Русская линия
Антинаркотический фронт Наталья Бузынина27.11.2008 

Пуштуны — народ чести, а не героина

Нередко производство опия и героина напрямую отождествляют с пуштунами. Считается, что для пуштун — производство наркотиков — это «этнический бизнес», основной источник дохода. Полагаем, что это не так. Жизнь целого народа это многогранное явление. Наркотрафик и наркоэкономика — это побочные уродливые эффекты сложившейся в стране ситуации в целом.

Для позитивных перемен в Афганистане необходимо стабильное экономическое развитие и создание улучшение качества жизни, создание хотя бы минимального комфорта для людей. Пока ситуация плачевная: около 80% афганцев остаются без работы, другие получают среднюю зарплату 1 доллар в день.

Во-вторых, нужны программы, которые бы включали пуштун в «дело чести», например, разработать и принять программу «Развитие вместо наркотиков», согласно которой отдельные провинции (вилайяты) Афганистана в случае их достоверно фиксируемого отказа от выращивания опиумного мака и каннабиса, производства и транспортировки наркотиков, объявляются Российской Федерацией модельными или экспериментальными и рецепторами адресной российской помощи.

В России, к сожалению, существуют до сих пор однобокие представления об Афганистане и его населении. Многочисленный народ пуштуны, соблюдают «пуштунвали», что означает «кодекс чести».

Своеобразный уклад жизни пуштунов, их духовные, нравственно-этнические ценности уходят своими корнями к обычному праву (адату) и многим доисламским верованиям. Впоследствии к ним добавились нормы и установления ислама.

Все пуштуны ведут свой род от общего прародителя по имени Кайс, которого якобы лично пророк Муххамад обратил в ислам. Поэтому пуштуны считают себя мусульманами со времени зарождения ислама и тем самым выделяют себя по сравнению с другими этносами и народностями в Афганистане. Пуштуны считают себя наиболее последовательными почитателями ислама. В то же время при внимательном изучении элементов национальной психологии пуштунов обращает на себя внимание, что нормы и правила поведения, составляющие известный свод неписаных законов, т.н. кодекс чести пуштуна — пуштунвали, нередко контрастирует с тою, что записано в Коране и хадисах. Поэтому про пуштуна нередко говорят, что он частично опирается на Коран, частично на пуштунвали.

Пуштунвали (или «нана» — «пуштунская честь»). Пуштунвали (в переводе с пушту — «образ жизни пуштунов»), представляет собой сумму ценностных представлений и норм, обычаев и обрядов, регулирующих в силу своей императивности поведение членов афганского общества как в повседневной жизни, так и в экстремальных ситуациях, сумму всех тех традиций, которыми афганцы, по своим собственным представлениям, отличаются от других народов.

Основными принципами пуштунвали являются:

— чувство собственного достоинства и национальная гордость (гайрaт);

— честь, репутация, доброе имя (нанго-намyс);

— набожность, добросовестность и порядочность (имандари);

— упорство и целеустремленность (сабaт и истикамaт);

— равенство (мусавaт);

— компенсация (бадaл).

Афганский этикет требует, чтобы каждый член общества не только говорил, но и «делал пушту», т. е. чтобы он был воплощением всей совокупности моральных ценностных представлений пуштували. Эти ценностные представления и требования выражены в определенных культурных традициях, которые все вместе создают картину «идеального афганца».

Прежде всего, самостоятельно распоряжаться своим домом, женщинами, имуществом, землей, скотом. Для пуштуна все это означает первооснову всего существования. Неспособность справиться с этими обязанностями означает для него не просто позор, а гораздо больше, потерю собственной чести и достоинства. Понятие чести у пуштунов соприкасается с идеей, что все пуштуны-мужчины — равны вследствие их общего происхождения. Поэтому само понятие чести соразмерно понятию равенства. Истинным пуштуном считается тот, кто постоянно доказывает свою принадлежность к роду и племени.

Пуштун должен быть гостеприимным хозяином. Он обязан предоставить убежище и соглашаться на предложение о перемирии. Пуштун признает право кровной мести. Он должен быть храбрым воином, но при этом соблюдать милосердие. Пуштун должен вырабатывать в себе чувство справедливости, стойкости и готовности до конца защитить собственную честь, честь своих женщин, детей, стариков, больных и немощных. Если он не соблюдает этих правил его могут изгнать из племени, и он станет беззащитным.

Пуштунвали предписывают афганцу самоотверженно защищать свою родину, предоставлять убежище и защиту всем, независимо от их веры и социального статуса, оказывать гостеприимство каждому, даже своему смертельному врагу, обеспечивать помощь, защиту и покровительство своим сородичам и и соплеменникам в экстремальных ситуациях, почитать старших, отвечать добром на добро и злом на зло. В нем отражены формы и способы внутреннего самоуправления на всех уровнях племенных структур, морально-этические нормы и правила поведения, семейно-бытовые отношения, обряды, связанные с браком, рождением ребенка, смертью и т. д.

Пуштунвали — предмет особой национальной гордости, а также и священная обязанность пуштунов. Нормы и установления пуштунвали носят всеобъемлющий характер. Право толковать пуштунвали и определять его применение в каждом конкретном случае принадлежит племенным авторитетам-знатокам норм обычного права (на пушту они называются «джиргамар», «нархай», «нархгозар»). В их роли выступают умудренные жизненным опытом и наделенные организаторскими способностями старцы («белобородые» — «ришсафидан»). Они выступают на джиргах в качестве своеобразных племенных судей, воплощающих в себе и судебную, и законодательную власти.

Джирга — важнейший элемент социально-политической организации пуштунов, орган их племенного самоуправления и правосудия, создаваемый по мере необходимости для решения какого-либо важного вопроса. Она не является официальным государственным органом. Джирга (букв. — «круг», «сходка») в соответствии с решаемыми задачами имеет два уровня: сабха-джирга и самти-джирга.

Сабха-джирга занимается обсуждением и решением внутренних проблем, касающихся одного селения или рода, например, примирительным разбирательством ссор, улаживанием конфликтов по вопросам распределения воды и земли или пользования общинными угодьями, наказания нарушителей обычаев и принятых соглашений и т. п. Заседания джирги проходят гласно, с участием всех желающих, включая и женщин.

Что касается самти-джирги, то она призвана решать задачи внешнего порядка, затрагивающие отношения и связи рода и племени с соседями или центральными властями. В такой джирге участвуют только племенные и родовые старейшины и влиятельные представители духовенства. По сути дела, самти-джирга — это совет авторитетов, действующих от имени и в интересах своего рода или племени. В любом случае джирга — орган временный, прекращающий свое функционирование после того, как ей удастся, или же не удастся решить поставленный вопрос.

Одна из важных функций племенной джирги — разбор уголовных дел. Хотя в соответствии с предписаниями шариата и светского законодательства Афганистана, вопросы об убийстве относятся к компетенции государственных судебных органов, в зоне племен подобные дела решаются в основном на джирге в составе двух (или другого четного числа) джиргамаров, являющихся поверенными заинтересованных сторон (истца и ответчика).

Местом проведения джирги служат михманхана (гостевой дом), мечеть или площадь деревни. Согласно традиции, на джирге не предусматривается какого-либо выборного или назначаемого председателя.

Она открывается чтением нескольких аятов из Корана. Затем один из авторитетных членов джирги после произнесения традиционной мусульманской формулы «бисмилла ор-рахман ор-рахим» («во имя Аллаха милостивого и милосердного») излагает суть рассматриваемого вопроса. При этом он (впрочем, как и все выступающие) в подкрепление своих доводов обязательно приводит древние пословицы и поговорки, ссылки на Коран и хадисы, разного рода исторические прецеденты, что у афганцев считается мерилом мудрости и убедительным доказательством сказанного.

На заседании джирги каждый из присутствующих пользуется полной свободой высказывать свое мнение. Однако категорически запрещается говорить в непристойной форме, употреблять грубые слова и ругательства, оскорблять кого-либо словом и действием. Если это случается, члены джирги выносят порицание нарушителю правил приличия, что в глазах афганцев считается большим позором, или даже налагают штраф. Заседание джирги продолжается обычно в течение одного или нескольких дней, а иногда и недель, до тех пор, пока не будет найдено приемлемое, справедливое и удовлетворяющее всех, единодушное решение.

У пуштунов не принято голосовать поднятием рук. Решение принимается, когда против него со стороны присутствующих не поступает возражений. Решение джирги объявляется от имени всех ее членов в присутствии истца и ответчика и их сородичей (соплеменников) и является окончательным и обязательным для всех. Никто не имеет права уклониться от его выполнения.

Неподчинение воле джирги влечет за собой наказание штрафом («нага»), взимаемым натурой в виде барана, коровы и т. п. Иногда в особо тяжелых случаях неповиновения по решению джирги дом нарушителя предается сожжению, а сам он изгоняется из деревни. В честь успешного завершения работы джирги режут барана или другое животное и устраивают пышный обед. Расходы на него несут обе спорившие стороны. С возникновением афганского государства межплеменная джирга стала элементом государственного строя (надпарламентским органом) и получила название Лоя джирги («Большой джирги»).

Согласно конституции 1987 года, в ее состав входили: члены парламента, правительства, Верховного суда, Конституционного совета и исполкома Национального фронта страны, генеральный прокурор и его заместители, по 10 человек, избранных от каждой провинции, губернаторы провинций и мэр Кабула, до 50 человек из числа видных политических, общественных, научных и духовных деятелей, назначаемых президентом Афганистана по представлению секретариата Национального фронта. К компетенции Лоя джирги, по указанной конституции, относились: принятие конституции и внесение в нее поправок; избрание и принятие отставки президента Афганистана; согласие на объявление войны и перемирия; принятие решений по наиболее важным вопросам, связанным с национальной судьбой страны.

Одним из стержневых обычаев пуштунвали считается обычай «бадaл» (компенсация, месть). В нем нашла яркое отражение отличительная черта характера пуштунов — нетерпимость к обиде, оскорблению и унижению. Данный обычай предписывает им любой ценой отомстить обидчику и «компенсировать» ущерб, нанесенный их собственности или чести. Афганцы особенно дорожат последней. В этом отношении показательна следующая их поговорка: «Лучше лишиться головы и богатства, чем чести».

Основой обычая «бадал» является принцип талиона. Пуштун предпочитает иметь «око за око, зуб за зуб и кровь за кровь». В Афганистане на этой почве продолжают иметь место межплеменные трения, вражда, кровная месть, а иногда и вооруженные столкновения, охватывающие целые районы страны. Подчас небольшая ссора, поводом для которой может послужить, к примеру, недоразумение из-за участка земли или нарушение установленной очередности при поливе полей и т. п., превращается в кровавое побоище с применением кинжалов и ружей и стоит кому-то жизни.

Кровная месть (хунхахи) в пуштунских племенах носит сугубо избирательный характер. В частности, если к убийству причастен соплеменник, то на него, как правило, не распространяется обязательная «плата крови». Однако, если убийца принадлежит к другому племени, то пострадавшее племя считает себя физически и морально униженным и оскорбленным и на основе принципа талиона стремится восстановить свою честь и достоинство. При этом месть нередко направляется не только на убийцу, но и на любого, первого попавшегося под руку представителя племени-обидчика.

Время в вопросе исполнения мести не имеет для афганца большого значения. По данному поводу они говорят, что «если пуштун осуществит свою месть и через сто лет, то и в этом случае он считает, что проявил поспешность». Он жаждет отмщения до тех пор, пока есть силы и возможности для этого. Если отец семейства умирает, не удовлетворив свою месть, то он обязательно завещает ее своим детям. Поэтому кровная месть часто становится тяжелым наследством, а вражда передается из поколения в поколение как самая святая обязанность и долг (на пушту — «пор»), возложенный и завещанный предками.

У некоторых афганских племен, особенно на юге, западе, юго-западе и востоке страны, принято на основе обычая «бадал» с целью прекращения кровопролития и кровной мести отдавать родственникам убитого одну или несколько девушек-невест (или девочек-подростков). Такая компенсация за убийство носит название «платы за мир». Обычай «бадал» имеет и другую сферу применения. Он требует от всех на добро отвечать добром.

Исходя из этого, афганцы считают поведение человека презренным и низким, если он не платит взаимностью за оказанную ему услугу, помощь, угощение и т. д. К примеру, приглашение в гости обязательно должно быть «компенсировано» тем же. Это правило, как и месть, стало среди афганцев своеобразной традицией и обязательной нормой поведения.

Один из наиболее известных афганских обычаев носит название «нынавaти» или «нанг» (в переводе с пушту «нынавати» означает «вхождение в дом», «просьба о прощении, помощи», а «нанг» — «честь», «позор», «стыд»). В соответствии с этим обычаем оказание помощи и предоставление защиты нуждающимся считается обязательным. Руководствуясь им, человек, жизни, собственности или чести которого угрожает опасность, идет к дому или шатру влиятельного лица и отказывается сесть на ковер и воспользоваться гостеприимством до тех пор, пока не будет удовлетворена его просьба. Честь человека, к которому обращаются за помощью и защитой, будет запятнана, если он откажется оказать ее. Еще более значительна просьба женщины, когда она, оказавшись в беде, посылает афганцу свой платок или чадру и умоляет его как брата оказать помощь и содействие ей или членам ее семьи. Указанный обычай предписывает афганцу любой ценой защищать каждого, кто нашел убежище под его крышей. Поскольку такая помощь и защита ничем не дифференцирована и имеет всеобщий характер, то ею нередко пользовались и продолжают пользоваться разного рода преступники, чтобы спасти свою жизнь и избежать возмездия.

Обычай «нынавати» используется также для прекращения вражды и вооруженных конфликтов между отдельными людьми, семьями и племенами. Для этого одна из враждующих сторон, чувствуя себя побежденной и видя бессмысленность сопротивления, посылает посредника к другой стороне и просит у нее мира и пощады. В качестве посредника обычно выступает мулла или сеид, в отдельных случаях старики и женщины. Иногда человек, желающий прекращения вражды, идет к противнику сам вместе со своими детьми и женщинами. При этом он надевает на шею веревку и берет в руки Коран и пук соломы, демонстрируя этим свое миролюбие и просьбу прекратить противоборство.

По принятому ритуалу «нынавати» у двери дома лица, к которому обращаются с просьбой о пощаде, режут барана, символизируя, таким образом, принесение жертвы. Лицо, к которому обращаются с подобной просьбой, обязано проявить рыцарское великодушие и без каких-либо условий принять ее. Отказ в данном случае рассматривается как подлый и неблагородный поступок и как грубейшее нарушение обычая «нынавати» и влечет за собой всеобщее презрение соплеменников. Афганцы высоко ценят в человеке такие качества, как храбрость, мужество, отвага, самоотверженность.

У страны большой потенциал для развития, нужно только суметь его увидеть и раскрыть. Хорошо, если Российская Федерация не останется пассивным наблюдателем, а предпримет решительные действия в этом созидательном проекте.

Об авторе

Бузынина Наталья Николаевна, социальный антрополог.

http://www.antidrugfront.ru/publications/440.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru