Русская линия
Росбалт Юрий Бондаренко10.11.2008 

«Нужно деидеологизировать карту страны»

На днях было озвучено предложение назвать ряд московских улиц именами адмирала Колчака и других белых полководцев. За разъяснениями корреспондент «Росбалта» обратился к одному из авторов этой идеи, лидеру общественного движения «Возвращение» Юрию Бондаренко.

Юрий Константинович, кого представляет ваше движение?

В движение «Возвращение» вошли люди, для которых очевидно, что история России насчитывает более тысячи лет, и наше отечество родилось не в октябре 17-го года. Так вот, если нашему отечеству более тысячи лет, то этот факт должен быть оформлен. Топонимика — это поэтическое оформление страны.

Если говорить о персоналиях, то среди нас известные интеллектуалы и политики. Можно сказать о главе Издательского совета Патриархии о. Владимире Силовьеве, докторе исторических наук Наталье Нарочницкой, известном проповеднике Андрее Кураеве. Среди нас вице-президент Российского фонда культуры Елена Чавчавадзе, замдиректора Института российской истории РАН Владимир Лавров, глава Союза православных граждан Валентин Лебедев, ведущий топонимист страны, доктор филологических наук Михаил Горбаневский. Фиксированного членства в нашем движении нет: а зачем?

Перечисленные вами персоны представляют, пожалуй, лишь одно «крыло» российского общества: «державно-патриотическое"Представлен ли у вас как-то демократический фланг?

Вы знаете, этот фланг в последнее время как-то, к сожалению, скукожился. Участвовал, например, журналист радио «Свобода» Владимир Кара-Мурза. Деятели СПС и «Яблока» тоже выступают за то, чтобы убрать коммунистические названия. У нас с ними были некоторые расхождения: они хотели старинные улицы в центре Москвы назвать именами Высоцкого и Окуджавы. То есть, «убить» достойными именами историю. Зачем же в центре? Можно новые назвать.

Теперь перейдем к сути. Что вы хотели бы переименовать, по какому принципу?

Есть три основных пути, относительно коих мы стремимся достичь консенсуса в обществе. Первое: по возможности вернуть исторические топонимы, которые являются такими же памятниками истории и культуры, как здания дворцов, храмов, мечетей. Многие из этих топонимов имеют 500-летнюю историю и, тем не менее, заменены.

Далее, постараться убрать наиболее неблагозвучные названия, откровенно режущие слух, как Авиамоторная, Газгольдерная или Шарикоподшипниковская, а то еще улица 8-го Марта. И, наконец, убрать наименования в честь наиболее одиозных личностей. Самый яркий пример — это Войков. Станция метро «Войковская» и пять войковских проездов.

Давайте сначала рассмотрим исторические наименования. Вопрос этот более или менее ясный, но все-таки, дайте некоторый исторический экскурс.

Раньше, до 1917 года, названиями в России никто не занимался. Не было в стране такого органа. Имена складывались исторически: называли места или по профессии проживавших там людей, или по ближайшему храму, или по наиболее заметному дому или его домовладельцу. Очень мало было названий мемориальных, в честь кого-то. И уж тем более, не было названий, которые бы несли в себе имя числительное — типа «улицы 1905 года» или «10-летия Октября», или «проспект 60-летия Октября». То есть, даже не в честь события, а в честь годовщины его. Бред в квадрате!

После революции, желая закрепить свою власть навеки, руководители советского государства сразу же переименовали все, что только можно. Они бы вообще все переименовали, но не было технической возможности: началась элементарная путаница. Имя нашего «скромного вождя», например, уже к 1919 году носили три улицы в Москве.

Сталин развил ленинское начало, дополнил его. Чтобы не было одного только скопища Свердловых, Кировых, Троцких и Дзержинских, их разбавили писателями. Добавили Добролюбова, Некрасова… Понятно, что не Лермонтовых, Тургеневых и Достоевских в первую очередь, но потом и они появились, в гораздо меньшем количестве.

К годовщине смерти Пушкина, его вернули из пыльного сундука, куда он был сразу после революции заброшен. А к 1937 году, к столетию со дня смерти, в каждом городе появились улицы и площади Пушкина.

Эта модель изменялась в том смысле, что очередной враг народа вылетал из обоймы героев — в какой-то момент из нее вылетел и Сталин. Дополнялось кем-то. И так ленинско-сталинская топонимическая модель благополучно дожила до начала 90-х годов.

А дальше

Она была частично видоизменена. Но не разрушена. В центре Москвы, в пределах Садового кольца, возвращены были исторические названия улиц. В Петербурге, вместе с именем города, тоже были возвращены названия в центре. В Великом Новгороде, Владимире, Белгороде и еще двух-трех городах — по нескольку улиц. В остальных городах — одна-две улицы, которые бросили, как кость, общественному мнению.

Разразившийся в 1991 году финансовый кризис, а за ним и политический — 1993 год, расстрел Белого дома, — идею топонимики возвращения похоронили надолго, более чем на 15 лет. И наше движение, созданное полтора года назад, поставило себе целью изменить данную ситуацию.

Хорошо, с историей более-менее понятно. «Газгольдерные» и «шарикоподшипниковские» улицы тоже могут, вероятно, служить резервом для переименований. А вот с «одиозными деятелями» далеко не все так просто. По вопросу о том, кого считать «одиозным», в российском обществе вряд ли возможен консенсус. И здесь мы опят подходим к личности Петра Войкова: как я понимаю, на сегодня это «одиозный N1».

В общем, да. Войков — это международный авантюрист-революционер, который учился в Швейцарии химии, и знания эти ему пригодились при убийстве царской семьи. Когда уже белые подходили к Екатеринбургу, Ленин велел Свердлову уничтожить царскую семью. И Войков выписывал пять пудов серной кислоты (80 литров), чтобы растворить трупы. Убили, ограбили, вывезли в Ганину Яму, сожгли, остатки трупов растворили серной кислотой.

Одну минуточку. Юрий Константинович, вы не верите в подлинность «екатеринбургских останков» царской семьи?

Лично я не верю. Но дело, в конце концов, даже не в этом. Все нынешние разговоры про останки, как и «реабилитация», которой добились сторонники Марии Владимировны Романовой, — это желание увести общественное мнение от главного вопроса: а кто приказал это сделать? Если Ленин — то почему именем бандита названы проспекты и города?

Если предположить, что Войков действовал в составе преступной группы Ленина — Свердлова — Войкова, зачищал следы преступления, то тогда эту группу и надо судить. Если же допустить, что Войков действовал по своему усмотрению, то сохранение его имени на карте Москвы можно расценивать как нарушение закона о борьбе с терроризмом. Если еще вспомнить, что убитые причислены к лику святых, то убийца святых, прославленный на карте Москвы — это оскорбление чувств верующих. Да, верующих у нас не подавляющее большинство и вообще не большинство, но 20−30% найдется.

Так вот, если он террорист-одиночка, то тогда за каждый расчлененный труп ребенка Войков получил по проезду в Москве. Станция метро «Войковская» и пять Войковских проездов рядом! Чикатило нервно курит в стороне — мечта любого маньяка.

Вы знаете, я не встретил ни одного человека, который бы защищал Войкова! Я был много раз на всевозможных дуэлях, на демократическом телевидении Лесневской, и на «Эхе Москвы», на ТВЦ недавно. И никто не защищал Войкова. Только к Лужкову уже было 4 обращения, и к президенту Медведеву. С какой точки зрения ни посмотри, это ни в какие ворота не лезет!

И чем же кончились попытки переименовать «Войковскую»?

Пока ничем. Одно время глава метрополитена Гаев говорил: «Это дорого. Вы отнимаете деньги у пенсионеров». После этого, ничтоже сумняшеся, переименовывают «Битцевский парк» в «Новоясеневскувю» и «Деловой центр» в «Выставочную»! Поменяли шило на мыло — на это находятся деньги, по пять миллионов рублей на каждое наименование.

Мы предлагали: давайте переименуем «Войковскую» в «Петербургскую»! Рядом дорога, соединяющая обе столицы. Можно объявить тендер, и, без сомнения, многие петербургские дизайнеры примут участие в украшении. Тем более, в Москве нет ни одного названия, связанного с Петербургом! У нас есть станции метро «Рижская», «Римская», «Братиславская», «Пражская», увековечены города от и до! А «Петербургской» нет.

Я спрашивал коммунистов в Мосгордуме: «Что вы так держитесь за Войкова? Ведь подонок же был, как ни крути!» Говорят: «Да, он подонок. Но ведь стоит нам согласиться Войкова убрать, вы же не остановитесь на Войкове! Вам только дай!»

Но ведь это так?

Конечно, но мы хотим справедливости. Вот посмотрите, умные люди подсчитали: десять самых распространенных улиц России. На первом месте — Советская: 8409 улиц. Молодежных — 8300. Центральных — 8 тысяч. Школьных — 7400. Новая, Садовая, Лесная, Набережная. А из имен первое — Ленина: 5618 улиц.

Однако многим нашим гражданам нравится Ленин. И, если уж на то пошло, очень многим нравится Сталин. Есть широкое движение «за Сталинград», например.

За Коммунистическую партию РФ у нас голосует 6-я или7-я часть населения. Тогда как все эти бесчисленные наименования в честь Ленина, Дзержинского и т. д. можно расценить как бесплатные баннеры КПРФ. На каком основании ей в бессрочное пользование отданы проспекты?

А Сталинград — это город Сталинградской битвы. Я не против того, чтобы в Москве был, как в Париже, Сталинградский бульвар. Это брэнд. Наши предложения были, чтобы городу вернуть историческое название Царицын, а центральную улицу назвать Сталинградский проспект. Но не называть город в честь Джугашвили.

И вот здесь мы подходим к самому щекотливому моменту: вашей инициативе с Колчаком.

Лучше всего — деидеологизировать вообще карту страны: убрать идеологически обоснованные названия и не называть улицы именами политиков. Но коль скоро на наши предложения не обращают внимания, мы предложили: ну, коли так, раз у нас по-прежнему есть Чапаевские переулки и Буденовские проспекты, почему бы не назвать улицу именем Колчака?

Полярный исследователь, официально признанный глава российского государства. Правопреемник Временного правительства. Он предшественник нынешней демократической России. Вся политика, которую осуществляет ныне Россия во всех областях (в экономике, в построении демократического общества) — это все один в один программа Колчака.

Почему человека, который погиб под бело-сине-красными знаменами за Россию, не увековечить в Москве? Чем он хуже Маркса, который был отпетый русофоб? Мы и предложили: Марксистскую улицу на Таганке переименовать в Колчаковский проспект.

http://www.rosbalt.ru/2008/11/07/539 710.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru