Русская линия
РадонежСвященник Георгий Максимов31.12.2008 

Последняя заповедь Спасителя

Накануне Своего вознесения Господь Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их исполнять всё, что Я заповедал вам» (Мф. 28:19−20); «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:15−16).

Эта заповедь — одна из самых малоисполняемых в Православной Церкви. Ещё святитель Николай Японский писал: «Шедше, научите вся языки — как будто и в Евангелии нет. Хотя слышат это все и знают наизусть. И нет у нас иностранных миссий! В Китае, Индии, Корее, здесь — моря и океаны язычества, все лежит во мраке и сени смертной, но нам что же? Мы — собака на сене! Не моги-де коснуться Православия — „свято оно“! Но почему же вы не являете его миру?» (Дневник, запись от 12 июня 1896 года).

И действительно, стоит заговорить о внешней, подлинной миссии даже с воцерковлённым человеком, как тот, поморщившись, непременно ответит, что, мол, конечно, проповедовать Слово Божие всяким папуасам и китайцам — дело неплохое, но вот нам бы сначала «своих» обратить всех ко Христу, а потом уже можно подумать и о «чужих».

К сожалению, говорящие так, не понимают или не хотят понять две вещи.

Во-первых, это означает, что мы сознательно отказываемся исполнять заповедь Господа нашего Иисуса Христа о проповеди ВСЕМ народам. Слыша заповедь Спасителя, мы думаем не о том, как её исполнить, а о том, как обосновать наше нежелание её исполнять. Со всеми вытекающими для нашей духовной жизни последствиями.

Как известно, дорога под названием «сделаю завтра» ведёт на дорогу под названием «никогда». Говоря, что проповедью Евангелия иным народам мы займёмся лишь после того, как обратим всех русских, мы тем самым говорим, что не займёмся ею никогда — ибо совершенно ясно, что как бы хорошо мы ни проповедовали «своим», они никогда все поголовно не станут православными, поскольку в большинстве случаев причиной их неверия является не недостаток сведений о вере или должных православных примеров, а сознательный выбор. Точно так же и во времена апостолов обстояло дело в еврейском народе. Если бы апостолы решили тогда «обратить сначала своих, а потом уже идти к чужим», то и до сих пор еврейский народ не был бы поголовно православным, а все остальные народы, включая и наш, русский, погибали бы в язычестве.

Во-вторых, внутренняя миссия никогда не будет успешной без внешней. Любой «наш» невер, которому станут проповедовать Православие, может с полным основанием сказать: «Вы меня призываете жить по заповедям Христовым? Так почему же сами их не исполняете? Христос говорит: „проповедуйте Евангелие всей твари“, а вы не проповедуете». Конечно, так сказать сможет лишь один из сотни, но остальные девяносто девять, хотя не смогут выразить это в словах, но почувствуют то же самое на духовном уровне. Ибо кого могут обратить к Богу те, кто сами сознательно не желают исполнять Его заповеди?

И напротив, если мы станем проповедовать неправославным народам, как тем, которые живут в России, так и тем, которые живут вне её, то станет результативнее и внутренняя миссия. И подвижническое служение миссионеров, и подвиги веры среди новообращённых иноплеменников зажгут огонь благочестивой ревности во многих «номинально православных». Так что акивная проповедь Русской Православной Церкви среди иных народов причинит не ущерб, а большую пользу для распространения веры в русском народе.

Сюда же нужно отнести и такой «аргумент», что, будто бы, у нас сейчас столько внутренних проблем, что не до миссии, а вот когда проблемы разрешатся, тогда уже и подумаем… На самом деле здесь перепутана причина со следствием. Наши проблемы являются следствием того, что мы не живём по заповедям Христовым, одна из которых — «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Единственный путь к преодолению проблем — начать жить по заповедям, в том числе и по этой. Заповеди даны не для тех, у кого нет проблем, а для всех, кто называет себя православными христианами.

Наконец, с темой соблюдения последней заповеди Спасителя связан ещё один важный вопрос, непосредственного касающийся участи нашего земного отечества и нашего народа.

Многие столетия Православная Церковь практически не занималась миссией, если не считать отдельные усилия Русской Церкви. Для большинства Поместых Церквей извинительным обстоятельством было турецкое иго, которое весьма затрудняло жизнь православных христиан. Однако в XIX веке Греция, Болгария, Румыния, Сербия и Черногория получили свободу, но, увы, эти православные народы вовсе не спешили поделиться Православием с теми, кто о нём не знает.

Из-за этого ещё сто лет назад Православие было ограничено ареалом компактного расселения традиционно православных народов. Во всём остальном мире о православной вере не знали вообще ничего. Это касалось даже самых образованных людей Западной Европы, не говоря уже про жителей Азии, Африки, Южной Америки и Австралии.

И в ХХ веке для членов абсолютно всех Поместных Церквей возникли такие условия, что им невольно пришлось покинуть обжитые места и расселиться по всем тем странам, куда они не хотели ехать добровольно. В России это были революция, гражданская война и великая отечественная, в Сербии, Болгарии и Румынии — приход коммунизма, в Греции — гражданская война и экономические проблемы, для Антиохийского и Иерусалимского патриархата — усиление давления со стороны иноверного окружения.

Таким образом минувший ХХ век стал веком широчайшего распрострнения Православия по планете. Православные диаспоры появились на всех континентах и в подавляющем большинстве стран. И везде, где они появлялись, — возникали православные храмы, а в них священники и епископы, производились переводы литургии на местные языки, издавалась православная литература на языках неправославных народов.

Так возникли условия для того, чтобы местные жители начали узнавать о Православии, а узнав, многие стали обращаться в истинную Церковь Христову, и обращать других. Благодаря этому в Западной Европе и Азии православными стали тысячи, в Америке — десятки тысяч, а в Африке — сотни тысяч человек.

В древнем варианте жития апостола Фомы рассказывается, что он, получив в удел для проповеди Индию, никак не хотел отправляться в такую далёкую страну. И Господь ему помог — продав в рабство капитану корабля, отправлявшегося в Индию. Глядя на вышеприведённые факты под этим же углом, складывается впечатление, будто Господь посредством скорбей выгнал православных на проповедь иным народам, куда они не хотели идти добровольно. Мы сами вынудили Его к тому своей ленью и бездействием.

И сейчас, после падения безбожной власти и обретения Церковью полной свободы в своей деятельности, мы имеем столько возможностей для успешной и эффективной внешней миссии, скольких, наверное, не было ни в одно из предыдущих столетий. И, однако же, мы почти ничего не делаем для внешней миссии. Есть лишь несколько энтузиастов, которые не имеют никакой поддержки ни со стороны Церкви, ни со стороны государства. Стыдно сознавать, что Русская Православной Церковь, самая многочисленная из всех Поместных Церквей, уделяет внимание внешней миссии едва ли не меньше всех остальных.

Ещё более полутора веков назад святитель Филарет Московский писал: «Святая Церковь имеет нужду в проповедниках веры для возвещения ее в соседних странах — Китае, Японии, Америке, Тибете, Бухаре, Хиве, Кохане, Персии, Турции и во всех европейских государствах латинского, лютеранского и реформаторского исповедания» (Доклад государю о причинах бедственного положения Православной Церкви в России).

Этот императив нашей Церкви был выражен ещё в позапрошлом веке, и, однако же, в некоторых из перечисленных святителем Филаретом странах по сей день не ступала нога православного миссионера.

Последняя заповедь Спасителя по-прежнему остаётся в небрежении. Как знать, не готовим ли мы тем самым на свою голову новые кары, которые заставят нас отправиться туда, куда мы не хотим ехать по своей воле?

Конечно, не каждый может оставить всё и поехать в Африку или Азию, чтобы проповедовать там Православие. Это особое служение, на которое может решиться лишь подлинно великий духом и преданный Богу человек. Но абсолютно каждый православный христианин может в меру своих сил оказать посильную помощь тем нашим миссионерам, которые уже трудятся в иных странах.

Примером в этом является святой праведный Иоанн Кронштадтский, который, служа в России, всемерно поддерживал миссию, жертвуя и для строительства православного храма в Германии, и для первого православного храма в Южной Америке, и на Японскую православную миссию, и миссионерам в других странах.

Уже сейчас наши русские миссионеры самоотвеженно трудятся в Таиланде, Гонконге, Монголии, других местах. Они нуждаются в нашей поддержке — как духовной, так и материальной. А мы нуждаемся в том, чтобы эту поддержку им оказать, ибо так мы исполним последнюю заповедь Спасителя и сможем стать соучастниками того, что Он обещал, говоря: «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей» (Ин. 15:10).

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2911


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru