Русская линия
Русский вестник Алексей Леонов10.11.2008 

«Хрущевский» удар по Русскому Православию

…14 октября — светлый праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Но именно в тот день 1964 года внеочередной пленум ЦК КПСС направил в отставку Н.С. Хрущева. На том пленуме его обоснованно обвинили во многих стратегических ошибках, включая «перегибы» в политике по отношению к религии.


Провидение это или нет, но получается, что Бог воздал Хрущеву — именно в день Покрова Пресвятой Богородицы — за кощунственные, циничные действия и против Церкви. Подчеркнем, — в первую очередь против Православной.


В октябре 1958-го, полвека тому назад, началась «всесоюзная» кампания против религии. Дошло даже до того, что в 1961-м сам Хрущев, выступая по телевидению, кричал: «…Обещаю, что вскоре мы покажем последнего попа по телевизору!». Вот так — именно попа, а не ксёндза, пастора, муллу, раввина…


К тому, собственно, и шло. По имеющимся данным, из всех закрытых религиозных объектов в 1958—1964 годах свыше 60% были православными. Хотя в предыдущие 15 лет, особенно в 1941—1954 гг., восстанавливались прежние церкви, приходы, монастыри, сооружались и новые. Которым частично возвращались земли и некоторые ценности, изъятые у них в 1920—1930-е годы.


Провальные хрущевские эксперименты с целиной, «всесоюзным обкукурузиванием», дерусификация регионов, куда возвращали прежде депортированные оттуда за сотрудничество с гитлеровцами народы (калмыков, балкарцев, чеченцев, ингушей, карачаевцев, галичан-западных украинцев), как и передача Крыма Украине и ряда русскоязычных территорий Казахстану, сильно понизили авторитет послесталинского руководства. И прежде всего среди русского населения, потому что упомянутые действия были направлены преимущественно против него. Как следствие, резко возрос интерес в первую очередь русского населения к религии. И это стало одним из главных в тот период проявлений роста оппозиционных (во всяком случае, «антихрущевских») настроений в СССР. В этой связи многие обкомы КПСС в РСФСР в 1960-х гг. стали предлагать создание компартии РСФСР (об ошибочности этой идеи говорил Л.И. Брежнев на 23 и 24 съездах КПСС, соответственно в 1966 и 1971 гг.).


Но осуждение ХХ съездом «культа личности Сталина», как показали последующие действия властей, включало и последовавшую ликвидаторскую политику по отношению к Церкви. Да и сам Н. Хрущев заявил в сентябре 1955 г. французской правительственной делегации: «Мы продолжаем быть атеистами. И мы будем стараться освободить от религиозного дурмана большее количество народа…» А в беседе с медиа-магнатом В. Хёрстом в ходе своего визита в США в сентябре 1959-го Хрущев отметил, что «народное просвещение, распространение научных знаний и изучение законов природы не оставят места для веры в Бога».


Влияли на такую политику и экономические факторы. Власти в тот период активно искали источники пополнения прохудившейся казны из-за упомянутых хрущевских «экспериментов». И потому не могли удержаться от искушения запустить руку в церковную казну. Первые крупномасштабные антирелигиозные акции в октябре 1958-го начались именно с «закрытых» постановлений о фактическом ограблении Церкви. Важнейшим же здесь документом оказалось секретное постановление ЦК КПСС от 4 октября 1958 г. «О записке отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам «0 недостатках научно-атеистической пропаганды». В нем всем партийным, общественным организациям и государственным органам предписывалось «…развернуть наступление на религиозные пережитки в сознании и быту советских людей». И уже 16 октября Совмин СССР принял первые антицерковные постановления: «О монастырях в СССР» и «О налоговом обложении доходов предприятий епархиальных управлений и доходов монастырей». В первом из них монастырям запрещалось применять наемный труд, предусматривалось троекратное уменьшение и земельных наделов, и числа обителей. Вновь вводились отмененные в марте 1945 года налог со строений и земельная рента; минимум вдвое, в сравнении с 1945—1955 гг., повышались ставки налога с земельных церковных участков, включая даже тамошние кладбища (!). Вдвое увеличился налог на доход свечных мастерских.


Но этими мерами дело не ограничивалось. В ноябре 1958 г. — марте 1959 г. прошла массовая «чистка» гражданских библиотек от религиозной тематики. А 28 ноября 1958-го ЦК КПСС принял постановление «О мерах по прекращению паломничества к так называемым «святым местам». Причем, чтобы прекратить доступ верующих к 700 учтенным властями святым местам в СССР, применялись и кощунственные, оскорбительные методы. Так, на местах паломничества или вблизи них устраивались свинарники, отхожие места, свалки мусора; святые источники «выкачивались», засыпались чем угодно и т. п.


И еще: в конце 1950-х-первой половине 1960-х был вновь запрещен колокольный звон, разрешенный с осени 1941-го; храмы отключали от водопроводной сети и даже от канализации, запрещали ремонты. В те же годы состоялись массовые закрытия религиозных объектов, причем антиправославная нацеленность этого усиливалась политикой ликвидации так называемых «неперспективных деревень», проводившейся, опять-таки, с 1958 года в российском, точнее — русском Нечерноземье. Проще говоря, русские деревни, лишенные не только кадров и сельхозтехники, но даже посевного материала, кормов и большинства объектов соцкультбыта (из-за «перекачки» всего этого в целинные регионы и «кукурузные» эксперименты), упразднялись вместе со храмами и другими православным объектами. Выгодно и, главное, одновременно…


А земельные участки некоторых зарубежных монастырей РПЦ и вовсе продавались за фрукты или овощи. Так, земли монастыря Марии Магдалины (вблизи палестинского г. Иерихона) в 1962-м были проданы… за поставки в СССР израильских апельсинов и мандаринов.


Церковь пыталась протестовать. 18 февраля 1959 г. в Совмине СССР (с 1958-го его возглавил Хрущев, сместивший с этого поста Н.А. Булганина, который выступал и против антирелигиозной кампании Хрущева) приняли-таки митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича) по его просьбе. По записи той беседы, «в раздраженном тоне Николай заявил, что с осени 1958 г. началось наступление на Церковь, равнозначное походу на нее до Великой Отечественной войны… Крутицкий указал, что в этой обстановке он не может посещать дипломатические приемы и, кроме того, Патриархия намерена отказаться от издания собственного журнала…».


Но эти протесты не возымели действия. А 31 мая митрополит Николай обратился к Хрущеву с письмом: «…За последние месяцы имеют место многие факты оскорбления религиозных чувств верующих, наличие в СМИ заведомо ложных измышлений о церковной жизни, …имеются вопиющие факты клеветы и грубого администрирования местных властей в отношении религии и верующих». Но тоже тщетно…


Например, уже к ноябрю 1959 г. закрыли 13 православных объектов, а только в январе 1960-го — еще 17. Но был и такой случай, когда стойкость служителей и прихожан заставила власти отступить. При закрытии, точнее — разгоне Речульского монастыря вблизи Кишинева в ночь на 1 июля 1959 г. — паства (свыше 300 чел.) окружила его плотным кольцом — работники милиции открыли стрельбу, убив одного и ранив пять прихожан. Но защита монастыря не прекратилась и — воистину беспрецедентно: власти отказались от своих намерений в отношении этого монастыря (см., например, «Евразия», М., N 10−2004; «Сибирская православная газета», Тобольск, 2003, N 1).


Не исключено, что на таком решении сказалась близость монастыря к советско-румынской границе (а отношения «хрущевского» СССР со «сталинистской» православной Румынией в те годы стали сложными). Наверняка повлияло и то, что, по некоторым данным, тогдашний руководитель Румынии Г. Георгиу-Деж (отказавшийся переименовывать румынский город Сталин в Брашов…), руководство румынского православия и его приходов в румынской Молдове (граничащей с Молдавской ССР) направили в 1960-м письма Хрущеву с просьбой приостановить антиправославную кампанию, по крайней мере в Молдавии.


Удалось отстоять и Псково-Печерский монастырь. Здесь, Слава Богу, обошлось без жертв. Благодаря архимандриту Алипию, наместнику Псково-Печерского монастыря (в миру — Иван Михайлович Воронов). Когда в монастырь в 1961-м привезли указание о закрытии обители и роспуске братии, Алипий порвал и сжег ту бумагу с подписью Хрущева на глазах у курьеров. «Я лучше пойду на мученическую смерть, чем закрою обитель», — сказал архимандрит остолбеневшим людям в штатском. Монастырь не решились закрыть. Сохранить обитель помогли и письма в ее защиту, направленные православными приходами в Финляндии, Швеции, Норвегии и республиках Прибалтики советскому руководству. Но не только: оказывается, приближенная к Хрущеву тогдашний министр культуры СССР Е.А. Фурцева в 1960-м посетила этот монастырь, беседовала с архимандритом Алипием и, по некоторым данным, отговорила-таки Хрущева от «репрессивных» мер в отношении той обители.


Но в остальных регионах страны антирелигиозная и, повторим, в первую очередь антиправославная истерия отнюдь не сбавляла оборотов. Так, осенью 1961-го была закрыта Киево-Печерская Лавра (возобновившая свою деятельность, включая тамошний монастырь, в 1945-м), причем даже для интуристов. Их экскурсии туда стали возможны только с конца 1960-х…


А в день памяти святого преподобного Сергия Радонежского 8 октября 1960 г. на территории Троице-Сергиевой Лавры милиционеры и «лица в штатском» задерживали верующих и затем не выпускали их из-под ареста несколько дней. Требуя расписок, что они больше никогда не придут в ту Лавру. Подобные эксцессы имели место в 1959—1964 гг. примерно на 700 православных объектах страны. А всего за 1958−1964 гг. было закрыто свыше 4 тысяч православных храмов, в том числе до 70% тех, что были вновь открыты в 1941—1954 годах. Как следствие, возобновились отшельничество, скиты, подпольные богослужения и т. п. (на Северном Кавказе, Алтае, Урале, Сахалине, Верхнем Поволжье, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Закарпатье, Крыму, украинском Полесье). Иными словами, де-факто расширилась «катакомбная церковь».


А ведь что интересно: почти 70% закрытых православных объектов были расположены именно в РСФСР! В этой связи небезосновательно мнение украинского историка и этнографа Виктора Палецкого: «Основной хрущевский удар по Православию был нанесен в России, потому что прежде всего русские были недовольны его политикой. В то же самое время мало обращалось внимания на „неофициальное“ возрождение униато-католической конфессии в Западной Украине, баптизма и иудаизма, а энергичные протесты мусульман вынудили власти почти прекратить, во избежание реставрации басмачества, закрытие мечетей в Средней Азии и Поволжье. Зато в тех же регионах чуть ли не массовым образом закрывались учреждения православного, в том числе старообрядческого культа».


24 ноября 1960 г. митрополит Николай (Ярушевич) в беседе с представителями ЦК КПСС поставил вопрос о «фактах физического уничтожения Православной Церкви… В настоящее время ведется явная линия на уничтожение Церкви и религии вообще, и более глубоко и широко, чем это было в 1920-х годах…».


Но и эта беседа, как и многочисленные протесты Русской Зарубежной Православной Церкви, не изменили ситуацию в лучшую сторону. Наоборот — были, к примеру, возобновлены (как в 1920-х — первой половине 1930-х) изъятие у церквей колоколов, ряда высокоценных предметов культа и увольнения с гражданской работы не только верующих, но и членов их семей. Выступления же митрополита Крутицкого и Коломенского в защиту Церкви и реакция на это властей стали главной причиной его болезни и последующей кончины в декабре 1960 года.


…Такую политику прекратили только с ноября 1964 года. Но по сей день не восстановлены многие из тех храмов и обителей, что были поруганы и осквернены в заключительный период хрущевского правления.

http://www.rv.ru/content.php3?id=7704


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru