Русская линия
Правая.Ru Александр Елисеев20.11.2008 

Уроки Первой мировой

Первая мировая война актуальна и для нас, русских. Ее история наглядно демонстрирует — насколько ненадежными могут быть разного рода межгосударственные союзы. В 1914 году Россия вступила в войну в союзе с Англией и Францией, образуя вместе с ними «Согласие» — Антанту. И тогда именно на нее легла основная тяжесть военного противостояния.

Во многих странах мира недавно отмечалось 90-летие окончания Первой Мировой войны. Казалось бы, с тех пор много воды утекло, и события 1914−1918 годов не способны вызывать какие-то сильные эмоции. Но нет, Первая Мировая продолжает быть «актуальной историей», волнующей людей и сегодня. Юбилейные торжества прошли на фоне громкого политического скандала. Канцлер Германии Ангеле Меркель отказалась прибыть во Францию — на празднование. Все дело в том, что первоначально планировалось устроить торжества в Париже, но затем их перенесли под город Верден. Там в 1916 году развернулось грандиозное сражение с немцами. Канцлер усмотрела в этом переносе намек на «германский милитаризм».

Не показатель ли это того, что старые обиды и претензии еще до сих пор живут, пусть и подспудно, в сердцах людей? Что ж, история умеет наносить тяжелые раны.

Впрочем, у нее не грех лишний раз и поучиться. Первая мировая война актуальна и для нас, русских. Ее история наглядно демонстрирует — насколько ненадежными могут быть разного рода межгосударственные союзы. В 1914 году Россия вступила в войну в союзе с Англией и Францией, образуя вместе с ними «Согласие» — Антанту. И тогда именно на нее легла основная тяжесть военного противостояния. В 1915 году русская армия вела ожесточенные и кровопролитные бои с противником, в то время как на Западном фронте было проведено всего лишь несколько малозначительных операций. Тогда в России горько шутили о том, что Англия будет воевать до последней капли крови русского.

Мало того — западные демократии вели против русского правительства изощренные политические интриги. Англо-французы весьма опасались того, что после разгрома Германии Россия выйдет из войны еще более сильной, чем была прежде. А ведь ей нужно было отдавать средиземноморские проливы — таково было союзное соглашение! Очевидно, что после окончания войны огромная Российская империя стала бы мировым лидером. Западные демократии это не устраивало, поэтому они стали думать о том, как бы поставить во главе России «правильных» политиков, зависимых от них. Тогда можно было бы лишить русских плодов их военных побед.

А победы были весьма впечатляющими. После провального 1915 года наступил триумфальный 1916 год — год Брусиловского прорыва. В ходе боев на Юго-Западном фронте противник потерял убитыми, раненными и попавшими в плен полтора миллиона человек. Австро-Венгрия оказалась на пороге разгрома.

К 1917 году Россия сформировала 60 армейских корпусов, тогда как начинала она с 35-ю. Русская военная промышленность выпускала 130 тысяч винтовок в месяц (в 1914 году — всего лишь 10 тысяч). В ее распоряжении было 12 тысяч орудий (в начале войны — 7 тысяч). Производство пулеметов увеличилось в 17 раз, патронов — более чем в два раза. Был преодолен снарядный голод.

Неприятелю противостояли более двухсот боеспособных дивизий. Россия была готова раздавить врага — в январе 1917 года 12-я русская армия начала наступление с Рижского плацдарма и застала врасплох 10-ю германскую армию, которая попала в катастрофическое положение.

Нет, Англии и Франции нужно было торопиться, чтобы не допустить Россию в «клуб победителей». И они начали действовать. В январе-феврале 1917 года в Петрограде прошла союзническая конференция, на которой присутствовали представители России, Англии, Франции и Италии. Францию представлял Г. Думерг, а Британию — лорд Альфред Мильнер. Эти деятели попытались оказать влияние на русское правительство, требуя от него разделить власть с либеральной оппозицией. Мильнер даже составил специальную записку на имя Николая II, в которой требовал создания нового кабинета министров — с участием оппозиционеров. В противном случае, предупреждал он, Россия испытает большие трудности с поставкой военных материалов.

Во время своего пребывания в России Думерг и Мильнер встречались с лидерами прозападной, либеральной оппозиции — например с князем Г. Львовым, который станет главой Временного правительства после Февральского переворота. Кроме того, с их участием устраивались грандиозные рауты оппозиционеров. Под конец иноземные гости даже пожелали присутствовать на открытии сессии Государственной Думы. Но туда их не пустили. И ни на какие политические уступки правительство не пошло.

После этого западные демократии сделали ставку на государственный переворот, вошедший в историю под именем «Февральская революция». В центре антимонархического заговора находился либерал-октябрист А. И. Гучков. Активное участие в нем приняли начальник Штаба М. В. Алексеев и командующие фронтов, его патронировали дипломаты «союзных держав». Один из лидеров кадетской партии князь В. А. Оболенский вспоминает о своем разговоре с Гучковым, произошедшем в 1916 году: ««Гучков вдруг начал меня посвящать во все детали заговора и называть главных его участников… Я понял, что попал в самое гнездо заговора. Председатель Думы Родзянко, Гучков и Алексеев были во главе его. Принимали участие в нем и другие лица, как генерал Рузский… Англия была вместе с заговорщиками. Английский посол Бьюкенен принимал участие в этом движении, многие совещания проходили у него».

Заговорщики все-таки добились своего — в Петрограде начались массовые волнения, а генералы фактически изолировали Николая II, вынудив его подписать отречение. И вот что характерно — уже 1 марта, еще до официального отречения Англия и Франция признали оппозиционный Временный комитет Государственной Думы единственным законным правительством.

Потом наступили смута и хаос. Армия подверглась разложению и уже не хотела воевать с Германий. Россия оказалась предельно ослабленной.

В дни Февральской смуты Николай II писал в своем дневнике: «Кругом измена, трусость и обман». Наверное, под его словами подписался бы и германский кайзер Вильгельм II — в ноябре 1918 года. Ноябрьская революция 1918 года была, как и в России, результатом сговора высокопоставленных предателей, желающих выслужиться перед Антантой. События в Германии также разворачивались весьма драматично. В конце сентября союзники Германии серьезно задумывались о выходе из войны. И вот 30 сентября перемирие с Антантой заключила союзная немцам Болгария. В этих условиях, когда нужно было принимать экстренные еры, глава германского правительства принц Макс Баденский фактически устранился от государственных дел — под предлогом простуды. Сей деятель «проспал» (так и было официально объявлено) три дня, во время которых из войны вышли основные союзники Германии — Австро-Венгря и Турция. Немцы захотели дать мощное сражение с британским флотом, которое стало бы решающим. Но распропагандированные социалистами матросы портового города Киля подняли восстание. Вместо того, чтобы его подавить принц Баденский запретил применять оружие против бунтовщиков и позвонил в ставку кайзера (город Спа), предложив ему отречься от престола. Вильгельм II отказался, после чего премьер просто-напросто заявил на всю сторону, что кайзер отрекся. Далее Баденский ушел со своего поста и передал власть социал-демократу Эберту. Почти сразу же после этого в Германии была провозглашена республика. И ее новоявленные лидеры легко подписали с Антантой договор о перемирии, который правильнее назвать договором о капитуляции. По нему Германия уступала Антанте огромное количество пушек, пулеметов, минометов, аэропланов, паровозов, вагонов и грузовиков. Она обязалась содержать оккупационные войска в Рейнской области и репатриировать всех пленных — без взаимности. «…Потом был заключен грабительский Версальский договор. Ну, а дальше… репатриации до 1988 года, голод, холод и невиданная в человеческой истории инфляция, — пишет историк Н. Стариков. — Объем производства товаров снизился до уровня 1888 года, но население с того времени выросло на 30%. Вот тогда на политическую арену и начал выбираться Адольф Гитлер…»

То есть западные демократии, ко всему прочему, породили и Гитлера — как проблему.

Главный урок Первой мировой таков — западным демократиям (точнее даже плутократиям) верить нельзя. Именно их международные махинации способствовали революционным взрывам в Европе. Именно они в 1918 году «запрограммировали» мир на новую грандиозную бойню.

http://www.pravaya.ru/look/16 613


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru