Русская линия
Православие и современность Максим Соколов13.12.2008 

Пути мира

Рассуждая о вредности религии, воинствующие атеисты оперируют двумя обвинениями, сложившимися еще в эпоху Просвещения и со времени Вольтера воспроизводимыми стереотипно. Первое из них — религиозные войны, когда, движимые, как они уверяют, любовью к Богу и истине, представители разных конфессий свирепо режут друг друга. Второе обвинение — это жестокие гонения на свободную мысль. Инквизиция, Галилей, Джордано Бруно etc., etc.

При том, что обвинения являются священным атеистическим преданием, почтенность возраста привела к их некоторому устареванию. О жестоком духе религиозных войн говорить сложно, и сегодня более уместной представляется характеристика, данная В.С. Соловьевым в Краткой повести о некоторых событиях, происшедших в XXI веке в Европе, а также на Ближнем Востоке — «Что же касается до взаимных чувств, то хотя вражда не заменилась полным примирением, но значительно смягчилась, и противоположения потеряли свою прежнюю остроту». Справедливость характеристики подтверждается реакцией — причем не только инославных католиков, но и вовсе иноверных иудеев и мусульман — на известие о кончине предстоятеля РПЦ Алексия II. Представители иных традиционных конфессий высказали искреннее сочувствие, почтив патриарха кто теплыми словами, кто — как это сделали католики — заупокойными службами. Чем доказали, что злобное ожесточение вовсе не обязано быть нормой межрелигиозных отношений.

Поскольку, во-первых, даже светская дипломатия предполагает почтительное соболезнование по случаю кончины видной особы иностранной державы. Тут церковной дипломатии странно было бы отличаться от светской в худшую сторону. Во-вторых, не обязательно быть чрезвычайно возросшим в силе духа — довольно быть и умеренно возросшим или даже всего лишь понимающим, что ответ на том Суде держать придется всем, — чтобы исполнить просьбу «В день, когда пред вами мертвым я предстану, // Помяните с миром душу бездыханну». Просьбу более понятную представить трудно. В-третьих, откровенно соблазнительное поведение по отношению к другим церквям и исповеданиям в наше время является, кроме всего прочего, еще и непозволительной роскошью. Мир живет в постхристианскую эпоху, когда в глухой обороне находится не только христианская ортодоксия, но и другие традиционные исповедания. Отдаваться пусть не практике, но хотя бы даже и духу религиозных войн — на фоне общего отступничества было бы делом совсем несообразным. Доколе речи не идет о непосредственном посягательстве на вероучение, учители и верующие более склонны держаться принципа «свой своему поневоле брат». Отсюда и приверженность к путям мира, т. е. к таким благожелательным действиям и жестам, которые способствуют добрым отношениям между религиями.

К несчастью, пути мира были избраны не всеми. Атеисты, язычники и сектаторы — всякий, чуть приоткрывший на этой неделе интернет, нашел бы там этого добра в избытке — упражнялись кто в ругательствах, кто в нарочито брезгливом презрении, кто в глумлении на уровне комсомольцев, мяукающих в пасхальную ночь. Слова «Только когда придет и вам помирать, бугаи» этим людям явно недоступны — вероятно, они собираются жить вечно. Тем доводом, что почтение к смерти бывает присуще даже бессловесным тварям — собака воет, почуяв покойника, — тоже не проймешь. Мы лучше многих собак. Вероятно, лучше. Но, преисполнившись злобного духа религиозных войн, вряд ли разумно, подобно граммофону, все поминать святейшую инквизицию и злобный дух гонений. Полезнее, хоть на минуту отключив граммофон, посмотреть в зеркало.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5842&Itemid=4


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru