Русская линия
РПМонитор Юрген Хюбшен23.12.2008 

У разбитого корыта
Мечта Вашингтона о долгосрочном военном присутствии в Ираке становится недостижимой

ТАКИЕ ЖЕ, КАК ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ

Глубокие изменения в мировой экономике и мировой политике наиболее ярко проявляются в регионе Ближнего Востока и Передней Азии. Государства этого региона в значительной степени отдаляются от Соединенных Штатов, все более отчетливо преследуя собственные интересы. Не в последнюю очередь это заметно в нынешних отношениях иракского режима с руководством США. Поведение важнейших действующих лиц этого региона целесообразно рассматривать, начиная именно с Ирака.

Нынешний финансовый кризис в США, за которым, очевидно, последует массивная рецессия, является еще одной гранью падения последней сверхдержавы планеты, ускоряемого бременем внешнего долга.

Рональд Дворкин, профессор права Университета Нью-Йорк, так описывает нынешнее положение в США в интервью Sueddeutsche Zeitung:

«Наша экономика строит над пропастью, и ее состояние еще больше ухудшается по мере роста безработицы и массовых личных банкротств, в то время как внешняя и военная политика терпит катастрофическое поражение… Мы должны наконец осознать, что мы больше не в состоянии диктовать миру политические условия, а можем быть лишь партнерами, соглашающимися на компромиссы, и брать на себя риски в той же мере, как и все остальные страны мира. В противном случае нас отнесет на другой берег истории».

РЕАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ В ИРАКЕ

В настоящее время в Ираке находится около 150 тысяч человек американских войск, которых обеспечивает примерно такое же количество гражданских «служащих». Будущее этих американцев столь же неопределенно, сколь и будущее самого Ирака. Территория Двуречья в значительном масштабе разрушена противоправной войной, развязанной руководством Буша, экономически пикирует вниз, и совершенно нестабильна с точки зрения безопасности. Из-за ошибочных решений гражданского управляющего Пола Бремера все бывшие функционеры партии Баас были уволены из администраций, а полиция и силы безопасности распущены. В итоге иракская администрация стала недееспособной, а формирование новых сил правопорядка, необходимое для обеспечения безопасности страны, оказывается в основном безуспешным.

Тот факт, что официальный Багдад после передачи провинции Бабиль вновь получил формальный контроль над 12 из 18 провинций, не означает, что центральное правительство в состоянии обеспечить в этих регионах общественный порядок. Напротив, положение стало еще более напряженным, и вот уже в провинции Бабиль возобновились столкновения между суннитскими и шиитскими группировками.

Так, к примеру, только за один день четверо работников Министерства здравоохранения Ирака погибли от взрыва бомбы на своей машине в центре Багдада; на мине-лягушке подорвались трое служащих полиции и два гражданских лица; на Андалузской площади был тяжело ранен взрывом бомбы, подброшенной в машину, генерал Абдул Карим Ядер, а его шофер погиб на месте; еще один человек погиб и шестеро ранено в ходе вооруженного столкновения на северо-востоке города.

Между тем американский официоз обозначает такое положение как «стабилизацию». Вряд ли американская аудитория адекватно оценивает ситуацию, учитывая, что неофициальные цифры потерь значительно выше.

Относительная стабилизация, о которой толкуют высшие американские чины, достигается в первую очередь еще более массивным наймом суннитского ополчения, которых именуют то «советом пробуждения», то «месопотамскими рыцарями», то «шавой» (ополченцами). В большинстве своем это сунниты, которые до конца 2005 — начала 2006 года участвовали в подрывных действиях против американских войск. Это движение ополченцев возникло в Фаллудже, к западу от Багдада. Силы ополченцев оцениваются в 80 тысяч человек. Каждый из них сегодня получает от правительства США около 400 долларов в месяц. Старания суннитских шейхов сгруппировать своих бойцов в регулярные силы безопасности наталкиваются на сопротивление шиитского правительства.

После того как американские военные убили одного и взяли в плен пятерых активистов Исламской партии, ее руководитель и нынешний вице-президент Ирака Тарик аль-Хашеми возложил ответственность за инцидент на оккупационные силы. Это обвинение было отвергнуто Вашингтоном, откуда поступило разъяснение, что задержанные являются членами «Аль-Каиды». На это Хашеми ответил разрывом контракта с американскими военнослужащими в Фаллудже.

На севере Ирака при попустительстве США де-факто возникла курдская автономия, реинтеграция которой в зону контроля центрального правительства теперь практически недостижима. Курды располагают собственными боевыми формированиями «пешмерга» от 80 000 до 100 000 человек. Это наиболее вооруженная и оснащенная сила в Ираке. После свержения Саддама Хусейна курдам досталась большая часть тяжелого вооружения регулярных сил безопасности Ирака. Курдские «пешмерги» не более охотно поддерживают центральное правительство, чем суннитские «советы пробуждения» или 60- тысячные силы «милиции Махди» шиитского вождя Муктады аль-Садра.

«СОГЛАШЕНИЕ О СТАТУСЕ СИЛ»

На этом фоне США все еще обсуждают договор о размещении своих сил в Ираке — «Соглашение о статусе сил» (Status of Force Agreement), поскольку действие мандата ООН как правового основания для размещения солдат объединенных сил в Ираке истекает 31 декабря. Очевидно, Вашингтон исходит из того, что продление мандата еще на год не будет принято иракцами, равно как и не обеспечит достижения безопасности.

Собственно говоря, двусторонний договор предполагалось подписать до июля 2008 года, однако иракское правительство больше не намерено слепо подчиняться инструкциям Вашингтона. Первоначально требование Вашингтона предусматривало по условиям договора: иммунитет для всех американских солдат и сил гражданской обороны в Ираке; сохранение на неопределенное время около 50 опорных военных пунктов американских войск в Ираке; контроль американских ВВС над воздушным пространством Ирака; возможность проведения операций против других государств с иракской территории. Однако все эти условия были отвергнуты в Багдаде, где от американцев потребовали представить план полного вывода войск с территории страны.

Американский конгрессмен Билл Далахант рассказал общественности о требованиях иракцев следующее: «Большинство иракских граждан резко настроено против каких-либо военных, экономических, сельскохозяйственно-инвестиционных или политических соглашений без условия ясного механизма полного вывода войск с территории Ирака, в соответствии с провозглашенным планом и без остатка военных баз, солдат или наемных бойцов».

Поскольку переговоры велись в тайне, руководство США поручило послу в Багдаде Райану Крокеру выступить в Госдепе 5 июня со следующим заявлением: «Безусловно, необходимость военного присутствия США в Ираке сохранится и по окончании этого года, когда истекает мандат ООН. Любое соглашение будет временным… Мы просто настроены на пребывание в течение неопределенного времени, и не стремимся к созданию постоянных военных баз…»

Это высказывание, несмотря на его взвешенность, не удовлетворило самолюбивых иракцев. Одновременно Иран напомнил о том, что сможет оказывать значительное влияние на правительство, в составе которого преобладают шииты. Бывший иранский президент Али Акбар Хашеми Рафсанджани, не принадлежащий к сторонникам «жесткой линии», заявил, что американские планы предполагают «превращение иракцев в рабов Америки».

После этого премьер-министр Малики уже в третий раз за период своего правления посетил Тегеран, поскольку ему было ясно, что послевоенный порядок, задуманный американским правительством, предполагает использование территории его страны для удара по Ирану. Между тем лидер шиитов Муктада аль-Садр организовал многотысячные антиамериканские демонстрации в Багдаде. Дубайский сайт Gulf News прокомментировал ситуацию следующим образом:

«Очевидно, большинство иракцев, включая партнеров Малики по правящей коалиции, настроены против сомнительного пакта, который должен вступить в силу с июля 2008 года».

После очередного тура интенсивных переговоров, в которых американскую сторону в лице Крокера поддержал представитель Госдепа Дэвид Сэттерфилд и член Совета национальной безопасности Бретт Макгерк, Associated Press сообщило о разработке следующего плана вывода американских войск из Ирака:

«В конце 2008 года часть международной «зеленой зоны» должна перейти под контроль правительства Ирака. Там разместится иракское правительство, министерства и посольства.

В 2009 году американские военнослужащие будут выведены из воинских частей в городах и из загородных гарнизонов.

В октябре 2010 года Ирак покинут последние воинские подразделения США.

К концу 2013 года Ирак должны будут покинуть также воинские контингенты других государств, равно как и части консультативного, управленческого и вспомогательного назначения".

Доклад не был подтвержден американским правительством. Впрочем, в интервью Sueddeutsche Zeitung заместитель министра иностранных дел Ирака Мохаммед аль-Хадж Хамуд подтвердил, что с американской стороной были достигнуты предварительные соглашения о полном выводе вооруженных сил США из городов к июлю 2009 года, всего контингента к октябрю 2010-го и остальных подразделений — к концу 2013 года. Иракский президент Малики вскоре также объявил о достижении согласия по договору, включая план вывода войск.

В тот период официальный Вашингтон категорически опровергал эти заявления. При этом в Белом Доме не считали нужным распространить уровень переговоров с дипломатического уровня на межправительственный — несмотря на то, что с иракской стороны в переговорах с самого начала участвовал лично премьер Нури аль-Малики.

В своих выступлениях перед иракской общественностью Малики вначале допускал возможность продления мандата ООН в том случае, если на двустороннем уровне решения об американских войсках достичь не удастся. В августе он признал: «Продление мандата ООН на Совете безопасности осложнилось в связи с американо-российской напряженностью вокруг конфликта в Грузии».

Между тем Али аль-Адиб, соратник Малики и председатель шиитской Партии «Дава», упомянул о «систематических вызывающих действиях» американской стороны в качестве актов «непосредственного и символического» давления на Ирак, перечислив в качестве примеров использование дворцов и культурных объектов Ирака для размещения американских военных баз и штабов, проявления неуважения к иракским женщинам в ходе обысков, и расстрелы иракских граждан, оказавшихся поблизости от патрульных постов.

«Американцы произвольно перемещаются по Ираку, не консультируясь с правительством страны, — продолжал аль-Адиб. — Они арестовывают кого угодно, и делают другие всевозможные ошибки, которые никем не фиксируются».

После встречи Нури аль-Малики с министром обороны США Робертом Гейтсом 15 сентября иракский премьер заявил о возникших «серьезных и опасных препятствиях». Однако уже в октябре прозвучало сенсационное известие о достижении соглашения, о чем сообщала The New York Times:

«Госсекретарь Кондолиза Райс и Секретарь Департамента Обороны Роберт М. Гейтс проинформировали лидеров Конгресса о соглашении. Руководителей аппарата Конгресса пригласили в западное крыло Белого у Дома на видеоконференцию с Багдадом, в которой приняли участие посол США Райан К. Крокер, командующий объединенными силами в Ираке генерал Рэй Одирно, представитель Госдепартамента Дэвид Сэттерфилд и член Совета национальной безопасности Бретт Макгерк». Газет цитирует слова Гейтса: «Я не вижу причин для озабоченности установленными соглашением юридическими гарантиями для американских вооруженных сил… Мы удовлетворены тем, что наши служащие в Ираке, мужчины и женщины, надежно защищены».

Далее следовало разъяснение договоренностей с иракской стороной: «Силы США вначале будут выведены из населенных пунктов Ирака и направлены на базы не позднее 30 июня 2009 года. Эти перемещения могут начаться еще раньше, если правительство Ирака возьмет на себя ответственность за безопасность этих действий… Силы США окончательно покинут Ирак не позднее 31 декабря 2011 года, хотя, как договорились обе стороны, некоторое количество военнослужащих может задержаться и по истечении этого срока по взаимной договоренности».

С привычной переоценкой своих возможностей американская администрация не передала копию документа в правительство Ирака и не обсудила его с иракским парламентом, очевидно, исходя из того, что окончательный формат договора из текста документа не ясен. Тем не менее, копии договора были розданы всем депутатам Конгресса. «Сделка почти завершена», — заявил Роберт Гейтс.

РЕШЕНИЕ, ПРИНЯТОЕ ЗА СПИНОЙ ХОЗЯИНА

Реакция, последовавшая вслед за этим в Ираке, в очередной раз привела Вашингтон в растерянность. Тысячи иракцев вышли на улицы, протестуя против договора, и представители всего политического спектра заявили о несогласии с его условиями.

Официальные заявления иракского правительства, впрочем, звучали достаточно сдержанно. Так, пресс-секретарь иракского правительства Али аль-Даббаг заявил: «Кабинет единодушно согласился с необходимостью внесения поправок в проект для обеспечения его приемлемости на национальном уровне». О том, какие именно поправки желательно внести, он не упомянул.

Иракские опасения в неожиданно жесткой форме прокомментировал глава американского Генштаба адмирал Майк Маллен, в тот период находившийся в Литве. Масштаб американского самодовольства можно оценить по тексту его заявления, в котором он порекомендовал иракцам: «Вам следует хорошо подумать, прежде чем отвергать документ… Полиция и армия Ирака не смогут противостоять повстанцам и террористическому насилию после 31 декабря без содействия американской армии. Иракцы не смогут обеспечить собственную безопасность».

В Багдаде не помедлили с ответом на это высказывание. Хумам Хамуди, глава шиитского Высшего исламского совета Ирака: «Из слов премьер-министра следует, что американцы могут отнять левой рукой то, что сегодня дали правой рукой. Например, они говорят, что американские силы покинут города к июню 2009 года, если условия безопасности это позволят. Но кто будет судить об этом?»

Насер аль-Рубайи, пресс-секретарь Муктады аль-Садра: «Мы ни при каких обстоятельствах не согласимся войти в эту мышеловку. Это соглашение заменяет временную оккупацию постоянным колониальным режимом при помощи правительства Ирака. Оно выгодно только оккупантам».

Айяд аль-Саммарайи, пресс-секретарь шиитского блока в иракском парламенте: «Мы хотим, чтобы американская сторона начала поиски альтернатив, если переговоры о соглашении зайдут в тупик».

Хуссейн аль-Фаллуджи, депутат суннитского блока «Иракское согласие»: «Как можно с политической точки зрения подписывать соглашения с администрацией, которой осталось лишь 4 дня пребывания у власти, учитывая возможность изменений после прихода демократов?»

Еще один депутат парламента, непосредственно участвовавший в переговорах с США, на условиях анонимности сообщает: «Договор о статусе сил (SOFA) является мертворожденным». Он также свидетельствует, что сам премьер Малики считает для себя подписание договора равносильным политическому самоубийству.

УХОД ИЛИ ОТСТУПЛЕНИЕ?

Вашингтон утратил инициативу в Ираке. Выдача желаемого за действительное, свойственное американской стратегии, в конечном счете, очевидно заместили собой конкретную политику в Ираке. После более чем пяти лет оккупации США в Ираке стоят у разбитого корыта. Теперь предпринимаются всевозможные попытки для того, чтобы принудить правительство Ирака совместно выгребать его черепки.

Проблема, однако, состоит в том, что в Ираке никому не хочется этим заниматься. Правительство, как и население Ирака, теперь уже определенно поставили во главу угла национальные задачи.

Теперь главная, хотя публично не декларируемая задача США в иракской войне, состоявшая в том, чтобы использовать геостратегическое положение Ирака в американских интересах посредством долговременного размещения американских войск, становится практически недостижимой.

Новая администрация США может вести речь лишь о том, как с минимальной потерей лица обеспечить упорядоченный вывод американских войск из Ирака. Впрочем, вопрос о том, будет ли это выводом или отступлением, остается открытым.

После 8 лет правления Буша другого выбора у США не остается, поскольку помимо Ирака, имеется еще много других проблем, для которых Вашингтон пока не нашел решений. Весьма своевременно звучит совет профессора Дворкина американским политикам: «Мы больше не в состоянии диктовать миру политические условия, а можем быть лишь партнерами, соглашающимися на компромиссы и брать на себя риски в той же мере, как и все остальные страны мира"…

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=12 232


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru