Русская линия
Столетие.Ru Юрий Болдырев27.12.2008 

Свет в конце тоннеля надо… включить

Год подходит к концу. Слово «кризис» теперь уже не за семью печатями, и что в следующем году ожидается лишь ухудшение ситуации, вроде, общепризнанно.

Но почему ситуация должна ухудшаться? Мы что — перестали работать? Или у нас кризис перепроизводства чего-нибудь? Ответ известен: «Вся мировая экономика в кризисе, а мы — составная часть мировой экономики!»…

Что мы — «составная часть», это звучит, конечно, гордо. Но вот вопрос о том, все ли «составные части» обязательно должны страдать (и не просто страдать, а весьма существенно!) из-за того, что какая-то одна чрезвычайно разболелась, это применительно к мировой экономике вопрос, в котором еще необходимо разбираться.

Да, в мировой экономике спад. Спад и у нас. И что делать? Государственные деятели и известные экономисты, выступая в СМИ, дают прогнозы, прежде всего, в отношении вероятной продолжительности спада в мировой экономике: кто-то считает, что «дно» будет весной 2009-го, а затем начнется оживление, кто-то более пессимистичен и до конца следующего года подъема не ожидает. При этом подразумевается, что наша собственная экономика пойдет вверх лишь тогда, когда пойдет вверх и мировая. То есть, по умолчанию: наша собственная экономика, несмотря на все бодрые призывы к диверсификации, тем не менее, жить и развиваться намерена исключительно как сырьевая, обслуживающая сырьем промышленное производство и потребление в других, более развитых странах.

Что ж, при таком подходе нам действительно не остается ничего, кроме как сидеть и ждать у моря погоды…

Но ведь есть и альтернатива.

Все ныне известные методы оживления экономики сводятся практически к двум рецептам:

а) государству предоставить всем полную свободу, и все само собой как-то «закрутится» (либеральный рецепт);

б) государству принять на себя функцию искусственного генерирования спроса на товары, услуги и рабочую силу, чем запустить цепочку развития каких-то основных и следующих за ними смежных производств (кейнсианский подход).

Главная же проблема выхода из кризиса для современного мира при этом заключается в том, что в рамках нынешней доктрины безграничной открытости и ограничения экономических прав и полномочий суверенных государств, ни тот, ни другой способ ничего не решают.

Предоставление всем полной свободы ведет в период подобного кризиса лишь к свободе для относительно сильных скупать все по дешевке и ради этого как можно дольше продолжать играть на понижение, при полной свободе слабых отдавать все сильным за бесценок и умирать.

Стимулирование же спроса государством путем вбрасывания новых денег на поддержание потребления ведет лишь к росту импорта из-за рубежа и ослаблению национальной валюты. При том, что в период развития кризиса в ожидании дальнейшего спада спроса и при наличии избыточного предложения товаров из-за рубежа вкладываться в развитие товарного производства в такой открытой внешней товарной экспансии стране никто, естественно, не рискует.

Таким образом, нынешний уровень открытости границ национальных экономик для готовых товаров из-за рубежа (который рекламировался как наилучший способ стимулирования мирового развития) оказался еще и наиболее эффективным способом недопущения выхода из кризиса национальных государств и их экономик самостоятельно, механизмом привязывания суверенных государств к интересам, планам и способам выхода из кризиса основного в современном мире глобального потребителя произведенных по всему миру товаров и услуг — США.

Но ведь и США сейчас встать в авангарде выхода из кризиса и, соответственно, вывода из него всех остальных не могут. Почему? Да потому, что для этого им необходимо восстановить прежний уровень потребления благ (товаров и услуг), получаемых из других стран. Но получали-то они эти товары и услуги практически в долг, и именно масштаб этого долга (совокупно как долг государства, плюс фондовый пузырь, плюс долларовая пирамида) и привел к нынешнему кризису. За счет чего же США могут сейчас снова раскрутить мировую экономику, что они готовы новое и сверхценное, производимое в США, поставлять всему миру в обмен на товары и услуги, стимулирование производства которых во всех остальных странах они должны осуществлять? Опять зеленые фантики?

Казалось бы, «фантики» теперь опять в цене, но это обманчиво. В них сейчас если и верят, то лишь от безысходности — в кризисной ситуации не во что вкладываться, не во что переложить накопленное, чтобы хоть как-то плоды прежнего труда сохранить, да тут еще и Европа поплелась в хвосте у США и печатает свои евро так, как будто стремится нагнать по степени избыточности и необеспеченности общеевропейской валюты валюту американскую…

Про наш рубль я и вообще уже не говорю: после той атаки, которую осуществили против него государственными же деньгами свой родной Центральный банк, Минфин и полугосударственные банки, получившие господдержку, да еще и при том, что эта очевидная работа ключевых государственных финансовых институтов против своей же страны оказалась абсолютно безнаказанной, кому придет в голову полагаться на рубль? То есть, конечно, в интересах очередной финансовой спекуляции завтра могут и начать играть обратно, на повышение, но только если ты знаешь, что игроками являются не внешние «соросы», а свои же ключевые госорганы, согласишься ли быть пешкой в чужой игре?

И получается, что пока — безысходность, пока — развития нет, и на горизонте просвета не намечается, даже нынешний доллар под подушкой — хоть какая-то ценность. Но как только развитие начнется, как только доллар из инструмента накопления попытаются вновь превращать в инструмент инвестирования в производство и развитие, как только его начнут массово предъявлять, ожидая получить за него товар, проблема переизбытка долларовой денежной массы вновь встанет со всей остротой.

Есть ли из этой проблемы какой-то выход? В принципе в современном мире возможно все. Возможно даже такое, во что еще вчера не верилось категорически. Например, не исключено, что в качестве варианта решения может быть реанимирована старая идея создания единой валюты Североамериканской зоны свободной торговли. Но США ведь по праву гордятся тем, что веками не проводили какую-либо денежную реформу с прекращением хождения прежних денежных купюр. Что ж, значит, не будет прекращения хождения прежних денег, и (в случае реализации идеи новой валюты Североамериканской зоны свободной торговли) мы просто получим что-то, аналогичное параллельному хождению в 20-е годы прошлого века в СССР обычных советских денег (на которые мало что можно было купить) и полновесного золотого червонца…

Но у такого плана, как минимум, два препятствия.

Первое: доллар — не просто валюта, но один из важнейших национальных брендов США; обесценивание этого бренда — мощнейший удар по так называемой «мягкой силе» этой страны (хотя, с другой стороны, неминуемое в конце концов обрушение нынешней глобальной долларовой пирамиды — тоже удар не меньший…).

Второе: советский червонец был полновесным не потому, что в альтернативную параллельную валюту вдруг поверили, но потому, что он был действительно золотым. Но может ли в нынешних условиях Североамериканская зона свободной торговли позволить себе эмитировать действительно золотые деньги? В принципе, может быть, и может. Но в масштабах, необходимых для запуска вновь всей мировой экономики, разумеется, нет (нет в США такого количества золота, а если золото покупать за рубежом, то за какие деньги покупать?). Значит, и незачем. А если новая валюта будет не более чем американским аналогом евро, то либо она должна быть также сбалансирована, как евро (в ЕС до кризиса действовали жесткие правила сбалансированности бюджетов и, соответственно, ограничения необеспеченной денежной эмиссии), и тогда вытягивать весь мир из кризиса эта валюта не будет; либо весь мир вновь должен начать субсидировать США, но только уже в новой валюте, но с чего вдруг мир начнет вновь доверять США, если предшествующая американская валюта в это время на глазах обрушится?

В конце концов, конечно, важно, каким методом будут действовать США, но не менее важно и существо, скрывающееся за методом. И если в мире все больше тех, кто осознает, что США на протяжении длительного периода времени просто паразитировали на всем окружающем мире, возникнет ли неудержимое желание предоставить им такую возможность вновь?

И получается, что в обозримой перспективе не похоже на то, что США своим бурным ростом потребления начнут выводить из кризиса весь мир — кто ж им даст опять потреблять в долг?

Правда, в резерве у нынешнего мирового гегемона есть еще и такой метод стимулирования развития как война. Но только вряд ли нам на это стоит особенно рассчитывать. Нужно понимать, что если до этого дойдет, то так или иначе, прямо или косвенно, но это будет война против нас. Как минимум, в косвенной форме и против нас — наряду с кем-то еще, кто может оказаться более прямой и непосредственной мишенью…

Какой же из всего этого вывод?

Вывод прост. Новым и чрезвычайно актуальным лозунгом для нас должен стать лозунг требования реализации проверенных временем и европейской практикой кейнсианских рецептов экономического развития в рамках национального государства или союза таких государств (например, Белоруссия уже ввела ряд естественных ограничений, и России было бы легче выходить из кризиса и далее развиваться вместе с Белоруссией и другими странами СНГ на основе подобного же подхода), что неминуемо потребует отказа от ныне подтвержденной на G20 чрезмерной открытости национальных экономик импорту готовых товаров из-за рубежа.

— А как же интеграция в мировую экономику?

— А вы — миссис Мировая экономика — сначала выздоравливайте, а потом приходите — с удовольствием с вами будем интегрироваться…

Кстати, может быть, на рефлекторном уровне, а также под давлением зарубежных корпораций, построивших на нашей территории свои сборочные автозаводы, наша власть постепенно в эту сторону сдвигается. Но уж слишком неуверенно и невнятно, а главное — стратегически и политически ошибочно начиная не с того (с автомобилестроения вместо авиастроения, оборудования для нефте- и газодобычи, транспортировки и переработки и т. п.) и, одновременно, без параллельного создания мощного внутреннего спроса на основные строительные и конструкционные материалы и рабочую силу в рамках масштабных инфраструктурных проектов. То есть, какие-то проекты, конечно, тоже есть. Но только увольнения людей с работы — сегодня, а проекты — когда-нибудь завтра, да еще и если к тому времени от «подушки безопасности» еще что-нибудь останется…

И еще одна немаловажная деталь. Мы должны заменить падение внешнего спроса, например, на нашу сталь, сгенерированным государством внутренним спросом. Но аналогично ведь и с энергоносителями: нужно не сокращать объемы добычи, но масштабно нарастить внутренний спрос, реализуя именно сейчас самые энергоемкие проекты, одновременно существенно (скоординировано с ОПЕК) сокращая экспорт. Посмотрите: американских и японских автомобилей стало слишком много (по сравнению с платежеспособным спросом), но производители не допускают падения цен — останавливают заводы. И нефти на мировом рынке стало слишком много по сравнению с платежеспособным спросом — что надо делать? То, что и предлагает ОПЕК, но только существенно более радикально. Глядишь, и цены на нефть поползут вверх так, что и при меньших объемах экспорта прежнего профицита бюджета, может быть, и не будет, но на закупки необходимого технологического оборудования, лицензий и лекарств — хватит. А все остальное — когда еще учиться делать, если не сейчас, во время кризиса?

А есть ли альтернатива предложенному варианту самостоятельной интенсификации своего развития путем замены искусственным внутренним спросом прежнего внешнего (кстати, в конечном счете, столь же искусственного, генерировавшегося государством, но не нашим)?

Есть: сохранение за США и частично за Европой функции глобального регулятора спроса, что на нынешнем этапе позволяет продолжать играть на глобальное понижение стоимости ключевых мировых реальных ресурсов и осуществлять массированную скупку этих ресурсов практически за бесценок. При этом, сколько продлится всеобщий кризис и насколько за это время обнищаем мы — одному Богу известно.

На следующем этапе через некоторое время, может быть, и возникнет новый виток искусственного спроса со стороны США или со стороны нового лидера (группы лидеров) на производимую во всем мире продукцию. Но каковы гарантии, что это не будет опять спрос, обеспеченный лишь новым витком раскручивания глобальной финансовой пирамиды, ведущей сначала к крайне несправедливому перераспределению производимых во всем мире товаров и услуг в пользу лидера, а затем и к новому кризису и краху этой пирамиды…

Мы же, если пойдем по такому безнадежному пути (а точнее, даже не пойдем, а просто будем покорно стоять и ждать погоды), сможем записать в свой «актив», что умудрились прозевать и не использовать для развития не только прошедший период всеобщего относительного благоденствия (роста глобальной экономики), но и нынешний период болезни мировой экономики, когда сам Бог велел всем разумным и ответственным соблюдать некоторый карантин и включать механизмы собственного иммунитета и саморазвития…

http://stoletie.ru/poziciya/svet_v_konce_tonnelya_nado_vkljuchit_2008−12−25.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru