Русская линия
Татьянин день Наталья Гурова15.12.2008 

Игра в классики

Внимание к школьной теме со стороны критиков и режиссеров не ослабевает. Французский фильм «Класс» Лорана Канте получил Золотую пальмовую ветвь на Каннском кинофестивале 2008 года. Теперь его можно увидеть и в Москве, правда, всего в четырех кинотеатрах.

Недавно публике был представлен фильм Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь». Мы о нем уже писали. Это кино об отношениях школьников, об их первых опытах, неудачных, но серьезных. Фильм Лорана Канте совсем другой. И, пожалуй, кроме темы у этих двух кинокартин мало общего. Канте показывает парижскую школу, где занимаются не только французы, но и дети эмигрантов, нелегалов. Акцент сделан на отношениях не между детьми, а между учителем и учениками. Новый ракурс, на первый взгляд. Для российского зрителя станет неожиданным сам подход к процессу обучения в европейской школе, а также стиль общения между наставником и подопечными.

Начался новый учебный год. Учитель (Франсуа Бегодо) приходит в класс. Он приветствует учеников и просит их написать на бумажках свои имена, для того чтобы новенькие могли со всеми познакомиться. На что ребята начинают возмущаться и протестовать. Уговорами, заигрываниями и прочими ухищрениями преподавателю удается восстановить порядок. Практически каждый урок превращается в спор и сопровождается взаимными пререканиями. Сначала ученик просто спорит с преподавателем, а потом позволяет себе спрашивать, не гомосексуалист ли он, а иногда и обзывать. Между прочим, в фильме учитель тоже не идеал. Он не может, например, авторитетом поддерживать в классе порядок и дружественную атмосферу между учащимися. Он позволяет себе пускаться в бессмысленные споры и вестись на провокации. Иногда это выглядит довольно КадризфильмакКлассзабавно. Пятнадцатилетние увальни после прочтения текста говорят, что не поняли значения слова «интуиция». И, конечно, объяснение учителя: «Это когда ты можешь что-то делать, не думая, ты просто чувствуешь как нужно». «А если я не чувствую?» — спрашивает кто-то из класса. Характер преподавателя, его оплошности, в этом фильме неслучайны. Режиссер стремится максимально реалистично показать существующую систему, обыкновенных людей, которые должны в ней существовать. Учителя — тоже, как ни странно, люди со своими слабостями и тоже могут дать слабину, повести себя не всегда правильно.

Ситуации, которые то и дело возникают в «Классе» легко узнаются французами. И, прежде всего, их волнует проблема большого числа африканцев и арабов, которые недавно переехали во Францию и теперь учатся в школах с французами на общих правах. Но эта тема, если и была заявлена создателями фильма, не является главной. Здесь нет открытых противостояний между учениками по типу француз — не француз. По крайней мере, подростки общаются друг с другом на равных. И спорят между собой сами африканцы, кто из Ганы, а кто из Кот — д’Ивуара, и чем эти страны принципиально друг от друга отличаются. Заметно, как хорошо дети переселенцев усваивают правила, принятые во Франции. Они говорят: «Я имею право! Разве мы не равны? Чем учитель лучше ученика?». И все правильно. Только вот, снять кепку перед уроком ребятки не догадываются. Перед нами картинка, иллюстрирующая, как свобода превращается во вседозволенность. Лозунг французской революции девальвировался в сегодняшних школах, превратился в популистский, которым при случае можно удачно прикрыться: это конфликт системы, а не конфликт людей.

В «Классе» одинаково присутствуют документальные и игровые средства изображения. Не всегда четко очерченные кадры, не вошедшие в общую панораму детали, ракурсы иногда из-под парты, иногда из-за учительского плеча — все это похоже на любительскую съемку. Но это повод создать движение. Большая часть фильма — съемки именно класса и того, что в нем происходит. А когда перед нами относительная статика, непросто оживить кадр. Поэтому камера то и дело перепрыгивает с парты на парту. Реальность, которую стремится воссоздать режиссер и оператор, подчеркивают диалоги героев. Ни один из них не выглядит неестественно, наигранно, надуманно. Это можно объяснить еще и тем, что учеников играли не профессиональные актеры, а специально отобранные для фильма школьники. Каждый со своей историей, характером, лексикой. Конечно, все это согласовывалось со сценарием. Потому что Канте стремился быть точным и не сильно отклоняться от книги Франсуа Бегодо, который и сыграл главную роль. Тем не менее, перед нами не экранизация. Молодые актеры имели право на импровизацию.

Главный урок, который должны были получить дети в школе — как жить друг с другом, как мириться с окружающим разнообразием, собственной непохожестью на других. Этот урок так остался и не усвоен. И проблема в том, что приезжие не хотят учить французский, не выполняют домашние задания, называют преподавателя лягушатником. Все это вызывает немой вопрос: «А зачем вы здесь тогда?» Учитель так никому его и не задал. Хотя на педсоветах активно обсуждается успеваемость детей, но выглядит так, словно никому это не нужно. А зачем тогда все это? На этот вопрос в «Классе» не ответили.

И хотя во многом кино поучительное, в нем нет живого развития действий. Все заканчивается ничем. Режиссер просто ставит вопрос, о котором уже давно знает общество, но никак не разрешает его — даже метафорически. «Класс» едва ли станет классикой, на которую будут ссылаться потомки. Звенит звонок. Дети выбегают из класса. Каникулы. Еще один год позади. Ещё один фильм про современную школу. Еще одно отражение того, что мы сами не знаем, как и чему учить своих (или чужих) детей.

«Класс» (2008)

Entre les murs

Продолжительность: 128 мин.

драма

Сценарий: Франсуа Бегодо, Робин Кампильо, Лоран Канте

Продюсеры: Каролина Беньо, Кароль Скотта

Оператор: Пьер Милон

Монтаж: Робин Кампильо

В ролях: Франсуа Бегодо

http://www.taday.ru/text/152 894.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru