Русская линия
Русское ВоскресениеМитрополит Черногорско-Приморский Амфилохий (Радович)29.12.2008 

Крест нести нам суждено!
Воскресения не бывает без смерти

Нашу судьбу, раз навсегда, определил владыка Раде*: «Крест нести нам суждено!»

Судьба наша на этом напряженном перекрестке миров крестоносная. А потому и богоносная.

Место, на котором мы сложили свой очаг, представляет собою с незапамятных времен водораздел культур и территорию столкновения миров.

Так было в прошлом, так же и сейчас.

В свое время здесь проходила граница между восточным и западным царствами. Когда Западная Церковь отделилась от православного Востока, эта территория вновь стала местом векового противостояния, а с проникновением ислама в Х IV века стало средоточием нового трагизма и распятия.

Наш народ в этом столкновении миров определился за Иерусалим, за Святую Софию Царьградскую. Что значит: за Премудрость Божию; и за Святую Гору (Афон), тысячелетний очаг добродетелей, питомник святых Божиих.

Определение за Иерусалим означает определение нести Честной Крест. А в то же время означает и определение за истину, за свободу, которая оплачивается мученической кровью.

Отнюдь не случайно, что великомученик косовский Лазарь — а через него и весь сербский народ, — определился за Царство Небесное. Ибо «земное слишком мало царство, а Небесное — всегда и вовеки».

Наш сербский народ хранит в своей груди, в своей соборной памяти иерусалимскую святыню. Святой Макарий давно высказал непреложную истину: «Где Дух Святой, там и гонения». Безумный ветер непрестанно пытается погасить святую лампаду. В свете этой истины св. Макария нам ясно в некоторой степени, почему именно на православные славянские народы навалилось это огромное богоубийственное человеческое зло.

Там, где зло принято как нормальное состояние, люди сами работают на него. Сатана ими дирижирует, как Воланд в романе Булгакова «Мастер и Маргарита». Цель его — уничтожить последний остров, на котором хранится святыня.

Поэтому он направляет все свои демонические силы, чтобы захватить этот последний оплот неоскверненных святынь, незамутненной, незатоптанной и неопоганенной истины. Отчего же в таком случае удивляться тому, что происходит с Православием, с православными странами, особенно славянскими, и с православным сербским народом.

Сербский народ на протяжении этого века находится в центре событий.

Об этом свидетельствует Первая мировая война с Гаврилой Принципом**, а также Вторая мировая война с событиями 27 марта и всем, что из этого вытекало. Все это же практически подтверждают и события наших дней.

У сербского народа осталась только вера православная, бедная сирота. Сербы ведут борьбу со своими и чужаками. Только сейчас достают из ям убиенных своих покойников и отпевают их; залечивают свои военные и послевоенные раны. А при этом получает все новые удары; и открываются новые раны. Сербский народ сегодня напоминает многострадального Иова в пепле. Люди его презирают, друзья от него отрекаются, псы ему зализывают раны.

При всем этом трагизме нашего нынешнего положения, единственной светлой точкой, которая приносит утешение, являются вот эти пророческие слова Ловченского Печальника: «Страдание — это креста добродетель»; а также эти: «Воскресение не бывает без смерти!».

Над головой сербского народа ныне скрещиваются громы и молнии римокатолическо-протестантского Запада и агарянско-исмаиловского среднего Востока.

Европа против нас не потому, что мы не являемся европейцами и не желаем ими быть, а потому, что мы — не по своим заслугам, а по дару Божьему — являемся носителями и хранителями подлинного, иерусалимско-средиземноморского, европейства, которое не принимает утраты равновесия человеческого существования перекрещенных средоточий, горизонтали и вертикали Честного Креста. Запад слишком увлечен материей и боготворением дел рук своих, что ведет к экспансионизму по отношению к другим, к тоталитаризму в подлейшем виде.

Похоть и заземленный ум — его вера.

Поэтому он нам «сплел» через ленинско-сталинско-брозовскую революцию эти и такие похоть и ум, чтобы они стали также нашими критериями жизни, мышления и действий.

Долгое время Запад своими долларами поддерживал Броза*** и его брозомор как нож у нашего горла. А сейчас нас же обвиняют, будто мы являемся последним в мире оплотом большевизма.

А в то же время, когда коммунизм разваливается, западный мир сохраняет, например, границы внутри Югославии, начерченные именно тем авноевском**** брозомором!

Во время войны сербский народ массово подвергался уничтожению биологическому. Как со стороны фашизмо-нацизма, особенно хорватско-усташского, так и богоборческой нечеловеческой идеологиии.

А после этой идеологии — брозомора и их исчадий — вот опять оказался на своем кресте, на своем распятии.

Биологически и культурно уничтожаемый, духовно опустошаемый, насильственно разъединенный, миром презираемый, не принимаемый и отвергаемый — он сейчас находится на одном из самых страшных перепутий в своей истории.

*Имеется в виду Петр II Петрович Негош (1813−1851), митрополит и светский правитель Черногории.

**Сербский мститель, совершивший покушение на австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда.

***Иосипа Броза Тито.

****АВНОЮ — Антифашистское Вече народного освобождения Югославии.

(1991)

Перевод Ивана Чароты

http://www.voskres.ru/bogoslovie/amfilohi.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru