Русская линия
Православие.Ru Михаил Дмитрук29.11.2008 

Выживание воспитания

В начале XXI века, мы, русские, вынуждены прилагать огромные усилия, чтобы сохранить русскую православную культуру, без которой невозможно существование народа. Об этом говорили участники состоявшегося в Москве «круглого стола» «Образование и передача культурно-духовного наследия, нравственных ценностей подрастающему поколению».

Отчего человек плох?

Ответственный секретарь рабочей группы Общественной палаты РФ по сохранению и эффективному использованию культурного и духовного наследия Вячеслав Геннадьевич Леонтьев напомнил участникам «круглого стола» высказывание преподобного Амвросия Оптинского:

— «Отчего человек бывает плох? Оттого, что забывает, что над ним Бог». Об этом же применительно к науке писал священномученик Серафим (Звездинский): «Что служит основанием каждой науки? На этот вопрос не все ученые ответят тот час же и одинаково… Между тем ответ должен был быть у всех один и тот же, неопровержимый уже по одной своей простоте: основой служит религия». Философы же давно пришли к выводу, что вообще любой вид деятельности человека связан с определенной верой.

Так, секта атеизма основана на вере в то, что Бога нет. Никто этого не смог доказать, но сектанты в это верят. Подобным образом религия сайентизма строится на вере в то, что познание законов природы, которым занимается наука, может освободить людей от всех проблем.

— В наше время, — продолжал В.Г. Леонтьев, — в науке, образовании и культуре доминируют последователи этих двух воинствующих сект — не только в России, но и во всем мире. Сегодняшние решения руководителей государств определяются научными обоснованиями, но современная наука раздроблена на мельчайшие кусочки, слабо связанные между собой, ее рекомендации всегда однобоки. Так, наш национальный проект по демографии в принципе основан на сайентистской и атеистической методологии. Человек рассматривается не как существо духовное: его уподобляют корове, которой надо дать корм и крышу, и тогда она начнет размножаться. На самом деле без решения духовно-нравственных вопросов люди не будут рожать много детей даже при материальном изобилии (это мы видим на Западе). А те, что появятся на свет, никогда не станут патриотами России. Это будет поколение, которое «выбирает пепси» и живет ради удовольствий, не имея общественных интересов.

Доминанту технократического подхода, — считает Вячеслав Геннадьевич, — демонстрирует Болонский процесс: из европейской системы образования принципиально изъят духовно-нравственный компонент; она дает только знания, которые нужны для формирования исполнителя, служащего, работника. Получив определенные навыки, человек становится своего рода интеллектуальным ремесленником.

Но российская система образования всегда имела в основе воспитание, духовно-нравственный компонент. У нас не было образования как механического накопления знаний. Под образованием понималось развитие человека, и прежде всего — формирование его души.

Наша традиция идет от святых отцов, — подчеркнул В.Г. Леонтьев. — Святитель Феофан Затворник говорил: «Правило веры нашей начинается знанием, проходит через чувства, завершается жизнью, овладевает через это всеми силами существа нашего, укореняется в основах его». Преподобный Ефрем Сирин писал: «Блажен, кто воспитывает детей богоугодно». Святитель Иоанн Златоуст утверждал: «Родители не только за свои грехи будут наказаны, но и за детей своих, если не воспитывают их в благочестии». Святитель Иоанн Златоуст, получивший наивысшее для своего времени образование, по сегодняшним меркам был бы академик. Но, в отличие от большинства современных академиков, он жил высоко духовной жизнью, в православной вере, иначе говоря — в неискаженном христианстве.

Что же нам делать сегодня, когда продолжается процесс разрушения отечественного образования? — задался вопросом Вячеслав Геннадьевич. И в качестве возможных ответов на него предложил следующее:

— Два года назад в Санкт-Петербурге на одной из конференций прозвучала мысль о том, что надо создавать народную систему образования (православные школы, лицеи, университеты и так далее). Начало этому уже положено, развивать ее можно с помощью современных коммуникационных технологий. Во-вторых, нужно все-таки добиваться принятия необходимых решений через Государственную Думу, Общественную палату. В-третьих, нашим преподавателям и ученым надо совершить некий подвиг — создать реальное научное доказательство того, что преобразование нашей жизни должно иметь духовно-нравственную основу.

Сегодня наука превращается в некий инструмент для создания новых технологий — управления фирмой, управления страной, изобретения нового оружия и так далее. Наука отошла от поиска истины и занимается обслуживанием корпораций и государства. Даже человековедение стало материалистическим, не предусматривающим духовного компонента в человеке. Поэтому этическим подвигом современного ученого было бы провозглашение иных ценностей науки, в которую должен вернуться духовный компонент, — такими словами завершил свое выступление В.Г. Леонтьев.

Хлеб — голодным! Духовно

Примером ученого, который не жалеет сил для воссоединения науки и духовности, может стать Вера Васильевна Абраменкова — заведующая лабораторией социальной психологии детства Российской академии образования, профессор Московского городского психолого-педагогического университета (МГППУ), доктор психологических наук.

— Психолог Алексей Константинович Леонтьев в 1940-е годы, когда о религии говорить было запрещено, сказал замечательную фразу, которую можно отнести к нашему сегодняшнему образованию: «У нас происходит обогащение информацией при обеднении души», — этими словами продолжила разговор о наболевшем В.В. Абраменкова. — Все современное образование построено на том, чтобы как можно больше информации внедрить в сознание детей. И теперь уже не только школьное, но и дошкольное образование пронизано сайентистским духом: дать как можно больше знаний, подготовить ребенка к жизни в информационном обществе. Информация, информация, информация… С трех лет дети решают задачи, и им ставят оценки папы и мамы, которые занимаются домашним образованием, не ведая, что творят. Родители убеждены, что получить блага и место под солнцем можно, только овладевая информацией. Совершенно забывая о том, что никакая информация, никакие знания не спасают человека от трагедий внутренних, от голода духовного. Такие «прогрессивные» родители могут, «просвещая» шестилетнего ребенка, смотреть с ним порнографический фильм. Они могут покупать игрушки, которые не только морально растлевают ребенка, но и развращают его интеллектуально.

Общаясь с молодыми родителями и со студентами, психолог Абраменкова часто видит «непонятную замороженность», когда речь касается нравственных основ жизни — в семье, в образовании, во всех сферах.

— Почему у нас в образовании такие сложности с православной культурой и вообще с духовной составляющей? — говорит Вера Васильевна. — Потому, что не определены и не доведены до сознания учителя цели воспитания: а ради чего дается образование, обучение, воспитание? Ради чего?!

Говорят, ученые не занимаются нравственностью. Это неправда. Так, профессор Абраменкова давно разрабатывает концепцию духовно-нравственного развития. Она объясняет, что происходит с ребенком в процессе такого воспитания, как он сам его воспринимает.

Года три назад на самом высоком уровне была сформулирована цель воспитания: мы должны воспитывать конкурентоспособную личность. Веру Васильевну удивил такой подход. Ведь мы имеем опыт западных стран, опыт Америки, который показал: конкурентоспособность человека не избавляет его от трагедий духовных.

Замечено, огромное большинство американцев постоянно что-то жуют. Никак не могут остановиться, хотя отлично знают, и что такое обжорство, и что оно ведет к ожирению, болезням и преждевременной смерти. Образно говоря, они зубами роют себе могилу. Но почему? Ученые теряются в догадках. А психолог Абраменкова выдвинула очень неожиданную гипотезу: бесконечное потребление пищи и неспособность насытиться ею объясняются… духовным голодом. Острую недостаточность духовной пищи люди бессознательно пытаются компенсировать в том числе и непомерным потреблением обычной еды. Общество потребления материальных благ неизбежно порождает духовный голод, который, как это ни парадоксально, ведет к ожирению нации.

Родители и учителя должны понимать, что есть потребность не только в знаниях, в росте, в уважении, но и в неком духовном питании. Это ответы на вопросы: что я такое, зачем я пришел на Землю, ради чего я живу? Маленькие дети не могут эти вопросы формулировать. Подростки — уже могут. Но большинство родителей не знают, что ответить детям: они сами блуждают во тьме.

За ответом подростки идут в неформальные организации, которые создали для них зарубежные «благодетели»: к эмо-кидам и готам, флэшмобам и паркурам. И там получают ложные ответы на вечные вопросы: мол, смысл жизни — в удовольствиях, то есть в приобщении ко всевозможным порокам — курению, пьянству, наркомании, сексу, половым извращениям, бессмысленному риску (получению адреналина) и прочим видам «кайфа», который ведет к болезням тела и души, к преждевременной смерти.

Конечно, нельзя отрицать все подряд в молодежных течениях. По мнению профессора Абраменковой, в них можно найти и нечто полезное для ребят. Например, паркуры ставят замечательную цель — соревнование с самим собой. Вот она — конкурентоспособность: не с кем-то я соревнуюсь, доказывая свое превосходство (а значит, имею зависть, презрение, ненависть и прочие греховные помыслы к этому человеку), но сравниваю себя вчерашнего с собой сегодняшним и занимаюсь самосовершенствованием. Бегаю, прыгаю, лазаю не ради побед над спортивными противниками, а соревнуясь с самим собой, приближаясь к образу идеального героя.

— Кто это увидел, кто это поддержал, каким образом можно это использовать в работе с молодежью, чтобы приобщить ее к духовным ценностям? — спрашивает профессор Абраменкова.

Пользуясь полной безнаказанностью, мастера обработки сознания изощряются в воспитании у российской молодежи неестественных потребностей. В результате наша страна вышла на позорное первое место по курению табака и пивному алкоголизму, другим удовольствиям, ведущим на тот свет. Не удивительно, что Россия уже впереди планеты всей по детской смертности. А тут еще зарубежные «благодетели» прививают нашим детям… любовь к смерти! Мало кого волнует, что тысячи российских готов режут себе вены, играя в самоубийство — самый страшный смертный грех, который невозможно замолить! И многие уже доигрались до логического конца…

Как вы думаете, с чем связаны детские самоубийства? С тем, что дети мало едят или они плохо одеты и не у всех есть «крутые» сотовые телефоны? Конечно, не с этим. Профессор Абраменкова доказывает, что детские самоубийства связаны с той внутренней пустотой, которая ничем не заполнена — ни в школе, ни дома, ни в средствах массовой информации, нигде.

Казалось, государство осознало свою ошибку и начало исправлять ее. В 2007 году с высоких трибун было объявлено о начале создания очень важной образовательной области (это гораздо больше, чем урок или факультатив) с 1-го по 11-й класс: духовно-нравственная культура. Предполагалось, что каждая конфессия будет преподавать свою культуру. И… нечего не сдвинулось ни в Российской академии образования, ни в Российской академии наук, ни в Министерстве образования и науки. В чем же дело?

Идею не одобрили представители иудаизма: мол, мы против преподавания духовно-нравственной культуры, потому что «Православие нас забьет». Но почему оно не должно преобладать в стране, где большинство населения — православные?

— У нас ни в одном университете Москвы нет кафедры теологии. Это просто позор, ведь такие кафедры есть во всех странах Западной Европы! Это признак культуры — знать глубинные основы развития народов. И поскольку все народы имели культуру религиозную, то ее обязаны знать студенты, — уверена В.В. Абраменкова. — А вот я никак не могу пробить даже спецкурс для учителей «Духовно-нравственное развитие современного ребенка» — на научной, культурологической основе. Недавно опять меня «прокатили» на методобъединении. Спросили: «А вы уверены, что наберете желающих?» Конечно, я уверена в этом. Но все равно мне этот курс не дали. Дескать, он никому не нужен…

Похоже, что в планы руководителей российского образования вообще не входит духовно-нравственное развитие ребенка. Подразумевается, что его следует развивать в противоположном направлении: он должен расти бездуховным и безнравственным, то есть деградировать и вырождаться на радость организаторам информационной войны.

— Недавно у меня были лекции для студентов о подростковой субкультуре, — продолжает Вера Васильевна. — Пришли студенты из Чеченской республики. Как они меня слушали! Речь зашла об анти-игрушках. Я стала читать им описания новинок такой продукции. Среди прочих была «игрушка», которая называлась «Робот-Иисус» — с перевернутым, естественно, крестом и подписью: «В век высоких технологий не нужны воскресные школы». Понимая, что передо мной чеченцы, я не стала это комментировать… И вдруг один из них говорит: «Извините, а это — нарушение прав верующих. Как они посмели написать „Робот-Иисус“! Как это можно давать в руки ребенку?»

Представляете: чеченец встал и сказал такое! Я говорю: «А если бы это был пророк Мухаммед?» Он так улыбнулся и дипломатично ответил: «Были попытки. Но очень быстро они закончились…»

Так охраняют веру предков мусульмане. А православные? Однажды Вера Васильевна повела ребят в известный театр на детский спектакль. Но что это? Артисты глумливо поют молитву Божией Матери — так, что весь зал смеется! И «Бог» выходит на сцену в образе… вождя краснокожих.

— Они думали, что так будет «смешно и прикольно», — гневно говорит профессор Абраменкова. — Что это такое?! И какую позицию занимаем в этой ситуации мы — педагоги, психологи, родители? Почему мы не можем требовать нормального отношения к Православию?

Но не все так безнадежно плохо.

— Несколько лет назад, — рассказала Вера Васильевна, — в Совете по духовно-нравственной культуре общества при Московском департаменте образования было заседание, на котором обсуждался вопрос о хеллоуине. Этот безобразный праздник, чуждый нашей культуре, откровенно оккультного плана проводился в стенах столичных школ по молчаливому одобрению «наверху». Но на кощунственное «мероприятие» написали разгромные экспертизы психологи, педагоги, философы и положили их на стол руководителя Департамента образования Москвы Любови Петровны Кезиной. Мы знаем, что она имеет «свои взгляды» по поводу «Основ православной культуры». Но в данном случае очень достойно отреагировала на экспертизы. И в результате Москва стала единственным городом в России, где хеллоуин запрещен в образовательных учреждениях.

Приезжающие спрашивают: «Как вам это удалось, скажите. У нас в английских школах проходит хеллоуин, и мы никак не можем добиться его запрещения». Что ж, профессор Абраменкова рада поделиться опытом.

Она убеждена, что сейчас крайне важно создать теоретические основы духовно-нравственного воспитания и развития. Педагоги и ученые должны представлять себе результаты духовно-нравственной воспитанности, разрабатывать ее критерии. А что, собственно, мы хотим «получить на выходе» — не только из школы, но и в дальнейшей жизни нашего воспитанника?

— На мой взгляд, — сказала в завершение профессор Абраменкова, — наша с вами задача как раз будить совесть — родителей, учителей, всех взрослых. Чтобы они не проходили мимо мата, мимо безобразия, мимо кощунства. Не имели равнодушное лицо и холодное сердце, когда решаются вопросы, связанные с ребенком. Если выпускаются мерзкие книги, игрушки, фильмы — мы должны заявлять свою позицию, смело говорить, что это безобразие (как сказал чеченец на моей лекции), что такого не должно быть.

Призыв Веры Васильевны Абраменковой поддержали ведущая «круглого стола» Виктория Александровна Медунина и большинство его участников. Они решили выступить с инициативой создания Международного общественного форума «Современная семья: традиции, проблемы, перспективы», на котором известные эксперты могли бы заявлять свое отношение и к учебникам, и к игрушкам, и к детским праздникам — всему тому, без чего невозможно воспитание ребенка. Главной целью этого форума будет осмысление жизни семьи в современном мире и совместная выработка ответов на вызовы современности, которые ставят под угрозу само существование «ячейки общества».

В положении эмигрантов

Одним из таких экспертов мог бы стать инок Всеволод (Филипьев), представлявший на «круглом столе» Русскую Православная Церковь за границей. Он автор книг об американских подвижниках веры, изданных и в нашей стране. Отец Всеволод говорил о проблемах, которые волнуют православных людей не только в Америке:

— Если мы хотим, чтобы дети были в лоне великой русской православной культуры, если мы хотим, чтобы они владели богатым русским языком и всем духовным наследием, то путь у нас один — к вере и Церкви. Если в России это для кого-то, может быть, еще не очевидно, то в зарубежье становится ясно довольно быстро.

Это поняли еще российские эмигранты первой волны: на каких бы континентах они ни оказывались, первым делом начинали воздвигать храмы — в квартирах, в лагерях беженцев, даже в каких-то сараях. Они убедились на опыте, что без Церкви невозможно сохранить на чужбине русский язык, передать детям веру предков и основы национальной культуры — все это утрачивается и забывается уже через несколько лет жизни на чужбине.

— Поэтому эмигранты и обращены на созидание церковной жизни, взаимодействие с храмами и монастырями, — сказал инок Всеволод. — Поэтому церковная структура и община эмигрантская — это неразделимое целое. Но наш практический, конкретный опыт может быть применим и в России.

Инок, живущий в Америке, вряд ли предполагал, что его рассказ произведет сильное впечатление на российских братьев во Христе. Но люди, участвовавшие в «круглом столе», ясно видят, что нас уже 20 лет насильственно погружают в американскую культуру: кругом звучат песни, идут фильмы, играются компьютерные игры из Нового света. Нас завалили американскими продуктами питания и ширпотребом. По сути, мы оказались в положении эмигрантов первой волны… у себя на Родине!

Психологи давно установили: из всего арсенала культурных средств самое сильное воздействие на психику имеют музыкальные произведения. И если песни на иностранном языке занимают более 60% времени в эфире, на эстраде и в кино, то народ утрачивает свой духовный иммунитет, начинает ассимилироваться и превращается в некую приставку к другому народу, который навязал ему свою культуру. А много ли мы в России слышим русских песен? Смотрим русских фильмов? Играем в русские игры? Более того, нас «воспитывают» на самых мерзких, отвратительных образцах зарубежной культуры, превращая Россию в мировую помойку информационных отходов.

В результате в культурном плане мы рискуем оказаться захолустным штатом США с самыми дикими нравами аборигенов. И тех, кому в нашей стране дорога русская православная культура, очень волнует проблема ее сохранения в чужеродной среде. Поэтому опыт эмигрантов в Америке, хранящих эту культуру почти сто лет, нам очень ценен.

Инок Всеволод рассказал, что при Свято-Троицком мужском монастыре в Джорданвилле и при семинарии, которая там находится, очень плодотворно проводятся различные молодежные съезды, конференции, летние лагеря. Они проходят регулярно; и молодой человек, даже если он живет не в церковной семье, попадая в монастырь, конечно же, пропитывается духом церковности, начинает этим интересоваться. Там проводятся встречи со священниками, организуются паломничества по храмам и монастырям Америки.

В духовной семинарии Джорданвилля бывают дни открытых дверей, когда молодежь имеет возможность познакомиться, побеседовать с преподавателями и понять, что монастырь — это не какое-то странное место, нечто вроде пещеры, куда можно только заползти и там умереть, а что это действительно путь жизни, радости, света, добра и любви.

Большую положительную роль в воспитании играет уникальный музей, который находится при монастыре в Джорданвилле. В нем хранится много личных вещей святых царственных мучеников и других подвижников веры и благочестия. Например, зжесь посетители узнают о святителе Иоанне (Максимовиче), который появлялся в детских приютах, среди сирот, и жил с ними единым сердцем, не отделяя себя.

Вера без дел мертва. И ребенку, и юноше, и старику сложно объяснить теоретически, зачем нужно стремиться к свету, добру, правде. Но если они узнают о подвижниках благочестия, которые в наше время осуществили такой идеал, это действует очень сильно. Конечно, очень трудно подражать святителю Иоанну, который проводил жизнь в посте и молитве, делах милосердия, не ложился спать (лишь иногда дремал сидя), предвидел будущее, исцелял безнадежно больных и творил другие чудеса. Но стремиться к такой жизни может каждый верующий человек.

Конечно, такого уровня музей, как в Джорданвилле, создать трудно при российских школах или храмах. Но какие-то попытки можно и нужно делать. Я думаю, что один из положительных примеров такой работы — это музей старчества в Москве.

Хранители духовного наследия

Действительно, в одном из районов столицы есть уникальный музей подвижников веры и благочестия, который в народе называют музеем старчества. Здесь как бы сконцентрирован опыт наших предков в главном деле жизни — спасении души. Директор музея Екатерина Левановна Мельникова относится к своей работе с трепетом, потому что убеждена: от нее зависит спасение людей, семей, Отечества.

— Никакого возрождения Отечества не может быть, если мы не будет возрождать духовный опыт, накопленный в России, — говорила Екатерина Левановна — Желание изучать этот опыт мы стараемся передать посетителям нашего музея. И призываем всех педагогов, ученых, работников культуры присоединиться к этой просветительской работе.

Россия XX века дала тысячи подвижников веры и благочестия. Многие из них приняли мученическую смерть, не отрекшись от Христа. Но чудом Божиим некоторые продолжали работать в подполье и сохранили духовные традиции для потомков. Об этом рассказывают экспонаты музея — личные вещи, фотографии и письма, книги и фильмы, бережно собранные в музее.

— Ребенок должен иметь какую-то начальную школу духовного воспитания, — говорит директор музея Екатерина Мельникова. — У него восприятие духовных ценностей облегчено на порядок по сравнению со взрослыми. А большинство мам и пап даже не знают, что передача этих ценностей — главное в воспитании. Но они осознают это в нашем музее. Мы даем им православные книги — и в них родители находят ответы, как надо воспитывать ребенка, которые нигде не могли найти.

Екатерина Левановна счастлива, что посетители музея уносят в душе желание сделать себя лучше, подражая подвижникам веры и благочестия. Вот характерный случай: мужчина, который был в Москве проездом, написал к книге отзывов: «Приеду домой — обязательно крещусь!» А один ребенок был таким счастливым, словно побывал на небесах, и написал восторженные слова: «Я сначала хотел быть космонавтом. А сейчас хочу быть подвижником!» Такие отзывы — высшая награда для работников музея, которые ведут очень скромный образ жизни, как и положено хранителям традиций российского подвижничества.

Но многим родителям и детям сейчас трудно найти дорогу в храм, а тем более — в музей подвижников. Они культурно дезориентированы, потому что живут в агрессивной среде.

Об этом говорила иконописец Татьяна Ивановна Куликова. В советское время она была художником-игрушечником, но ее профессия стала «не нужна», когда в России было полностью уничтожено производство игрушек. В результате прилавки детских магазинов были завалены заграничными монстрами, которые словно нарочно сделаны для оглупления, озлобления и развращения малышей.

— Раньше игрушками занималось Министерство культуры, в каждом городе был художественный совет, — рассказывает Татьяна Ивановна. — Я помню, как худсовет запретил производство в СССР первой говорящей куклы: нельзя давать детям робота, который заменит маму.

А сейчас им дают сотни таких роботов, которые похожи на чудовищ из кошмарных снов: кровожадных зверей и людей, «инопланетян» и натуральных бесов — рычащих, стреляющих, изрыгающих кощунства. В «Детский мир» страшно войти, словно оказываешься в преисподней.

К счастью, этот яд для детских душ разлился не по всей России. Во время разгрома промышленности Татьяна Куликова сумела сохранить несколько десятков игрушек — самых добрых и умных, развивающих лучшие чувства и способности детей. А еще ее знакомые нашли в бабушкиных сундуках очень хороших кукол, в которых играли наши предки. Всего было собрано около ста игрушек; они привели в восторг работников Дома культуры районного центра Сапожок Рязанской области и стали его постоянной экспозицией. Впрочем, некоторые куклы нередко «выезжают на гастроли» и предстают перед посетителями православных выставок и форумов, проходящих в городах России.

— Мы показываем людям, что агрессивная среда не все еще затопила, — говорит Татьяна Ивановна. — Можно самим делать великолепные игрушки, воспитывающие малышей. И не много денег нужно для этого. Надо только иметь любовь к детям, желание им помочь.

Редкие родители этого не желают, но реально помочь своим детям способны немногие. Поэтому очень ценен опыт мам и пап, которые сумели объединиться, чтобы оградить своих ребятишек от растлевающей среды и дать им достойное воспитание. Таким опытом охотно делится со всеми, кто любит детей, Надежда Константиновна Торопова — директор Центра детского и юношеского творчества «Покров» в городе Юбилейный Московской области. По сути, она и ее единомышленники применили на практике опыт выживания в чужеродной среде, который накопили русские эмигранты в Америке и который нас призывает перенимать инок Всеволод.

— Раньше в нашем городе был Центр управления космическими полетами, — рассказала она за «круглым столом». — В нем были созданы прекрасные условия для воспитания детей. Но все стало рушиться в начале перестройки. С 1990 года государство вообще перестало заниматься детьми. Тогда на основе родительских курсов мы создали православную общину и стали строить храм.

И с Божией помощью у них все получилось, хотя время было очень тяжелое.

В центре детского и юношеского творчества «Покров» опытные педагоги и воспитатели занимаются с малышами и их родителями, учат их способам защиты от растлевающей среды, методам духовно-нравственного воспитания. После таких курсов родители очень благодарят своих наставников: «Теперь мы знаем, как оградить детей от дурного влияния, воспитать их в любви Христовой». А дети этих мам и пап с увлечением занимаются в кружках центра.

Не подумайте, что в «Покрове» собрались полностью отгородившиеся от внешнего мира люди. Сначала Надежда Торопова была против компьютера, но ребята объяснили ей, что без него они просто не выживут в современном обществе. И сейчас в центре обучают технике безопасности в работе с компьютером, делают духовную прививку против информационного яда.

Нечто подобное — с телевизором. Сначала Надежда Константиновна не показывала его внучке. Но дочь стала возражать. И тогда бабушка купила для девочки хорошие старые мультики и художественные фильмы, которые учат добру, справедливости, самопожертвованию. Они подействовали на ребенка благотворно.

Но однажды, с разрешения бабушки, малышка пригласила домой своих пятилетних друзей. Думала, что они вместе посмотрят любимые фильмы. Так эти дети через пять минут загалдели и полезли под стол. Оказывается, педагогически запущенные дети, которых воспитывает «ящик», не способны сосредотачиваться и удерживать внимание.

— А наши дети умеют долго и внимательно слушать, умеют удивляться, — говорит директор центра. — Они с увлечением занимаются в кружках, но говорят, что в школе им не интересно: она их притупляет. Тогда мы попытались пробудить в них интерес к школьным знаниям, подавая их увлекательно. Например, стали проводить физические опыты с воздухом, водой, льдом. И так увлеклись, что теперь возим детей на международные выставки, где они рассказывают о своих экспериментах.

Сейчас центр «Покров» похож на оазис среди духовной пустыни. Иногда сюда «самотеком» приходят дети, которым уже приобщились к «прелестям прогресса». Посмеиваясь, они приносят на занятия «прикольные игрушки» — огнестрельное оружие, наручники… Такое здесь недопустимо — шутников отчисляют из центра. Ведь одна паршивая овца может испортить все стадо.

Но есть в России и такие подвижники, которые умудряются любым детям давать духовно-нравственное воспитание — даже в обычных школах, где в последние годы, по распоряжениям сверху, вообще не воспитывают, а только предоставляют «образовательные услуги», все более дорогие. Об опыте выживания духовности в суровых условиях государственной системы образования рассказала Любовь Николаевна Мифтахова — опытный преподаватель словесности, автор международной программы «Книгоград».

— Наш девиз: из ничтожного извлекаем полезное, — объяснила она. — Мы не имеем права на уроках литературы изучать Евангелие. Но сказки еще никто не запретил. И вот мы читаем: «Помолясь усердно Богу, отправляется в дорогу…» Начинаем обсуждать: а как это — молиться? И почему это делает сказочный герой? Оказывается, наши предки знали, что без молитвы в дороге не будет удачи. А тому, кто молится, помогает Бог. Потому и побеждает герой всех врагов, что просит о помощи Господа. И подобных поводов для полезных размышлений можно найти очень много даже в усеченной и выхолощенной школьной программе.

Но Любовь Николаевна считает, что в воспитании главное не нравоучения, а личный пример:

— Чтобы дети росли благополучными, нужен каждодневный труд над собой — и наш, и наших родителей. У нас 80% учителей курят, 30% пьющих, а сколько сквернословящих? Какое здесь может быть воспитание! Чтобы убедить ребенка не предаваться вредным привычкам, надо с себя начать.

Конечно, педагог Мифтахова строжайше запрещает себе такие «удовольствия», потому и ребята ее слушаются — и в школе, и дома. Со своими детьми она может говорить о Боге открытым текстом, они каждый день читают вместе и обсуждают слово Божие. А учеников она подводит к духовным ценностям постепенно. Так, они вместе ездят в музей Чехова в Мелехово и читают там его произведения, которые учат добру. А когда проходят Андерсена, едут… на море, снимают яхту и под шум волн читают его сказки. Читают без купюр, которые были сделаны в годы советской власти, и с радостью узнают, что великий сказочник был глубоко верующим христианином, его герои молятся Богу, и Он им помогает в борьбе с силами зла. Дети в восторге от таких уроков! Они получают духовную пищу, которой так жаждут их чистые души.

Победит русский учитель

На «круглом столе» было много подобных выступлений, из которых можно извлечь очень полезный опыт воспитательной работы в самых разнообразных условиях суровой российской действительности. Он полостью оправдал свое название: «Образование и передача культурно-духовного наследия, нравственных ценностей подрастающему поколению». Оказывается, эта передача вполне возможна в нашей стране.

Напрасно паникеры кричат, что все разрушено, бороться бесполезно, надо бежать за границу. Некоторые участники «стола» признались, что раньше у них были такие упаднические настроения. Но их духовные отцы сказали: не поддаваться унынию, упорно работать на своем месте, и Господь устроит все необходимое для спасения души.

Признаться, я не успел записать, кто произнес в конце «круглого стола» слова, которые выразили общие мысли и которые собравшиеся хотели передать всем соотечественникам:

— Если в информационной войне и победят, то отец-мать и русский учитель. Через очищение души от страстей, через внутреннее делание воспитываются наши дети. Давайте же поработаем над собой, чтобы у них было будущее.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/28 451.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru