и в эту сторону — быть в центре мирового разрешения кризиса.

Точнее, так: русская судьба именно в том, что русская она постольку, поскольку находится (пусть даже и аллегорично во многом) в эпицентре мировой истории.

Что нам обещает грядущее, ждать обетований которого осталось недолго — от нескольких месяцев до нескольких лет?

Войны, революции, тиранические режимы, или благополучный возврат к гигантской потребительской корзине товаров, удовольствий, жизней?

Давайте попытаемся обозначить несколько наиболее очевидных и как бы сами собой других приходящих на ум сценариев будущего.

Их условно, с использованием цветовых символов, можно обозначить как «чёрный», «красный» и «белый».

«Чёрный» — это сценарий осуществления тотальной диктатуры меньшинства над большинством, сценарий «олигархической контрреволюции», попытка построить на земле общество «селективной справедливости» для «избранных».

«Красный» — это сценарий осуществления тотальной диктатуры большинства над меньшинством, сценарий революций и переворотов, попытка построить на земле общество «высшей справедливости» для всех.

И, наконец, «белый» — это сценарий трансформации всего человечества, его уподобления Богу, обретения новой земли и нового неба.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/791/82.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru