Русская линия
Фонд стратегической культуры Яна Амелина06.12.2008 

Интернет-сепаратизм, или В борьбе с Россией все средства хороши

После признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии тема негативных последствий этого шага для Москвы превратилась в один из излюбленных сюжетов грузинской пропагандистской машины. Тезис «В долгосрочной перспективе это очень опасно, поскольку усилит стремление к независимости среди субъектов самой Федерации» стал общим местом грузинских масс-медиа.

«Все на этом не закончится, — запугивает Михаил Саакашвили в сентябрьском интервью французской Le Monde. — После того, как Россия создала прецедент, подобное может произойти в Крыму, Татарстане, республике Тыва». «…Растут волнения у кавказских народов, входящих в состав России, — поддерживает политического противника и бывший председатель грузинского парламента Нино Бурджанадзе в недавнем интервью немецкому Spiegel. — Там растет сепаратизм». Подобные мысли она высказывает практически в каждом публичном выступлении.

В последние месяцы заметно увеличилось количество материалов об угрозе роста регионалистских и сепаратистских настроений в России и в украинской прессе. Примечателен в этом смысле один из последних номеров киевского еженедельника «Тиждень» (Неделя), тема которого обозначена как «Российские регионы — перспектива независимости». Как утверждается в редакционной статье, «проблема РФ не столько в экономике, зависимой от цены на нефть, которая стремительно дешевеет (аналогичный процесс привел к распаду Советского Союза), сколько в отсутствии идеи, которая бы убедительно поясняла всем этносам Федерации, почему им нужно жить в чужом государстве, а не в собственном».

Украинским авторам невдомёк, что аргументов «за» пребывание многих народов в составе России, причем как морального, так и материального характера, более чем достаточно и они очевидны. Некоторые народы, например, осетины, воспринимают российскую государственность как свою собственную, другие прагматично полагают, что вместе с РФ значительно лучше, чем порознь, третьи фактически влились в русский народ и просто не понимают, от кого и с какой стати они должны отделяться. Частью великой России ощущают себя и в Крыму, и в Донбассе, и в Закарпатье. Однако украинские исследователи «сепаратизма» в России отбрасывают эти общеизвестные факты, поскольку перед ними стоят другие задачи. «Рано или поздно, но империи распадаются, — констатирует „Тиждень“. — Всегда».

В подтверждение этого тезиса приводятся самые разнообразные доводы. «Семь федеральных округов Российской Федерации могут повторить путь советских республик и стать самостоятельными государствами, — „прогнозирует“ доцент Киево-Могилянской академии Игорь Лосев в заметке „Контуры суверенитета“. — От Владивостока до штата Аляска значительно ближе, чем до Москвы, не говоря уже о близких Пекине, Токио и Сеуле…. Пока что много держится на личной и корпоративной преданности наместников верховному хозяину в Москве… Однако все это срабатывает, пока нет экономических и геополитических потрясений и не возникает вопрос: а нужно ли делиться с Москвой, или, может, лучше встать на путь суверенизации и самостоятельного управления собственными ресурсами? Тем более, что все необходимые для этого протогосударственные институты в зародышевой форме уже имеются, а население привыкает к тому, что Москва далеко, а свой административный центр, точка консолидации — рядом».

«Война с Грузией усилила сепаратистский настрой чеченцев и ингушей и увеличила лояльность Москве черкесских народов», — утверждает в том же номере «Тиждня» эксперт польского Центра восточных исследований Мацей Фальковский. По его мнению, «безусловная поддержка осетин и курс Москвы на фактическое создание Великой Осетии (через поступательную интеграцию Северной и Южной Осетии) являются причиной роста разочарованности среди ингушей». В условиях растущей дестабилизации внутренней ситуации в республике, связанной в том числе с деятельностью исламских боевиков и межклановой борьбой (М.Фальковский упоминает также о нерешенной проблеме Пригородного района), это разочарование может вылиться в антироссийские настроения и активизировать вооруженную борьбу против законной власти, считает эксперт. Не следует исключать появления в Ингушетии и сепаратистских тенденций, добавляет автор, отмечая, впрочем, что вероятность этого не столь велика. Что касается чеченского сепаратизма, то это явление, полагает Мацей Фальковский, не исчезло, а приняло другие формы — «сейчас его представляет чеченская власть во главе с президентом Рамзаном Кадыровым», которые решили, формально оставаясь лояльными Москве, в действительности стремиться к постепенной самостоятельности от России.

Эти утверждения весьма спорны, но они, тем не менее, основаны на конкретных фактах и прогнозе развития текущей политической ситуации. В этом контексте представляет интерес декабрьское интервью бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева российскому еженедельнику «Коммерсант-Власть». «Я точно знаю, что сепаратистских настроений в Ингушетии нет, — заявил он. — В Ингушетии хотят одного — справедливости и решения проблемы Пригородного района» («первое, что нужно сделать — это вернуть людей в свои дома, а потом вести переговоры по статусу района»). Интервью Аушева очень показательно, в том числе и в плане оправданности некоторых кадровых назначений Кремля на Кавказе. «Столько сил Чечня потратила, стремясь получить независимость, — комментирует бывший глава Ингушетии признание РЮО и Абхазии. — Сказали: нет, и забудьте даже это слово. А почему тогда Южной Осетии можно? Очень серьезный прецедент появился на Кавказе». По его мнению, ситуацию надо было оставить в подвешенном состоянии, потому что «сегодня на Кавказе другие ветра дуют. Сейчас уже не о независимости речь. Все уже в глобальных масштабах. И я думаю, что война за Кавказ еще впереди». Раскрывать смысл своих слов Руслан Аушев не стал, однако общий тон его интервью наводит на мысль: хорошо, что у власти в республике давно уже другие люди.

Среди иных потенциальных очагов сепаратизма украинский «Тиждень» называет Туву (которую якобы удерживает от выхода из состава РФ лишь покровительственное отношение федеральных властей к местному наркобизнесу), Алтайский край (почти половина коренных жителей которого якобы считает, что «Россия относится к краю как к колонии»), Бурятию (среди бурятов якобы очевидны промонгольские настроения), Якутию, Коми, Карелию, неизбежный Татарстан, Иркутскую и Калининградскую область, а также Краснодарский край. Не отрицая проблем, безусловно, имеющихся в данных субъектах Федерации и вызывающих справедливое недовольство некоторыми направлениями политики федерального центра, заметим, что глубокомысленные рассуждения о возможности выхода того или иного из перечисленных края, области или республики из состава РФ лежат в области того жанра, который предполагают наличие не только «независимой Республики Коми», но и ковров-самолетов с молодильными яблоками, в реальном мире отсутствующих.

Наконец, на блогах и форумах Дальнего Востока, пишет украинский еженедельник, «время от времени возникает тема воссоздания Дальневосточной республики, существовавшей в 1920—1930 годах». Делать выводы о степени распространения и в особенности «овладения» массами какой-либо идеи по блогам и форумам — занятие совершенно бессмысленное: выборка очевидно нерепрезентативна. Впрочем, этому стоит посвятить некоторое время хотя бы для того, чтобы убедиться в исчезающе малом количестве россиян, готовых обсуждать — не то что популяризовать — идеи автономизма, регионализма, а тем более, сепаратизма. Наглядно видна здесь и полная нелепость этих прожектов.

Большинство их авторов и вдохновителей стараются держаться «умеренного прогресса в рамках законности». Сторонники «Северной Ингрии» (сообщество «Живого журнала» «Город над вольной Невой»), «Республики Сибирь», «Свободного Урала» выступают не за суверенитет этих исторических областей, а за «процветание и свободу» родной земли, против «вертикали власти и разграбления регионов Москвой». Звучит, может быть, жестковато, но вполне в пределах, определяемых Конституцией и Уголовным кодексом.

Сообщество «Идель-Урал край», объединяющее около тридцати человек, ставит своей целью «создание единого информационного пространства Идель-Урал, включающего в себя Чувашию, Марий Эл, Татарстан, Башкортостан, Мордовию, Удмуртию, Оренбургскую, Самарскую, Ульяновскую области и Пермский край» в противовес «москвоцентричности» информационных потоков. Никаких политических требований — во всяком случае, в открытом доступе — не звучит. Имеется и примерно в два раза более многочисленная интернет-группа сторонников «Булгарского национального движения», цель которого — «возрождение булгар как нации» и «объединение нынешних «этнических протекторатов» Чувашии, Татарстана и Башкортостана в регион «Идель-Урал край», который с полным основанием способен стать «российской Калифорнией».

В интернете можно отыскать и более экзотические проекты. Есть даже «Московская автономия», за которую выступают целых сорок человек, и несколько «казачьих» сообществ, например, ростовский «Присуд казачий» (земля, данная казакам Богом в вечное владение), объединяющий около тридцати сторонников этой идеи. Впрочем, какой именно, понять трудно — разъяснений нет, а догадаться по контексту — невозможно.

С «Присудом» конкурирует возникшая в середине ноября, но уже вполне сравнимая с ним по численности виртуальная «Донская республика Казакия». Этой «республикой», пожалуй, стоит заинтересоваться правоохранительным органам: ее деятельность в интернете началась с публикации «обращения генштаба Донской повстанческой армии», выступающей за «свержение этого преступного строя и формирование свободного от влияния Москвы независимого Донского государства». Пожалуй, это единственный открытый призыв к насильственному изменению конституционного строя, отмеченный в сообществах регионалистов-сепаратистов. Появление самозванной «Казакии» оставляет стойкое ощущение провокации.

В программном заявлении «Североруссии», куда не входит и полусотни пользователей «Живого журнала», говорится, что ее основатели хотят «создать новую нацию (!) из народов, исторически проживающих на территории Северо-Западного федерального округа, национальную автономию (республику) в составе РФ, закрепить за нацией право самостоятельно выбирать себе правительство, распоряжаться финансами и ресурсами, проводить самостоятельную внешнюю и внутреннею политику"… Программу «северорусов», представляющую собой детский лепет, завершает одиннадцатый пункт: «Ориентиром в развитии остаются страны Европы и Балтийского бассейна».

Почти сто человек намерены бороться за русскую национальную «Республику Залесскую Русь» в составе РФ, в которую «могут войти (и мы будем к этому стремиться) области ЦФО и тяготеющая к ним и к историческому Залесью Нижегородская область». «Именно Москва веками превращала нас, русских, в унифицированных „москалей“, по-холопски кичащихся „великим государством“, никогда им не принадлежавшим, — пишет один из ее идеологов Алексей Широпаев. — Но сегодня все больше тех, кто противопоставляет свою русскость московщине и москвоцентризму». Восстановление русской идентичности медленно, но верно идет через категории прогресса, западничества, демократии и регионализма, полагает он. Интересно, что, по мнению Широпаева, «такой русский национализм, несомненно, открыт для диалога с украинской национал-демократией, в лице которой видит вдохновляющий пример».

В том же ключе мыслят и создатели интернет-«Республики Северная Русь в исторических границах Новгородской республики», объединяющей почти две с половиной сотни сторонников, что является рекордом. Причиной относительной популярности этой экзотической идеи является, по всей видимости, личность одного из ее «двигателей», публициста Вадима Штепы. Создатели «республики» не признают «оккупационный московский режим» и, «как и древние новгородцы», не отделяют себя от Европы. На вопрос: «Почему у вас оранжевое оформление сайта?» прямо отвечают: «Потому что мы уважаем украинскую Оранжевую революцию, участники которой возродили вольную Киевскую Русь в новых исторических условиях». Подобная перспектива приводится «новыми новгородцами» и для «Северной Руси». Впрочем, они работают на «глобальную Северную цивилизацию постгосударственной эпохи». Вот такой вот бред.

Попытку объединения множества региональных проектов, «нацеленных на преодоление имперского разорения, развитие региональной идентичности, самосознания, восстановления подлинной истории и так далее», предпринял один из идеологов регионализма, создатель сайта «Регионы России» Дмитрий Верхотуров. «Несмотря на существенные различия, разницу в целях и задачах, региональные проекты вместе могут добиться намного большего, чем порознь», — подчеркнул он, создавая «Региональную ассамблею».

В профайле ассамблеи перечисляются семнадцать дружественных сообществ, общая аудитория которых не достигает и тысячи человек. К чести регионалистов, «Казакии» в этом списке нет. В составе самой «Региональной ассамблеи» — менее тридцати участников. Учитывая, что аудитория русскоязычного сегмента «Живого журнала» оценивается хозяевами сервиса более чем в 8 миллионов человек, масштаб регионалистских интернет-прожектов если и поражает, то своей незначительностью. При этом большинство регионалистских и сепаратистских сообществ существует достаточно давно — от нескольких месяцев до нескольких лет. «Успехи» налицо.

Такая же картина и с другими аналогичными проектами во Всемирной паутине: все они объединяют узкий круг компьютерных мечтателей, не способных увлечь своими идеями и нескольких сотен реальных россиян. Причина, по которой грузинская и украинская пресса уделяет такое внимание интернет-регионалистам и сепаратистам, очевидна — в борьбе с Россией все средства хороши. В то же время это и попытка ответа на многичисленные материалы российских экспертов, обоснованно прогнозирующих распад искусственных государственных образований, носящих названия «Грузия» и «Украина».

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1787


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru