Русская линия
Завтра Исраэль Шамир13.01.2009 

Газа и война

Хотя Совет Безопасности потребовал прекращения огня, все еще летят ракеты и падают бомбы, все еще горит земля и воюют бойцы — но уже очевидно, что налет на Газу закончится обломом для евреев, как и предыдущая ливанская кампания. Несмотря на страшные жертвы, бойцы «Хамаса» не только не сдались, они даже не попросили перемирия. Более того, они с презрением отклонили египетские предложения о немедленном прекращении огня. Ничто не помогло ядерной державе с огромной армией и абсолютно безжалостными политиками: ни ковровые бомбежки, ни вычурно-красивое название, данное налёту (Барбаросса нервно курит в сторонке), ни массовые убийства женщин и детей, ни ввод оснащенной самым новейшим оружием пехоты. Поставить Газу на колени не удалось, а значит, Израиль проиграл Новогоднюю войну.

Партизаны «Хамаса» впервые смогли столкнуться с врагом лицом к лицу — не с лётчиками, трусливо убивающими гражданское население с недостижимой высоты из комфорта новейших самолетов, а с пехотой в городских джунглях. И тут они оказались на высоте. В городском муравейнике, изрытом туннелями, партизаны уходили из обложенных домов, чтобы ударить в спину агрессорам. Регулярная израильская армия не смогла навязать открытый бой, в котором палестинцы были бы обречены. Грузы-200 поползли на север.

Победой можно гордиться, но радоваться нечему. Мирное население Газы страдало безмерно. Новогодняя война началась с подлого, под стать Беслану, удара по церемонии выпуска школы молодых полицейских. Вчерашние рекруты, едва овладевшие искусством регулировки движения, были сожжены внезапной массивной бомбардировкой в субботу 27 декабря, когда мир праздновал Рождество и Новый год. Триста человек были убиты одним махом — среди них, кроме полицейских, были и члены их семей, пришедшие с цветами поздравить своих родных. В официальном коммюнике израильской армии погибшие были названы «террористами Хамаса» — хотя у них не было даже оружия.

Вслед за этим военным преступлением пошли следующие — евреи бомбили мечети и школы, больницы и кареты «скорой помощи», городские густо населенные кварталы и деревенские дома. Они разбомбили университет — незачем палестинцам столько учиться, все равно работы для них нет. Они отбомбились по школе ООН, в которой укрывались беженцы из разбомбленных домов и где учились палестинские дети. Из-под обломков школы вытащили сорок трупов.

Мечети стали их излюбленной мишенью — причем они бомбили мечети в час молитвы. В 1994 году еврей-экстремист Барух Гольдштейн расстрелял верующих в мечети Халиля во время молитвы. Сейчас таким коллективным Гольдштейном стали израильские ВВС. Евреи любят взывать к совести мировой общественности, когда молодые хулиганы пачкают стены синагог — и тысячи хороших, совестливых «антифашистов» выходят на их защиту. Но когда горят мечети — «антифашисты» лишь повторяют текстовки израильской армии, что там-де скрывались террористы.

С трудом проникшие в Газу работники Красного Креста обнаружили в разбомбленном городе страшные вещи. В одном из домов в занятом израильскими войсками секторе они нашли разлагающиеся трупы родителей, и рядом с ними — обессилевших, изнеможенных детей. Их удалось вывезти и спасти — и вслед за этим Красному Кресту преградили въезд в Газу. Сотни мужчин, женщин и детей были убиты израильтянами только за то, что они — не евреи. Силы сторон слишком неравны: за первые две недели конфликта погибли 770 палестинцев и 14 израильтян, то есть один к пятидесяти.

Война сопровождалась мощной пропагандистской волной в самом Израиле. С обсессивной навязчивостью газеты и телевидение повторяли: нужно спасти гражданское население пограничных городков от ракетных обстрелов. Но почему стреляли из Газы? На этот вопрос никто не предлагал ответа. И сейчас большинство простых израильтян — тем паче русских израильтян — не знает, что хотели сказать своими самодельными шутихами жители Газы. А они требовали одного — снятия блокады. Ведь уже несколько лет Газа заперта в кольцо жестокой блокады, под стать ленинградской. Не душите нас блокадой, и мы не будем стрелять, — говорили представители Хамаса. Перестаньте нас убивать, и перемирие может продолжаться. Для того, чтобы спасти Сдерот от ракет, не было нужды в военной кампании — было достаточно исполнить предыдущее соглашение о перемирии и снять блокаду.

Блокада же была введена, чтобы свергнуть законное правительство Палестины. Евреев не устраивал Хамас — а значит, «палестинцев нужно посадить на диету, пока они не передумают», — как выразился Дов Вайсглас, советник премьер-министра. Диета не помогла: голодные и мерзнущие зимой, жаждущие и изнемогающие от жары летом жители Газы держались. Поэтому Израиль стал готовиться к нападению. В отличие от России, которая после короткой стычки с Грузией не стала добиваться изменения режима в Тбилиси, целью израильского нападения было как раз установление подвластного им колониального режима.

Израиль стремился к войне. Как алкоголик, спешащий опрокинуть стопку водки до закрытия бара, евреи спешили выпить свой стакан крови до прихода к власти нового американского президента Обамы 20 января. Хотя Обама и окружен еврейскими советниками и помощниками, но не было уверенности в том, что он будет их покорным джинном-исполнителем желаний под стать Бушу и Райс. С ужасом повторяли еврейские американские газеты весть о том, что Обама отказался выслушать брифинг израильской армии.

Война была нужна израильским генералам, позорно продувшим ливанскую кампанию и ощущавшим острую необходимость оправдаться.

Война была нужна израильским политикам. Министр обороны Эхуд Барак, однажды уже позорно провалившийся на посту премьер-министра, вызвавший Вторую Интифаду и вернувшийся в политику, чудовищно непопулярен. Его партии прочили страшный провал на выборах. Барак любил переодеваться в женское платье и красить губы — в этом костюме он однажды убил известного палестинского поэта в изгнании. Пиар-мастера пытались вылепить из него вождя — их лозунг был: «Барак — не душка, а вождь». Но стареющий драг-квин, живущий в многомиллионном сверхэлитном доме-башне на севере Тель-Авива и выдающий себя за вождя, посланца израильского трудового народа, лидера социалистов, вызывал лишь смех и презрение. Бомбежки Газы принесли ему немедленные политические дивиденды.

Была нужна война и Ципи Ливни, мужеподобной амазонке из Моссада и министру иностранных дел. Она хотела показать, что воинственностью не уступает биологическим мужчинам. Эти два гендерно-дезориентированных министра требовали войны — и навязали её.

Была нужна война и израильским элитам — война заставляет простых людей забыть о своих подлинных интересах и поддержать власть. Война с «гоем» необходима для того, чтобы выходцы из России и Марокко ощущали себя евреями заодно с Ротшильдами. Поэтому войну поддержали и израильские «элитные левые» из партии «Мерец».

Но более радикальные левые силы, и в первую очередь коммунисты, возглавили антивоенную кампанию. Вместе с ними, под их красными знаменами я прошел по бульвару Ибн-Гебироля в рядах крупной антивоенной демонстрации. Говорите что хотите, но коммунисты всегда лучше всех. К слову, на последних муниципальных выборах в Тель-Авиве коммунистический кандидат чуть было не одержал победу.

И наши русские в Израиле на этот раз подняли свой голос против войны. В петиции они призвали правительство Израиля немедленно заключить перемирие и открыть пропускные пункты на границе с сектором Газы: «Мы разочарованы тем, что, заключив с Хамасом соглашение о прекращении огня, Израиль неоднократно нарушал его… Мы не хотим испытывать стыд за свою страну, сотнями убивающую мирных людей, в том числе детей, в превращенном ею в огромную тюрьму секторе Газы… Мы не хотим испытывать стыд за нашу армию, превратившуюся из-за бессилия или безответственности политиков в карательные отряды. Мы не хотим испытывать стыд за нашу демократию, при которой миллионы людей живут под нашим военным контролем, в условиях оккупации, лишенные элементарных человеческих и гражданских прав». Это выступление русских израильтян против войны особенно важно потому, что израильские элиты любят сваливать ответственность за свои преступления на «оголтелых правых русских».

Атака на Газу вписывалась и в более широкие планы обустройства мира по американо-израильскому лекалу. Профессор Колумбийского университета, ведущий радикальный интеллектуал и преемник Эдуарда Саида, Джозеф Массад писал о «союзе между Израилем, палестинскими коллаборационистами Аббаса, диктаторскими арабскими режимами при поддержке арабских неолиберальных интеллектуалов-на-саудовские-гранты, союзе, направленном на подрыв правительства Хамаса — единственного демократически избранного правительства во всем арабском мире. Кровавая баня последних двух недель — это очередное усилие Израиля добиться того, чтобы всеми арабами и всеми палестинцами правили диктаторы, а не демократически избранные лидеры».

В этом причина страшных разрушений Газы. Ноам Чомски так объяснял американскую стратегию выжженной земли во Вьетнаме и других странах: Соединенные Штаты добиваются тотального контроля в мире, и они не согласны мириться с непокорными странами — такими, как Куба, Венесуэла, Вьетнам, — даже Газа. Если они не могут добиться изменения непокорного режима — они стараются разрушить экономику страны, выжечь землю и уничтожить народ, и все для того, чтобы никому не захотелось добиваться свободы. То, что американцы делали с Вьетнамом и Кореей, израильтяне делают с Газой. Они низвергли Газу даже не в каменный век, а в мезозой.

Россию от подобной судьбы защищает ее ядерный щит. Если бы не он, Америка и НАТО выразили свое недовольство режимом Путина—Медведева не словесно, а так же, как они выразили недовольство режимом Хамаса — бомбежкой и напалмом. Поэтому россияне должны обращать внимание и изолировать потенциальных коллаборационистов, готовых поддержать подчинение России американо-израильской оккупации. Их видимая мета — поддержка израильской агрессии.

Таков Виктор Шендерович, который в «Ежедневном Журнале» оправдывает убийство палестинской девочки-подростка, потому что её отец, этот «несчастный палестинец, подозреваю, голосовал за ХАМАС… И уж как минимум ни он, ни тысячи его соплеменников не возражали против выхода из перемирия, против ракетных обстрелов израильских городов…» Эти мерзкие слова можно было бы объяснить обычной еврейской самовлюбленностью — ведь евреи так любят себя, что не способны увидеть в неевреях — таких же людей, как они сами. Иначе он мог бы применить этот же ход мысли к одной из жертв холокоста — и ужаснуться. Но на деле его позиция еще страшнее — он оправдывает Беслан тем, что Осетия проголосовала за Путина. Логично — если оправдано убийство девочки, отец которой, может быть, голосовал за ХАМАС, тем более оправдано убийство русских детей, если их отцы голосовали за Путина—Медведева. Шендеровичу хочется стать гауляйтером в оккупированной Москве, чтобы содрать «отложенный штраф» (его выражение) с народа России.

Конечно, сравнение ситуации в Палестине с войнами на Кавказе неправомочно. Чеченцы имели гражданство России, палестинцы лишены гражданства у себя на родине. Россия отстроила Чечню, Израиль разрушил Палестину. Россия не свергла режим Саакашвили, а Израиль постоянно подрывает палестинскую демократию. Но позиция этих липовых «антифашистов» тем более позорная.

В сионистском ресурсе Грани.ру Илья Мильштейн оплакивает «одиночество России». Путинский режим, по его мнению, унижал «богатых, бесстрашных и сильных», поссорился с Ющенко и Саакашвили, «подружился со всеми изгоями этого мира, отмороженными Чавесом, Ахмадинежадом и Фиделем,. позоря Россию.» Недаром Мильштейн уехал в Германию по еврейской визе. Он был слишком чужд православной России, всегда стоявшей за униженных и оскорбленных, а не за богатых и сильных. Среди изгоев, а не среди олигархов был Иисус Христос. В российском суверенитете Мильштейн увидел «чувство абсолютной безнаказанности» — и он был прав. Путин и Медведев — а с ними и другие русские люди — действительно не боятся, что Израиль и Америка поступят с Москвой, как с Газой или Багдадом. А насчет одиночества… Россия ушла от «ликующих, праздно болтающих». Но одинокой она не стала. В злобном одиночестве оказались Америка и Израиль, подлинные парии нашего мира, и их сионистские агенты, мечтающие стать комендантами оккупационных войск в Москве.

Я рад, что Россия поддерживает отношения с Хамасом, и что русские газеты и общественность осуждают погромы, устраиваемые евреями в Газе. То же происходит сейчас и в Европе — даже вполне мейнстримные газеты и журналы Запада все чаще пишут правду о войне. А правда — как Газа — непобедима.

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/09/790/53.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru