Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Александр Запесоцкий22.12.2008 

Потерянное поколение
Российские ученые протестуют против растления молодежи телевизионными каналами

Сегодня в Москве начинает работу общее собрание Российской академии образования — ведущего государственного научного учреждения страны в сфере обучения и воспитания. Один из центральных вопросов повестки этого научного форума — принятие обращения к руководству России по вопросам нравственности и работы средств массовой информации. В канун отъезда в столицу петербургских членов РАО мы побеседовали о предстоящей дискуссии с профессором А. С. ЗАПЕСОЦКИМ. Александр Сергеевич — член президиума академии и один из участников рабочей группы, готовившей проект обращения.

— Александр Сергеевич, академики будут жаловаться начальству на СМИ — значит наболело?

— Жаловаться — не то слово. По-моему, пора требовать, и весьма твердо. Конечно, наболело. С конца 1980-х всей стране внушается, что кроме денег нет никаких ценностей в жизни. Вот и сейчас все причитаем: «экономический кризис, экономический кризис"… Но еще профессор Преображенский в «Собачьем сердце» отмечал, что разруха начинается в головах людей. Академик Д. С. Лихачев в середине 1990-х, в тяжелейшее для России время, критиковал советское понимание К. Маркса за безнадежный пессимизм: «Считать, что бытие однозначно определяет сознание, неверно, — говорил он. — В таком понимании хода вещей нет веры в человека. Сознание, воля человека могут менять бытие».

Казалось бы, перейдя на рыночную систему, Россия должна была войти в эру процветания. Но нет — снова зависимость от нефти, перекачивание своих капиталов за границу, займы из-за рубежа. Словом, ситуация абсурда. Экономику не возродить в стране, теряющей совесть.

Пока наша национальная «элита» распихивала по карманам нефтедоллары и «пилила» государственную собственность, общество проспало значительно более опасный кризис, нежели экономический, — духовно-нравственный. Взросление уже нескольких поколений российской молодежи происходит в столь чудовищных условиях, что впору говорить о национальной катастрофе.

В Российской академии образования многие это видели, фиксировали в различных исследованиях. Но первой вопрос ребром поставила президент СПбГУ академик Л. А. Вербицкая. Людмила Алексеевна выступила на президиуме РАО с весьма аргументированным докладом, который убедил всех, что нельзя больше молчать. Вот некоторые цифры из ее доклада: за последние 15 лет катастрофически упал интерес детей к чтению, доля регулярно читающих сократилась с 50% до 18%. На начало 2006 года были официально признаны алкоголиками 60 тысяч детей. Алкоголь употребляют более 80% молодежи, почти 40% школьников. Доля курящих детей за 15 лет утроилась. В стране около 3 млн наркоманов, более 80% из них — дети и молодежь. Возраст первой пробы наркотиков снизился с 17 до 14 лет. В 11-м классе опыт сексуальных отношений имеют 35,6% девушек и 55,4% юношей. Согласно опросам социологов, 55% молодых людей готовы переступить через любые моральные нормы, чтобы добиться успеха. Это же настоящее одичание нации!

Мне в последнее время довелось изучить значительное количество различных материалов на эту тему. Человеком слабонервным себя не считаю, но я буквально потрясен. Вот данные Госдумы и Общественной палаты: Россия занимает одно из первых мест в мире по потреблению смертоносных наркотиков. Около 20 лет — на первом месте в мире по уровню абортов, 10 лет — в числе «чемпионов» по разводам. У нас самая высокая в Европе смертность от убийств, второе место в мире по уровню самоубийств, самая высокая смертность от алкогольных отравлений… Куда уж дальше?

— Но ведь СМИ — это в значительной степени зеркало реальности. Может быть, педагогам стоит и на себя посмотреть? Это ведь они детей воспитывают, дают им, как говорили раньше, путевку в жизнь….

— Вы правы: и школа, и вуз сейчас со своими задачами справляются не очень хорошо. Несмотря на реализацию национального проекта «Образование», ситуация в нашей системе стремительно ухудшается. И, смею вас заверить, вливанием денег, грантами и покупкой компьютеров дело не поправить.

Но лично я убежден, что в сложившихся обстоятельствах у педагога мало шансов справиться с воспитанием юношества. На детей влияют помимо школы семья, компания сверстников, СМИ. И влияние школы по сравнению с иными факторами непрерывно уменьшается. Такова тенденция многих десятилетий.

И как же влияют эти «иные факторы»? С семьей в России сегодня беда. Если в 1995 году на 21 млн школьников приходились 450 тысяч детей-сирот, то в 2008 году на 13,3 млн школьников — уже более 900 тысяч. Около 30% детей рождаются в незарегистрированных браках. Но если у ребенка и есть родители — это совсем не значит, что ему повезло. Статистика семейных зверств, надругательств над детьми вызывает ярость. В 2007 году только зарегистрированных преступлений родителей в отношении детей в России свыше 70 тысяч. А сколько незарегистрированных?

Про влияние на ребенка компании сверстников мы говорить сегодня не будем, а вот про СМИ поговорим. Если семья еще нередко может быть педагогу другом, то со средствами массовой информации картина куда более мрачная. Серьезных, качественных СМИ, ставящих перед обществом проблемы нравственности, становится с каждым годом все меньше. Вклад в формирование безнравственного климата в стране теперь вносят и радио, и печатные издания — особенно глянцевые журналы и желтые газеты, — и Интернет. Но с разлагающим влиянием телевидения ничто сравниться не может.

Недавно у нас в Гуманитарном университете профсоюзов был Владимир Путин. Обсуждая проблемы образования, я был вынужден высказать ему свое мнение: телевидение — враг педагога.

Ученые из СПбГУ провели анализ работы семи телевизионных каналов за один день: на экране — 160 драк, 202 убийства, 6 ограблений, 10 половых актов, 66 сцен распития спиртных напитков, 39 случаев нецензурной брани, 302 специально отобранные смакуемые негативные новости. Подобные данные фиксируются академиком В. С. Собкиным, учеными нашего университета, многими другими специалистами. А у телевидения ведь особая сила внушения, совершенно недоступная не то что педагогу — профессиональному гипнотизеру. По сути, телевидение сегодня — единственная информационная система, связывающая в масштабах всей страны человека с обществом.

Между тем воспитание невозможно без нравственного идеала. Вольно или невольно, но юный человек творит себя «по образу и подобию». Кого он выберет в качестве примера — вот в чем вопрос. В советское время телевидение предлагало детям широчайший спектр положительных героев: от Александра Невского и Штирлица до Электроника и Алисы Селезневой. И то ведь были серьезные проблемы с воспитанием! Теперь же что ни герой, то аморальность. Дети играют «в Сашу Белого» из пресловутой «Бригады». И это еще далеко не худший из кумиров, предлагаемых телевидением молодежи.

Педагог обязан преподать ребенку примеры для подражания, символы, образцы поведения, понятия о добре и зле, плохом и хорошем поступке. Его профессиональная задача — не только географии и математике обучить, но и предложить эталоны социализации, помочь сформировать базовые социальные черты: ценности, язык, картины мира, нормы поведения, социально значимые качества, модели поведения. И во всем этом телевидение — противник педагога.

— Но есть ведь у нас канал «Культура», детские каналы «Теленяня», «Бибигон» и много всего другого, вполне позитивного!

— Да, конечно. Но представьте себе: заходит школьник в магазин в отдел «Игрушки». А рядом в других отделах на самых видных местах — сигареты, спиртное, журналы с полуголыми девицами… Так же и с телевидением. Садится школьник смотреть детский фильм, а попадает на «Дом-2». Я беседовал с руководством канала «ТНТ» об этой программе: приятные собеседники, милые, с хорошими манерами. Задают мне вопрос: «Александр Сергеевич! А что мы плохого делаем? Ведь все люди занимаются сексом. У всех бывает любовь. Почему же это нельзя показывать?».

Думаю все же, что любовь Анны Карениной — нечто совсем иное, чем групповое сожительство персонажей «Дом-2». Любовь Наташи Ростовой в «Войне и мире» Сергея Бондарчука — совсем не то, что предлагает нам Федор Бондарчук в «9-й роте». Конечно, в реальной жизни в любые эпохи находилось место и для благородства, и для человеческого скотства. Проблема в том, что телевидение пропагандирует в качестве нормы, что порицает, а что навязывает в качестве образца. Уж что-что, а навязывать молодежи все самое низменное наше телевидение научилось, дошло в этом ремесле до виртуозности.

Со всем остальным — большие проблемы. Ведущие российские телеканалы на глазах превращаются в помойку глобального медиапространства. За последние 20 лет на них не появилось ни одной новой телевизионной формы, способствующей возвышению человека. Да что там: все «новинки», которые мы видим, — клоны старья, отжившего свое на Западе, купленного за немалые деньги. Не хочу идеализировать советское время с его цензурой и партийным диктатом, но сколько тогда появилось интересного и талантливого: от «Голубых огоньков» и «Бенефисов» до тех же «КВН» и «Что? Где? Когда?».

Политика информационного вещания теперь нередко сводится к выискиванию «чернухи». Психиатры давно бьют тревогу по поводу непрерывно происходящей невротизации населения. Лет шесть назад в одном из домов Невского района Петербурга под Новый год отключили тепло. Разгневанный житель позвонил на государственный федеральный канал, предложил приехать и снять его бедствование. Журналисты отказались: мол, повод незначительный. Предложили ему сагитировать всех жильцов дома — выйти, перекрыть движение на улице Бабушкина. Вот тогда, дескать, будет что снимать.

Похоже, еще немного — и на телевидении свои «убойные отделы» появятся, будут самолеты перед объективами телекамер сбивать и поезда под откос пускать.

В этом контексте доминирование на телеканалах образчиков пошлейшей эстрады, низкопробных юмористических передач, бесконечных «мыльных опер» и маразматических ток-шоу уже воспринимается не самым большим злом. А посмотрите, как деградировало общественно-политическое вещание, дискуссии, «круглые столы»! В телезрителе взращивается, культивируется удовольствие от созерцания безудержного хамства на экране: кто из приличных на вид людей кого больше уязвит, перебьет и перекричит. Просто школа бытового хулиганства. Забавно и грустно: руководство страны провозглашает Год русского языка, а телевидение насаждает мат в качестве языковой нормы.

Общество неоднородно. В нем существуют разные социальные группы, функционируют субкультуры. Почему наши главные телеканалы усиленно пропагандируют ценности так называемого гламура — субкультуры нуворишей? Зачем именно эту публику объявили венцом эволюции, поставили на высшую ступеньку общества? Ее образ жизни навязывается молодежи как единственно правильный. Всем предписано быть в курсе, в каком клубе и что пьет олигарх Икс, с какими «моделями» в каком Куршевеле «катается на лыжах» олигарх Игрек.

В результате такой пропаганды, как показывают социологические исследования, большинство школьников начинают считать, что успех в жизни может прийти всего двумя путями: либо как везение, счастливый случай, либо как чудо. Упорный, кропотливый труд в числе молодежных предпочтений не фигурирует. В современной России выросло и вступает во взрослую жизнь потерянное поколение — люди, которым не суждено добиться чего-то стоящего.

Конечно, телевидение не всегда выигрывает у учителя битву за ребенка. Недавно я обсуждал данную ситуацию с известным в Москве директором школы членом-корреспондентом нашей академии Е. Ямбургом. У них с первого класса педагоги стремятся нейтрализовать негативное влияние СМИ на детей, и небезуспешно. Но эта школа — редкое исключение из правила. В целом же телевидение деморализует, дезинтегрирует общество. Юношество удается оторвать от учителя, противопоставить старшим поколениям.

Безусловно, научно-педагогическая общественность страны восстает против такого хода событий. Педагог, обязанный в силу своего профессионального долга взращивать в ребенке Человека, не видит телевидение своим союзником.

— Как вы считаете, в чем причины сложившейся ситуации?

— Очевидно, современная организация работы телевидения в России глубоко порочна. Она сложилась в 1990-е годы под влиянием потребностей правящей тогда верхушки. Россию нужно было превратить в бессовестное государство, создать атмосферу, способствующую растаскиванию, разворовыванию государственной собственности. Нищему, бедствующему народу подбросили в этот момент идею обогащения любой ценой. Одним досталось «счастье» работать на трех работах, другим — заводы, дома, пароходы.

Тогда и было заявлено, что телевидение — это вид коммерции. И что его единственная задача — зарабатывать деньги. При таком подходе главный критерий качества — доходы от рекламы. А ее дают тем, у кого выше рейтинг. Погоня за рейтингом стала идеей фикс телеменеджеров. Построенная по этому принципу конкуренция привела к стремлению телеканалов переплюнуть друг друга в пошлости, дурновкусии, желании заработать на интересе аудитории к постыдным проявлениям человеческой психики и физиологии.

Когда исчезает задача взращивать культуру, воспитывать вкус телезрителя, вещание начинает отстраиваться в расчете на дурака и хама. Массовая культура правит бал. Интеллигентность изгоняется в некие «гетто» вроде канала «Культура», который на большей части территории страны вообще не принимается. Для этого всего изобретается идеологическое прикрытие: мат — это «свобода слова», хамство и пошлость — это «то, чего народ хочет в условиях демократии». Безнравственность, аморальность, бессовестность — это «требования рынка, телевидению ведь тоже как-то жить надо"…

Есть еще и субъективный фактор: руководители наших телеканалов, похоже, возомнили себя богами, навсегда воцарившимися на Олимпе. Их отношения с властью сконструированы таким образом, что на общество им наплевать, слышать они никого не хотят. Иногда хочется, отбросив приличествующую профессору корректность, спросить по-простому: да не едет ли крыша у наших телебоссов от своего могущества и безнаказанности? Только профессору они не ответят. Отсюда и желание ученых обратиться к руководству страны.

— Что же вы предлагаете, ввести цензуру?

— По мне же — лучше цензура, чем это безобразие. Кстати, по данным одной из международных социологических служб, на цензуре настаивают 80% населения России. По опросам петербургских ученых, за нравственный (подчеркиваю: именно нравственный, а не политический) контроль над СМИ и рекламой — 78% студентов. Во всяком случае государство должно усилить свое влияние на телевидение. Другой вопрос — как, в какой форме.

Российская академия образования всерьез озабочена и встревожена сложившейся ситуацией. Задача обретения конкурентоспособности, вставшая перед Россией в глобальном мире, может быть решена только при формировании конкурентоспособных поколений молодежи. Телевидение этому не способствует. Свобода слова не должна быть больше свободой аморальности, а СМИ обязаны быть друзьями педагога. Вот тогда российский учитель действительно справится, не подведет.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 255 066@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru