Русская линия
Православие.Ru Михаил Дмитрук16.01.2009 

Вспоминая митрополита Питирима

8 января, всего лишь один день, в выставочном зале «Малый Манеж» была открыта фотовыставка, посвященная памяти митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима (8.01.1926 — 4.11.2003). На выставку пришли многие люди, лично знавшие владыку.

Чудо выставки

Пятнадцать лет фотографировал митрополита Питирима известный фотохудожник Анатолий Дмитриевич Жданов. Они познакомились на пушкинском празднике в усадьбе Гончаровых в Яропольце. Несколько раз случайно встретились на подобных торжествах, и потом владыка стал приглашать фотохудожника на съемки знаменательных событий. У мастера накопилось много фотографий владыки.

И вот недавно Анатолий Жданов был в храме на панихиде по митрополиту Питириму. И, как говорит фотохудожник, «словно кто-то подсказал» ему, что надо делать выставку, посвященную владыке. Сначала думал, что она будет очень скромная, «бюджетная». Но тут — очень кстати — его познакомили с первым заместителем директора Московского государственного выставочного зала «Малый Манеж» Вячеславом Михайловичем Ермаковым, который предложил фотовыставку о митрополите Питириме устроить в этом зале. Правда, оказалось, что даже один день работы выставки будет стоить во много раз больше, чем может заплатить фотохудожник. Он с горечью рассказал об этом своим друзьям, и узнав, кому будет посвящена выставка, они тут же организовали сбор средств. Денег хватило на оформление выставки и выпуск красивого буклета о ней. А за аренду выставочного зала, которая стоила в разы больше, его руководители не взяли ни копейки. Этой благотворительной акцией они тоже решили почтить память митрополита.

— Я понял, — рассказал мне Анатолий Дмитриевич, — что на самом деле, когда прикасаешься к такой теме, деньги — это не вопрос. Я ведь специально не готовил эту выставку, как-то все само собой сложилось.

Это «само собой» было весьма многозначительно: за пятнадцать лет работы с митрополитом Питиримом Анатолий Жданов прекрасно понял, что всех, кто помогает ему в добрых делах во славу Божию, сопровождает успех. Люди чувствовали молитвенную поддержку владыки. И столь удачная организация выставки была еще одним подтверждением его помощи, которая теперь идет из горнего мира.

Обычно персоны, занимающие высокое положение в обществе, пренебрежительно относятся к фотографам. Но митрополит Питирим был исключением. Во многом потому, что сам любил фотодело. В своих воспоминаниях владыка рассказывал, как однажды к нему подошли трое военных высокого звания и, увидев его с фотоаппаратом, сказали: «Батюшка, ты чего ерундой-то занимаешься?..».

А митрополит улыбнулся их высокомерию. Он считал фотодело очень важным и уважал людей, которые достигли в нем большого искусства.

— Владыка говорил мне: «Толя, ты нужным делом занимаешься». И мне было очень дорого его одобрение, — вспоминает фотомастер. — А сделать выставку, посвященную памяти владыки, меня благословил его преемник в Иосифо-Волоцком монастыре — нынешний наместник обители игумен Сергий (Воронков).

Узнав об этом, я разыскал батюшку на выставке и попросил рассказать о том, каким запомнился ему владыка Питирим.

Подражая митрополиту

— Наш монастырь был вновь открыт при личном участии митрополита Питирима, — начал свой рассказ игумен Сергий. — Он восстанавливался буквально из руин, и владыка часто вкладывал последние свои средства в возрождение обители. Владыка стоял у истоков возобновления монашеской жизни. И мы очень благодарны за то, что сегодня эта выставка состоялась. Благодарны Анатолию, что он на протяжении многих лет запечатлевал на пленку жизнь владыки: она будет для людей вдохновляющим примером. Такая личность поможет многим осознать важные жизненные, мировоззренческие вопросы.

Духовно владыка по-прежнему с нами. И здесь, на выставке, владыка словно вновь встречает тех, кого хорошо знал в земной жизни.

Владыка Питирим был человеком душевным, добрым. И его хорошо знали многие. Он много общался и с военными, с генералитетом, и с учеными, с профессорами и академиками, с деятелями культуры. Во многих жизненных сферах есть люди, которые его почитают.

В нашем монастыре несколько раз в год мы поминаем митрополита Питирима. И конечно, 8 января, в день его рождения, мы также служили панихиду об упокоении его души. Многие, приезжая к нам в монастырь, посещают его келью: она сохранилась как мемориальная комната, своего рода маленький музей. Мы специально там ничего не трогали, чтобы каждый, кто знал владыку, мог вспомнить, о чем он говорил здесь с владыкой. Для многих людей он остался очень близким человеком.

— Отец Сергий, вы сказали замечательные слова, что жизнь владыки Питирима может быть вдохновляющим примером для многих. Чем именно?

— Святостью жизни: добротой, благоразумием, нестяжательностью… Многие поражаются, увидев его келью в монастыре: неужели в такой простоте мог жить митрополит? А ведь он обладал обширными знаниями, был доктором богословия, академиком РАЕН, заведовал кафедрой теологии в Московском институте инженеров транспорта (МИИТ). Эта кафедра была открыта по инициативе владыки. И при его личном участии в МИИТе была восстановлена домовая церковь — единственная во всех технических вузах России!

— Владыка Питирим одним из первых выступил за воссоединение науки и религии, которые в России были искусственно разделены после революции 1917 года. Как вы думаете, почему?

— Владыка был человеком интеллигентным и образованным, поэтому деятелям культуры и науки было интересно с ним общаться. Владыка говорил, что человек благоразумный неизбежно задумывается о своем предназначении и, размышляя об этом, приходит к вере. Под его влиянием многие ученые приходили к вере, крестились и потом публично утверждали, что вера в Бога не противоречит науке, посвящали этому конференции.

Конечно, чтобы это понимать, надо обладать действительно глубокими научными знаниями. Еще в XVII веке английский философ Френсис Бэкон сказал, что малое знание уводит от Бога, а большое знание приводит к Нему. Люди могут считать себя большими знатоками чего-то и не иметь веры, и это свидетельство поверхностности их знаний, а те, кто действительно обладает большими глубокими познаниями, конечно, верующие.

— Если человек приходит к вере в результате долгих поисков и исследований, накопив большие знания, то не является ли он каким-то ущербным по сравнению с теми, кто верует в простоте душевной, по-детски, не зная сомнений и колебаний?

— Если человек приходит к вере через знания, то слава Богу, потому что так открывается ему Господь. В конце концов он говорит вслед за Сократом: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю». Люди больших знаний приходят к пониманию того, что познание может продолжаться бесконечно, не давая ответов на главные вопросы человеческого бытия. Как можно найти материальную субстанцию, на которой закончится процесс познания материи? Как можно найти пределы мира? Люди познают всю больше и больше, а чего хотели, не находят. И на определенном этапе они приходят к «ненаучному» выводу, что все было сотворено по замыслу, который нельзя исследовать научными методами.

Если ученые приходят к вере, то наука от этого только выигрывает.

— Это на личном примере показал владыка Питирим: истинное знание не противоречит вере, а подтверждает ее.

— Владыка говорил об этом, но сам он был богословом, а не ученым, то есть изучал не материальный мир, а духовный. Тем не менее он был осведомлен о главных достижениях естественных наук, мог говорить с учеными на их языке и убеждать их научными аргументами. И вообще владыка был интересным собеседником для людей культуры, науки и техники, потому что хорошо разбирался во многих их областях. Следил особенно за достижениями фототехники. Прекрасно играл на виолончели.

При этом в общении он был человеком деликатным, который не подавлял другого своей личностью, обширностью познаний и остротой ума, а говорил на его языке о том, что было интересно собеседнику. Владыка легко находил общий язык не только с великими учеными, но и с самыми простыми людьми. С ним легко чувствовали себя и академики, и малограмотные бабушки. Для каждого он находил нужное, доброе слово. И в этом тоже владыка может служить нам примером.

Благословение владыки

Как отзывалось в сердцах людей доброе слово митрополита, рассказала мне директор учебно-методического музейного центра истории МИИТа Анна Константиновна Николаенко. Владыка Питирим впервые после долгого перерыва (в юности, еще мирянином, он был студентом этого вуза) появился в институте, когда в 1996 году праздновалось его столетие. Тогда в средствах массовой информации резко критиковали студенческие строительные отряды: мол, повсюду идет перестройка, теперь за все надо платить, а тут бедных студентов заставляют работать даром, как при социализме! И в разгар этой кампании владыка выступил… за возрождение ССО в МИИТе!

Он доказывал, что студенческие строительные отряды — это прекрасный способ сохранить лучшие в мире традиции высшего образования, наработанные в России, которые начали методично оплевывать и разрушать «перестройщики». Владыка призвал студентов участвовать в святом деле — в восстановлении Иосифо-Волоцкого монастыря. И попросил руководителей вуза сформировать для этого строительные отряды.

Эта идея понравилась доктору технических наук профессору Эрнсту Серафимовичу Спиридонову, который искренне верил в Бога и старался жить по Его заповедям. Профессор был тогда деканом строительного факультета МИИТа, напросился на прием к ректору Владимиру Григорьевичу Иноземцеву с просьбой поддержать начинание владыки. Но ректор категорически отказался «создавать ССО для монастыря»: мол, «наверху» могут не понять такую благотворительность… Этот чиновник боялся, что в Министерстве образования РФ и в Министерстве железнодорожного транспорта ему влетит за эксперименты по сближению образования и религии. Что ж, «наверху» действительно его не поняли, только на самом высоком уровне — не в российских министерствах, а в горнем мире, у Господа Бога. Вопреки стараниям чиновника выслужиться, его… сняли с должности сразу после отказа организовывать студенческие строительные отряды для возрождения обители.

Надо угождать не человекам, а Богу. Эту истину прекрасно понимал новый ректор МИИТа Борис Алексеевич Левин, который горячо поддержал и помощь монастырю, и возрождение церковной жизни в самом вузе, получившем статус университета. И вот в годы методичного разрушения российского образования МИИТ не только сохранил свои лучшие традиции, но и приумножил их. Сейчас МИИТ процветает.

Многие удивляются, как удалось Борису Левину возглавить МИИТ и руководить им столь успешно и долго в наше смутное время, когда вокруг идет кадровая чехарда и «растащиловка» образования? А секрет, наверное, «прост»: на ученом совете владыка Питирим благословил Бориса Левина на ректорство — и с тех пор у него, с Божией помощью, все идет хорошо.

Что касается студенческих строительных отрядов, то многие ребята из МИИТа сочли за честь работать на таком объекте, как Иосифо-Волоцкий монастырь. О зарплате даже вопросов не возникало. Они трудились на совесть, отбросив корыстные устремления, поистине служили Богу, а не маммоне.

Благодаря митрополиту Питириму уже более десяти лет успешно работают ССО МИИТа: когда в других вузах от летнего безделья студенты спиваются или «садятся на иглу», будущие инженеры-железнодорожники увлеченно трудятся, особенно охотно — на возрождении храмов. Ребятам некогда предаваться убийственным удовольствиям, которые им старательно подбрасывают западные «опекуны». Владыка оказался прав: ССО — мощный способ выживания студенчества в условиях тотального оболванивания и растления молодого поколения России.

— Ну, студенческие строительные отряды сейчас не редкость, их возродили во многих вузах, — заметил я. — А вот как удалось открыть в МИИТе кафедру теологии, которой до сих пор нет в других государственных вузах Москвы?! — спросил я профессора Эрнста Спиридонова.

— Надо быть владыкой, чтобы решать такие вопросы, — ответил ученый.

— Вы имеете в виду, что это чудо совершилось по его молитвам?

— Именно так. Ведь владыка был высоко духовный человек. По его молитвам и по его благословению удивительно успешно делались добрые дела.

Профессор рассказал мне, как митрополит Питирим восстанавливал домовую церковь МИИТа. До революции 1917 года этот храм был в здании, которое потом занимал… партком института. После «революции 1991 года» партком упразднили. И надо было открывать домовую церковь в святом месте, которое осквернили богоборцы. По идее, над храмом не должно быть ничего, кроме неба. Но за годы советской власти над тем помещением, где размещался храм, появилась библиотека. Что делать: убирать «лишний» этаж, искать новое помещение, вместо библиотеки оборудовать наверху аудиторию для лекций или лабораторию?

Взвесив все варианты, владыка решил открыть храм под библиотекой, полагая, что тихое изучение книжной премудрости над домовой церковью не должно помешать молитвенному общению с Богом этажом ниже. С тех пор там регулярно идут богослужения, священники и прихожане не чувствуют себя какими-то обиженными или притесненными из-за того, что над ними идет постижение знаний. И это стало символично: наука не мешает религии. А религия помогает науке: наиболее прилежные и успешные студенты и преподаватели — верующие, которые посещают храм.

На молитвенную память

Директор музейного учебно-методического центра истории МИИТа Анна Николаенко рассказала мне еще одну удивительную историю. Владыка Питирим уже лежал на смертном одре, когда сидевший рядом его любимый ученик Михаил (тогда он был семинаристом и преподавал на кафедре теологии МИИТа, а потом стал настоятелем домовой церкви института) как-то неожиданно для самого себя спросил, а нельзя ли для храма МИИТа получить частицу мощей преподобного Иосифа Волоцкого, ведь студенты так много делают для возрождения его монастыря. А владыка так же неожиданно одобрил эту идею и благословил будущего батюшку на получение мощей.

— Когда митрополит Питирим умер, — рассказывает Анна Николаева, — я, в силу своего плохого православного образования, решила, что владыку нужно каким-то образом написать на иконе. Понятно, что делать этого нельзя: его не прославили, как святого, но мне почему-то очень хотелось увидеть его на иконе с частичкой мощей преподобного Иосифа Волоцкого. И тогда, посоветовавшись со знающими людьми, мы с мужем решили спонсировать создание иконы преподобного, на которой владыка Питирим был бы каким-то образом отмечен. Вокруг лика святого в клеймах будут представлены эпизоды его земной и посмертной жизни, в том числе показано, как владыка Питирим открывает мощи Иосифа Волоцкого, поискам и опознанию которых он посвятил так много времени. Эту идею поддержали многие сотрудники МИИТа, но ее отвергли на нашей кафедре теологии. Там у нас преподаватели очень строгие, они любят, чтобы все было по правилам. А мне помогло как раз незнание этих правил. Чудесным образом была написана сама икона и получена для нее частичка мощей преподобного, но мы не могли освятить икону и поместить ее в храме именно потому, что она была написана не по правилам. И тогда я решила, что нашу икону должен благословить… сам Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Неосведомленность в церковных делах помогла мне решиться на столь дерзкий поступок. Наверное, и вправду за меня молился владыка Питирим. Патриарх Алексий действительно благословил нашу икону во время своего посещения Иосифо-Волоцкого монастыря, причем в самый последний момент. Патриарх уже хотел сесть в машину, чтобы уехать, но неожиданно решил еще раз обойти монастырь. Во время этого шествия Его Святейшество вдруг направился… прямо к нашей иконе. Патриарх расспросил о ней, узнал о сомнениях насчет «неканоничности» и благословил икону для освящения и помещения в храме.

— Наверное, с тех пор вы много узнали о Православии. Не сожалеете, что когда-то столько времени и сил отдали «неправильной» иконе? — спросил я директора музейного центра.

— Ни в коем случае! Символом возрождения духовности, которое произошло в России на рубеже XX и XXI веков, мы считаем митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима. И смело говорим об этом нашим студентам, посещающим музей. Кстати, владыка был у нас незадолго перед своей кончиной и сказал: «Пора подумать о том, что оставить МИИТу от меня на память». И теперь мы бережно храним эти бесценные реликвии.

Институт был очень дорог для владыки, потому что он учился здесь в прекрасные годы молодости. И хотя дальнейшую жизнь посвятил церковному служению, тепло вспоминал о МИИТе. Теперь работники музея хранят одеяния митрополита Питирима, другие его вещи, а главное — хранят в сердцах горячую любовь к владыке и стараются передать ее молодому поколению.

Мастер

Анатолий Жданов-фотохудожник был потрясен, когда, собираясь на кладбище в девятый день после кончины митрополита Питирима, включил свет в комнате, где висел большой фотопортрет владыки, и увидел… удивительный «фотоэффект»: вокруг головы митрополита было яркое свечение, очень похожее на то, что изображают на иконах святых. Он тут же достал свою камеру и сделал снимок фотографии, которая «получила столь удачную подсветку». Свечение сохранилось и когда снимок был напечатан: это была не иллюзия, а физический эффект, который очень вдохновил Анатолия Жданова-исследователя, 30 лет проработавшего в Московском авиационном институте. И этот снимок стал центральным на выставке в «Малом Манеже».

— Когда я привез эту фотографию в Иосифо-Волоцкий монастырь, — вспоминал фотохудожник, — матушки сказали: видишь, Анатолий, у владыки уже нимб… Ну, им виднее, хотя я могу это объяснить технически: так упал на фотографию свет. Но почему она подсветилась именно на девятый день после смерти владыки? Как бы то ни было, получился хороший снимок, которым я очень дорожу.

А многим посетителям выставки понравились фотографии, где митрополит Питирим показан простым, добрым человеком, который искренне радуется общению с природой, с детьми, богомольными старушками…

Прекрасно сказал об искусстве Анатолия Жданова другой мастер, Сергей Лидов, — фотохудожник, президент Международной гильдии профессиональных фотографов СМИ России:

— Жданов — вы настоящий профессионал. Мне очень приятно было посмотреть на ваше мастерство. Напомню, что фотографирование — это единственная на земле профессия, которая останавливает мгновения. Все в фотографиях — это история. А то, что я вижу здесь на стенах, — это уже искусство. Искусство, которое на века сохранит для людей мгновения далекого времени. Спасибо тебе, ты порадовал всех здесь присутствующих прекрасными фотографиями. И порадуешь еще многих, кто увидит на них потом владыку Питирима.

А профессора Эрнста Спиридонова потрясла… келья митрополита в Иосифо-Волоцком монастыре. Келья площадью всего около 6 м2 (3×2). В ней помещались только железная кровать, покрытая пледом, шкаф для одежды, иконы, маленький стол. Этот «аскетерий» совершенно не соответствовал представлениям профессора о жизни митрополитов. Оказалось, что он мало знал владыку Питирима. Даже не подозревал о его аскетической, подвижнической жизни, тщательно скрываемой от окружающих.

— Светлый это был человек, человек Божий на нашей земле, — сказал профессор проникновенно. — Благодатью Божией стали для меня несколько лет работы рядом с ним. И хотелось бы, чтобы как можно больше людей прикоснулись к светлой памяти о владыке.

Фотовыставка, посвященная владыке Питириму, которая в «Малом Манеже» проходила только один день, перенесена в прекрасный выставочный зал в Доме Нащокина на Гагаринской, 4 (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры). Там она будет открыта с 16 по 30 января. Кстати, здесь же можно будет посмотреть и фильм кинодокументалиста Олега Воинова о митрополите Питириме «Душа с душою говорит». Поспешите на встречу с владыкой!

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/28 959.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru