Русская линия
Православие.Ru Ангелина Сафонова15.11.2008 

Моя семья

Слова «Родина», «родня», «родить», «родители» не случайно одного корня. Любовь к Родине будет крепче, если мы будем знать историю ее как историю своей семьи. Тогда ниточка, соединяющая поколения, не оборвется, а любовь к Отчизне не нужно будет воспитывать — она будет «впитываться с молоком матери».

История — это не только факты и даты, это судьбы людей и их семей. А что я знаю о своей семье? Что интересного связано с жизнью моих предков?

Мой прадед Алексей был старовером. На целую округу не было такого мастера-кузнеца, как он. Быть может, оттого он был таким мастером, что каждое утро посвящал Богу, а в воскресенье — и весь день. Домашнее правило начиналось в 4 часа утра. И вся семья стояла на молитве. Молились поклонами, а их счет велся по лестовке. Дедушка мой был тогда маленьким, многого не понимал, да и строгого отца боялся. Как же хочется рано утром спать, а надо делать поклоны на холодном полу, и ты должен встать с теплой кроватки. Кинет он лестовку на пол — и дальше спать. Прабабушка ее поднимет, повесит на стенку, поправит одеялко и по своим делам отправится. На вопрос мужа: «Сын-то утром молился?», отвечала: «Да». На том все с рук и дальше бы сходило, если бы не пришедший грозный 1941 год…

Началась война. Прадеда отправили на Тихоокеанский флот. Когда Япония на Тихом океане так и не начала военных действий, войска перебросили под Сталинград. В 1943 году в день Крещения Господня, 19 января, прадед Алексей погиб. Пришла повестка. С этого момента изменилась вся жизнь семьи: мой дедушка Александр, в ту пору 12-летний мальчик, остался с матерью и маленькой сестренкой без кормильца. Это было страшное время. Не было ни денег, ни продуктов, а семью надо было кормить. Тогда мой дедушка встал рано-рано утром, вышел далеко в поле, упал на колени и начал молиться. Вот только теперь он понял, что означали наставления строгого справедливого отца, вот почему отец с таким благоговением молился до и после трудового дня и почему всему этому учил сына! А что делал он, сын? Лентяйничал, хулиганил, спал, ребячился… Вот и настало время повзрослеть. Слезы выступили на его глазах. Время потеряло всякий смысл. Поклон за поклоном клал мальчик, прося у Бога простить его и послать ему работу, чтобы прокормить семью.

Приближалось время сенокоса. Старики, что косили траву, получали за работу молоко и хлеб. Стал и малец Александр, мой дедушка, пробовать косить. Новую стальную косу подарил ему сосед — в знак уважения к его погибшему отцу. Старички увидали, что ребенок косит, мешать ему не стали. Так и скашивал борозду возле дороги и продажей сена кормил семью.

В школе же он учился плохо и до 3-го класса был первым хулиганом. Все учителя отказывались его учить, но одна учительница, наоборот, попросила перевести непослушного мальчика в ее класс. В конце урока математики преподавательница задала вопрос: «Все поняли тему? Если нет, то не стесняйтесь, спрашивайте, я объясню». Из всего класса руку поднял лишь мой дедушка Александр, быть может, подстрекаемый новым хулиганством. После уроков учительница во второй раз все объяснила, разговаривая с ним как с взрослым человеком. Дедушка понял в тот день не только тему, но и что учиться очень интересно. Из прежнего хулигана он превратился в примерного ученика и, как сам дедушка рассказывает, приходил в школу только ради того, чтобы побыть на уроке этой учительницы. В своих молитвах дедушка до сих пор поминает ее… Он на «отлично» окончил школу, а в Московский машиностроительный институт его, из деревни, приняли без экзаменов. В свободное от занятий время дедушка Александр ходил по Москве. И вот сбылась его заветная мечта: он в Третьяковской галерее. И там, в одном из залов, произошло чудо, которое никто не заметил, но которое коренным образом изменило всю дедушкину жизнь.

В этом зале находилась знаменитая картина М. Нестерова «Явление отроку Варфоломею». По каким бы залам дедушка ни ходил — эта картина вновь и вновь возвращала его к себе. Дуб, икона Спасителя. У дуба стоит дивный старец, держащий ларец. Его лица не видно, но тихое сияние разлито вокруг его головы. Напротив него, молитвенно сложив руки, стоит светловолосый пастушок, чья глубина души отражена в его ясных детских глазах. Природа безмолвствует, вдалеке желтеет лес, виднеется церковь… Вроде бы все просто, но такою дивной тайной дышала эта картина, что дедушка мой смотрел на нее завороженными глазами. Стал спрашивать о ней у других посетителей, но ему никто не мог ответить. И вот музей уже должен закрываться, уборщица начала мыть полы в зале, а дедушка так и стоял перед картиной, не в силах разгадать ее загадку. Сотрудники уже испугались, что он вор и хочет украсть картину, но дедушка стал спрашивать у уборщицы о том, что не давало ему покоя все это время. Она рассказала, что этот отрок — будущий преподобный Сергий Радонежский, основатель Троице-Сергиевой лавры, что находится в городе Загорске. «А как туда добраться?» — спросил дедушка. «Да с Ярославского вокзала», — был ответ. Не теряя времени, мой дедушка Александр едет на Ярославский вокзал, садится на электричку, приезжает в лавру. Но Троицкий собор был уже закрыт. Походил, походил дедушка по территории монастыря, сел на лавочку у кустов и незаметно для себя уснул. Рано утром его разбудил монах (впоследствии ставший его духовным другом): «Что спишь? Пойдем на молебен братский». С того дня, когда было свободное время или утром перед экзаменами, дедушка мой на первой электричке приезжал из Москвы на братский молебен. Отстоит — и обратно. На «отлично» закончил два института.

Прошло время. Дедушка решился поступить в семинарию. А в семинарию можно было поступить лишь с благословения родителей или старших в семье. Все экзамены уже были сданы, как от его матери (моей прабабушки) приходит письмо, написанное каракулями, из которого экзаменаторы поняли лишь одно: благословения нет. Прошел еще год. Дедушка снова сдает экзамены. Когда он уже сдал половину, ему подсказали, что приходило в прошлом году письмо, а что в нем написано, толком не поняли. И показали дедушке письмо его малограмотной матери. А в нем написано: «Не для того я сына растила и в институте выучила, чтобы он попом стал». Дедушка сразу поехал к ней. Дома ее не застал — она была в поле, а застал дядьку, которого называли «папанькой». Дядька его благословил. Вскоре вернулась с работы мать. Крестообразно благословила сына Казанской иконочкой — и упала в обморок; сын успел поцеловать образок и тут же, не оглядываясь, поехал назад — досдавать экзамены. Проучившись четыре года, дедушка задавался вопросами: что делать дальше: жениться или уйти в монахи? Дедушка Александр всегда молился у мощей преподобного и, как тогда, в музее, верил, что преподобный Сергий его не оставит. И вот именно у мощей великого русского святого и встретил свою жену Татьяну, мою бабушку.

Она родилась 29 июля 1941 года, когда отца ее уже не было в живых: он погиб в первые дни войны. Настало голодное время. Бедная мать не знала, чем прокормить троих детей, и особенно боялась за шестимесячную Татьянку, у которой от голода начала пухнуть голова. Однажды в окно постучались люди, прося поесть. Но что было у вдовы, у которой самой детей кормить нечем? Прохожие сжалились над младенчиком и сказали: «У нас в тележке есть свекла, мы поделимся с вами, протрите, быть может, поможет».

Прабабушка так и сделала и стала кормить ребенка по капельке. Люди увидели, что девочка ест, и сказали: «Эта девочка будет живой, от нее тебе будет счастье». Когда Татьянке исполнилось 12 лет, вся семья поехала в лавру помолиться преподобному Сергию. В конце акафиста у раки преподобного батюшка давал крест. Когда бабушка подошла, то монах внезапно спросил: «Хочешь стать матушкой?» Не задумываясь, 12-летняя девочка ответила: «Хочу». Расспросив у домашних, что матушка — это жена священнослужителя, она стала мечтать об этом. Как-то раз в 9-м классе, прогуливая контрольный диктант по русскому языку, она, уже 16-летняя девушка, с двумя подружками поехала в лавру помолиться, а заодно и женихов посмотреть. Именно там и встретилась она с дедушкой. Через два года они поженились. Венчание было 2 августа, на Ильин день, проходило в Покровском храме (в Тарасовке). На утро после свадьбы бабушка рано встала и принялась одеваться. Дедушка спрашивает: «Жена, ты куда?» — «Я преподобному Сергию обещала, что если за тебя замуж выйду, то до него пешком дойду». — «А я тоже преподобного люблю!»

Так и пошли пешком вместе. Это паломническое благословение с Божией помощью дошло и до нас. Когда есть проблемы в учебе или что-то не ладится в жизни, паломничество пешком до преподобного решает любые вопросы. Эта традиция, как и земные поклоны, соблюдаются нашей семьей до сих пор. У нас очень большая семья: у бабушки и дедушки родилось 14 детей, из которых живы 12. Мой дедушка, протоиерей Александр, почти 50 лет служит в церкви. Мои дяди — священники, мои тети — матушки. Моя мама, матушка Ольга, по счету пятый ребенок, замужем за священником, протоиереем Владимиром. Нас у родителей трое. Всего внуков у дедушки пока что 20.

Я счастлива, что родилась в такой семье! Перед моими глазами каждый день живой пример папы и мамы, дядей и тетей, бабушки и дедушки, своих прадедов и прабабушек… Этот список неисчислим, он уходит в глубь истории. Наши прадеды погибли, защищая Родину; прабабушки, оставшись без мужей, на себе подымали детей; их дети, наши дедушки и бабушки, старались достойно воспитать своих детей, а они сейчас растят нас. История России — это истории сотен тысяч семей.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/28 274.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru