Русская линия
Богослов. Ru Михаил Иванов18.11.2008 

«Совершенствование системы духовного образования — не „единовременный“ акт, а постоянный процесс» — проректор по учебной работе Московской духовной академии

Проректор по учебной работе Московской духовной академии и семинарии, заслуженный профессор Михаил Степанович Иванов в беседе с корреспондентом портала «Богослов.Ru» иеромонахом Адрианом (Пашиным) рассказал о реформе системы духовного образования и сотрудничестве с «Православной энциклопедией».

Иеромонах Адриан (Пашин): Прошло уже несколько лет с начала реформы духовных школ Русской Православной Церкви. Вы с самого начала находитесь внутри этого процесса. Каковы, на Ваш взгляд, результаты этих преобразований?

Михаил Степанович Иванов: Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, проходивший с 24 по 27 июня 2008 года, положительно оценил итоги этой реформы. Вместе с тем, члены Собора выразили пожелание, чтобы совершенствование системы духовного образования было продолжено. С этой целью ими был предложен целый ряд мер по улучшению этой системы. Учитывая это пожелание и эти предложения, с моей точки зрения, реформу духовного образования можно понимать не только как процесс, ограниченный временем, после завершения которого наступает некий статус-кво. Любая реформа в своей основе заключает идею развития и совершенствования. Ради осуществления этой идеи она и совершается. Развитие и совершенствование чего бы то ни было, в том числе и системы духовного образования, — это не «единовременный» акт, а постоянный процесс, сопровождающий духовную школу и предохраняющий её от косности и застоя.

В Московских духовной академии и семинарии этот процесс начался фактически со времени так называемой перестройки, когда слова «реформа» ни у кого ещё не было на устах. Сначала на повестку дня была поставлена кадровая проблема, поскольку в советские годы её решение было осложнено идеологическими препонами. Затем в Семинарии и Академии был введён целый ряд новых учебных курсов с одновременным исключением из перечня таких дисциплин, как История СССР и Конституция СССР. Впоследствии период обучения в Семинарии был увеличен с 4 до 5 лет, а выпускники этой школы стали писать и защищать дипломные работы.

В МДА реформа в собственном смысле слова началась с введения отделений с целью специализации студентов. Необходимость в такой специализации появилась прежде всего по причине открытия духовных учебных заведений, у которых возникла острая потребность в преподавательских кадрах. В такой специализации нуждалась и церковная наука, фактически возрождавшаяся в этот период. На четырех открывшихся отделениях — богословском, библейском, церковно-историческом и церковно-практическом — пришлось срочно разрабатывать и вводить более двадцати новых учебных курсов и спецкурсов. Тогда же началась дискуссия о написании кандидатских диссертаций. Хотя в реформированной Академии право их написания сегодня предоставлено студентам, до сих пор раздаются голоса в пользу открытия при Академии аспирантуры.

Иером. Адриан: Стоит ли вопрос об аккредитации духовных школ?

М.С. Иванов: Положительно воспринятая Архиерейским Собором реформа системы духовного образования тем не менее не решила всех проблем, стоящих сегодня перед учебными заведениями Русской Православной Церкви. Одной из них до сих пор остаётся проблема аккредитации духовных школ и влияние последней на специфику богословского образования. Другую проблему может породить введённая в Европе, а в последнее время и в России так называемая Болонская система обучения. Как известно, переход светских вузов на эту систему вызвал настоящую полемику и породил множество сомнений и недоумений.

Остаётся надеяться, что священноначалие Русской Православной Церкви проявит в этом вопросе благоразумную осторожность и духовную мудрость, органично совмещая идею совершенствования богословского образования с присущей Православию верностью духовным традициям обучения и воспитания.

Итак, духовная школа, как и сама жизнь, не может стоять на месте. Как в любом здоровом организме, в ней должны проходить те или иные процессы и изменения, называть которые можно по-разному: преобразованием, развитием, реформированием, становлением, совершенствованием и тому подобное.

Иером. Адриан: Расскажите о Вашем сотрудничестве с Церковно-научным центром «Православная энциклопедия».

М.С. Иванов: Моё сотрудничество с «Православной энциклопедией» началось в 1998 году, когда по благословению Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II я вошел в рабочую группу преподавателей МДАиС. Нам было поручено принять участие в поистине грандиозном начинании Русской Православной Церкви — издании энциклопедии, посвященной 2000-летию Рождества Господа нашего Иисуса Христа. Указом Его Святейшества от 14 апреля 1998 года «О формировании Научно-редакционного совета по изданию? Православной энциклопедии?» я был включен в состав этого совета в качестве куратора редакции «Догматическое богословие».

За десятилетний период работы в энциклопедии мной было написано более двадцати статей догматического характера. Кроме того, я принял участие в написании большой статьи для общего тома энциклопедии: «Церковная наука в России. XVII—XX вв.». В течение этого периода редакция Богословия, входящая в Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», постоянно поручала мне рецензирование богословских статей.

Иером. Адриан: Много ли времени занимает работа над созданием «Православной энциклопедии»?

М.С. Иванов: Несмотря на то, что сотрудничество с Центром является довольно существенной дополнительной нагрузкой к моей административной и учебной работе, оно приносит мне неоценимую пользу. Дело в том, что многие статьи этой энциклопедии, в том числе и богословские, имеют одну весьма важную особенность. В отличие от статей других энциклопедий, которые, как правило, носят описательный характер и в которых делается краткое обобщение тех объективных данных (знаний, результатов исследования, сведений), какие уже имеются в наличии, статьи «Православной энциклопедии» очень часто представляют собой научно-богословское исследование проблем, существующих в различных областях церковной науки. Это отличие сопряжено с целым рядом особенностей, вызванных состоянием самой церковной науки, как в России, так и за рубежом.

Интенсивное развитие в нашей стране эта наука получила лишь в конце XIX — начале XX столетия. Однако революционные события и гонения на Церковь не только остановили это развитие, но и уничтожили как саму науку и её творцов, так и богословское образование. Подлинного возрождения русского богословия в советский период, естественно, быть не могло; оно началось совсем недавно — менее двадцати лет назад. Определённую роль в этом возрождении, несомненно, играет церковная наука за рубежом, как православная, так и инославная. Однако не стоит преувеличивать эту роль. Зарубежное Православие само постоянно встречается с богословскими проблемами, объективно решить которые сразу ему не всегда удаётся (примером этого может служить диалог между Православной Церковью и нехалкидонскими церквами). Что же касается инославия, то и его богословие, в силу, прежде всего, конфессиональных особенностей, далеко не всегда может помочь православным учёным в их научно-богословских исследованиях.

Всё это показывает, что авторам энциклопедических статей зачастую приходится самим, и всесторонне, исследовать проблематику этих статей, поскольку такого исследования в прошлом не проводилось. Кроме того, необходимо делать обобщение полученных ими научных данных, а в отдельных случаях даже давать критическую оценку тем результатам научно-богословских исследований, которые или на сегодняшний день уже устарели, или изначально были необъективными.

Признание того, что многие энциклопедические статьи являются научными богословскими исследованиями, — это не только моё частное мнение. Это же признают и научные редакции «Православной энциклопедии», с сотрудниками которых мне приходилось вести разговор на эту тему. По этой же причине многие статьи имеют большой объём и иногда напоминают монографическое исследование.

Такой характер статей делает работу их авторов в значительной мере творческой и, несомненно, способствует их богословскому росту, расширению их познавательного кругозора, их духовному становлению. Эти качества, необходимые не только для православного богослова, но, как я считаю, и для любого христианина, живущего полнотой церковной жизни, а не одними лишь обрядовыми предписаниями, крайне необходимы и преподавателям духовных учебных заведений. Поэтому привлечение преподавателей к работе в энциклопедии не может восприниматься как обуза, мешающая их основным занятиям. Написание энциклопедических статей — это продолжение их научно-богословской работы, без которой не может быть не только церковного учёного, но и хорошего преподавателя духовных учебных заведений.

http://bogoslov.ru/text/356 907.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru