Русская линия
Столетие.Ru Николай Головкин05.12.2008 

Взрыв в храме
В церкви святителя Николая Чудотворца в Бирюлёве, что на юге Москвы, произошёл теракт

Руководитель пресс-службы Московской Патриархии священник Владимир Вигилянский отметил: «Были поджоги храмов, нападения на духовенство, но вот взрывов — такого ещё не было». По его словам, произошедшее говорит о том, что нравственность нашего общества «находится в очень плачевном состоянии». «У людей нет никакого представления о том, что хорошо, а что плохо», — добавил он.

О трагедии говорят по ТВ, весть эта мгновенно облетела все информационные агентства. Но и правоохранительные органы, и ряд СМИ стыдливо и упорно называют теракт «хулиганством»… Мне довелось побывать в Бирюлёве на следующий день после того, как случилась беда, узнать о том, что здесь произошло из первых уст.

Предотвратила разрушение родного храма 62-летняя прихожанка Анна Васильевна Михалкина. Она предотвратила разрушение церкви, спасла десятки людей, находившихся здесь 30 ноября 2008 года во время вечерней службы начавшегося недавно Рождественского поста.

По оценке специалистов, количество взрывчатки в переводе, как принято, на тротил, составило около 400 граммов, а мощность взрыва — также в тротиловом эквиваленте — составила лишь около 50 граммов.

Таким образом, быстротой реакции и правильными действиями Анны Васильевны теракт превратился … в «хулиганство», ведь если бы сработал весь заряд, жертв и разрушений было бы гораздо больше.

Кроме того, нагнувшись над банкой, Анна Васильевна приняла на себя большинство осколков разбитого стекла.

Пострадав «за други своя», находясь сейчас в одной из московских больниц, Анна Васильевна радуется, что больше никто не получил ранений. Говорит: «Такова воля Божия, что произошло это только со мной…».

Она передаёт из больницы благодарность всем прихожанам храма, проявивших заботу о ней. А в храме, приход которого живет дружно, помогая друг другу в сложных жизненных ситуациях, молятся о тяжкоболящей, собирают для нее деньги и вещи.

Анна Васильевна Михалкина родилась в 1946 году в Мордовии. Здесь прошло детство. У её родителей было четверо детей. Семья была верующей. Храм в их селе закрыли, бабушка возила Анну в город, где сохранился действующий храм.

В 20 лет Анна приехала в Москву, вскоре устроилась работать на стройку маляром. С 1984 года она живёт в Бирюлёве.

Прошло ещё 10 лет, и она стала регулярно ходить в храм святителя Николая, исповедоваться, причащаться святых Христовых Таин.

Анна Васильевна уже на пенсии. Не являясь сотрудницей, часто помогала поддерживать благолепие храма. «Глубоко верующий, кроткий человек», — говорят о ней прихожане.

30 ноября во время вечерней службы она следила за свечами на нескольких подсвечниках в юго-западной части храма.

Анна Васильевна утверждает, что примерно за полчаса до взрыва, который произошёл примерно в 18.10−18−20, никакого пакета здесь не было.

Началось чтение акафиста святителю Николаю, который традиционно читается в храме в Бирюлёве по воскресеньям, и свечи никто не ставил. В конце акафиста — при чтении трижды тринадцатого кондака — все (а молилось около 60 человек) опустились на колени. Люди стояли спиной к месту, где прогремел взрыв, лицом к иконе святителя Николая. Священник же в момент взрыва зашел в алтарь храма для чтения Евангелия.

Встала на колени и Анна Васильевна. При этом она подумала, что скоро нужно снять огарочки свечей. Поэтому, как только поднялся с колен служивший в тот вечер священник — иерей Константин Кобелев, поспешила встать и Анна Васильевна. Другие прихожане ещё встать не успели.

И тут она почувствовала неприятный запах. Оглядевшись, Анна Васильевна заметила: из откуда-то появившегося пакета вырывался огонь. Этот чёрный полиэтиленовый пакет с надписью 5 кг, в котором находилась трёхлитровая горящая банка, оказался рядом с тазиком со святой водой.

Анна Васильевна стала быстро заливать огонь святой водой, черпая её ладонью. Она успела трижды плеснуть. «Я уже потушила огонь, когда раздался взрыв. Больше ничего не видела, потому что лицо залила кровь».

Прихожане окружили Анну Васильевну, вывели её на улицу, оказали первую медицинскую помощь: промыли раны, забитые взрывчатым порошком и стёклами, сделали первую перевязку…

Подошёл ещё один священник и причастил Анну Васильевну как находящуюся в опасности, истекающую кровью. Тут же была вызвана и «Скорая помощь», которая госпитализировала пострадавшую.

После взрыва служба не прерывалась. После её окончания с прихожанами — свидетелями происшествия была проведена духовная беседа о силе молитв святителя Николая, о непобедимости Церкви Христовой.

Никакой паники в храме нет. Службы проходят регулярно — утром и вечером. Беда, наоборот, еще больше сплотила прихожан.

Наши благочестивые предки воспитывались на житиях святых. Сегодня эта традиция, прерванная в годы богоборчества, продолжается. В храме святителя Николая в Бирюлёве, где особо почитают святых Царственных Мучеников, новомучеников и исповедников российских, часто проходят духовные беседы о величии их подвигов. Духовные зерна, как показала беда, попали на благодатную почву.

Храм святителя Николая Чудотворца в Бирюлёве просит святых молитв о здравии пострадавшей рабы Божией Анны, о всех служащих и прихожанах храма.

«Как очевидец, как священник, совершавший в момент взрыва службу в храме, говорю: это был теракт против Православия, против возрождения России. Задача, я думаю, была одна: запугать», — считает священник Константин Кобелев.

Кто совершил преступление — пока неизвестно.

Кстати, заставляют задуматься и два предыдущих случая со взрывами в районе станции «Бирюлёво-товарная», последний из которых произошел 4 ноября 2008 года. Тогда, к счастью, никто не пострадал. Но случаи, которые могли привести к многочисленным человеческим жертвам, тоже назвали «хулиганством».

Вот и теперь преступление совершено, и наше общество вновь оказалось неготовым к тому, чтобы его предотвратить. Ведётся следствие. В результате работы правоохранительных органов составлены фотороботы двух предполагаемых преступников. Однако домыслы о преступниках — «подростках славянской внешности» — только домыслы.

Если даже взрывчатку в храм принесли и подростки, то это ещё не значит, что они сами её изготовили. «Адскую смесь» могли вручить им, а также направлять их взрослые люди.

Какие же матери и отцы родили и воспитывали этих «отморозков», если они хладнокровно, расчетливо готовили своё преступление, в результате которого могли погибнуть чьи-то родители или дети?

Преступность — грех всего нашего общества, который нужно преодолевать путем соработничества Русской Православной Церкви, всех традиционных религий России и государства. А пока в нашем обществе, увы, есть люди, для которых нет ничего святого. Сегодня жизнь человеческая стала разменной монетой, в любой момент может оборваться из-за чьей-то «шалости».

Неужели должны случиться ещё худшие беды, чтобы мы, наконец, стали называть вещи своими именами? Хотя куда уж дольше снисходительно относиться к злу в любом его проявлении …

Кто защитит верующего человека (и только идущего к Богу!) в храме, когда он зачастую лишен всякой поддержки государства и, чтобы решить самые насущные проблемы, может надеяться лишь на помощь Божию?!


http://www.stoletie.ru/obschestvo/vzriv_v_hrame_2008−12−03.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru