Русская линия
Православие и современность Наталья Волкова07.11.2008 

Добрый человек из Маркса

Маркс — удивительное место: одновременно и город, и село. Жителей здесь немало, а ход жизни всё равно неспешен. Когда-то Маркс носил имя Екатериненштадт и был вотчиной немцев Поволжья, которые поселились здесь в XVIII веке. Именно поэтому есть в городе лютеранский и католический костелы. А еще тут живет много хороших людей. С одним из них, протоиереем Валерием Генсицким, настоятелем православного Свято-Андреевского храма, открытого в Марксе в начале 90-х, мне довелось познакомиться.

Глава о белом храме под голубым небом

Рейсовый автобус «Саратов—Маркс» доезжает почти до самого храма во имя святого апостола Андрея Первозванного. Выхожу. Сразу словно в детство попадаю: одноэтажные кирпичные и деревянные домики, рядом с каждым — палисадники. Кто-то выводит козу на веревочке, а в этом дворе живут люди, разводящие голубей — видна высокая голубятня и стая птиц, кружащая над головой. Вот и белая церковь: высокая колокольня, икона Христа над входом, высокая паперть. Трехлетние малыши носятся по церковному двору с воздушным шариком синего цвета. Шарик большой, небо голубое, а ветер теплый…

После Божественной литургии в храме многолюдно. Дети и взрослые не спешат расходиться по домам: кто-то ждет начала занятий в воскресной школе, кто-то пришел крестить новорожденного ребенка, кто-то просто не хочет уходить и стоит перед огромным книжным стеллажом, листая страницы книг. Мама с малышом на руках беседует с подругой, мальчик в инвалидной коляске принимает в дар от сверстника большое красивое яблоко, снует туда сюда девочка-цыганка, ее окликают по имени и просят помочь в чем-то. Храм напоминает большой дружный дом, и даже просто сидя в сторонке и наблюдая за его внутренней жизнью, можно ощутить тепло, которое готовы подарить каждому, кто переступил его порог.

Вот и отец Валерий — он, только что отслужив молебен и панихиду, поговорил с алтарником Сережей — невысоким человеком средних лет с добрыми глазами, исполняющего кроме всего прочего и обязанности звонаря — и спешит, улыбаясь, ко мне. После краткой экскурсии по храму зовет меня вниз по лесенке — подвальное помещение служит воскресной школой, трапезной, местом отдыха.

Внизу — веселый гомон учеников воскресной школы.

— Ну, что у нас тут? — весело спрашивает отец Валерий и внимательно выслушивает разрозненные ребячьи ответы. Несколько коротко стриженных мальчишек смирно стоят у стены — это воспитанники марксовской спецшколы, подопечные второго священника храма, отца Андрея Павлова — они по воскресеньям вместе с воспитателями приходят сюда на занятия. Отец Валерий потом тихо объясняет: «Хорошие парни, только у каждого своя страшная история есть»…

На стене в воскресной школе висят фотографии — многие из них сделал сам отец Валерий. Вот поездка с прихожанами в Волгоград, вот — архиерейское богослужение в Марксе, вот — просто портреты знакомого священника, утренний пейзаж с храмом. «Вот — Шиханы мои: служил тут когда-то», — объясняет отец Валерий. И демонстрирует еще несколько своих фотографий: «Это сын Коля, а вот — крестный ход в Вавилов Дол. Обязательно идите как-нибудь — хорошо!».

Оказываясь в относительной тишине, начинаем разговор — о приходе, о ремонте храма, о жизни: батюшка рассказывает, но мне кажется, что я словно смотрю интересное кино.

Глава о добрых людях

Протоиерей Валерий Генсицкий служил во многих населенных пунктах Саратовской епархии — в Хвалынске, в Вольске, в Новоузенске, в Шиханах. И везде приходилось много потрудиться. В Новоузенске, например, открывал храм. В Шиханах — обустраивал. И марксовская церковь — не исключение. Это примета времени и при этом — в определенном смысле настоящий подвижнический труд.

В Марксе отец Валерий уже около четырех лет: в храме постоянно ведутся ремонтно-восстановительные работы. Были установлены колокола, отреставрирована колокольня, появился новый иконостас. Отец Валерий отмечает:

— Сейчас основная проблема у нас — в отсутствии средств, а в конце 90-х, когда я служил, например, в Новоузенске, главная трудность заключалась в том, что на имеющиеся деньги невозможно было ничего купить, был страшный дефицит.

Прихожане рассказали мне, что красота храма внутри и снаружи — заслуга настоятеля и его супруги. Они — и вдохновители, и делатели. И в храме — по-настоящему светло, потому что люди здесь — спокойные, добрые. Что характерно — немало молодых людей: школьников, студентов. Еще до поездки в Маркс я познакомилась со студентками Кристиной и Наташей, которые родом из этого заволжского городка: они с большим теплом рассказывали мне о местном православном храме…

Отец Валерий считает, что по-настоящему приход можно сплотить только общим делом. Когда он только-только приехал в Маркс, решили собирать деньги на паникадило — вроде бы и дело не ахти, а прихожане сблизились. Часто всем приходом марксовцы ездят в паломнические поездки — обязательно вместе с отцом Валерием. Он рассказывает:

— Всегда с прихожанами стараюсь быть рядом. Мы вместе едем, вместе едим, вместе купаемся в источниках. Стараюсь добрый пример им подавать, надеюсь, что получается.

Глава о главном в жизни — о Боге и Церкви

Во время Божественной литургии я услышала колокольный звон. Голос у колокола очень необычный — глубокий и при этом какой-то… звонкий, очень молодой. Попросила отца Валерия рассказать о колоколах подробнее, и он словно загорелся. Колокола — это целая история.

Когда батюшка приехал в Маркс, колоколов в храме еще не было — а очень хотелось, чтобы полетела колокольная песня над городом. Сегодня почти все колокола заказывают в Воронеже, а отец Валерий услышал как-то воронежского исполина и чего-то не хватило ему в его голосе. Один знакомый священник рассказал батюшке о том, что в городе Каменец-Уральский, в Свердловской области, открылся колоколо-литейный завод, где трудятся мастера высшего класса. Отец Валерий решил съездить на «разведку», а для начала — позвонить. К телефону подошел директор заводика, расспросил потенциального клиента и помчался прямо с трубкой в мастерскую, стал бить в уже готовый колокол. И тут… Когда отец Валерий рассказывает об этом, то у него перехватывает дыхание.

— Звук этого колокола напомнил мне мое детство. Знаете, я же вырос на Украине, в селе недалеко от Почаевской Лавры. У нас там был храмик — так тамошний колокол пел именно так, как тот, сделанный в Каменец-Уральском… Меня прямо пронзило — я понял, что поеду в Свердловскую область. Этот звук из детства — для меня всё… Помню, как ходил вместе с бабушкой в Лавру босиком, за десять километров. По шоссейке шли, камушки по ней всякие. Бабушка с сумкой на плече, я рядом подпрыгиваю — ногам больно, камни колются. Ночевали там же, в Лавре… А когда вырос, поехал в семинарию поступать… Эх, сколько всего было!

Отец Валерий с детства в храме. Для него Бог и Церковь — вся жизнь. И колокола — тоже ее часть.

Глава последняя, прощальная

Незаметно подошло время отъезда. На своей машине батюшка подбросил до автовокзала. Помахала отцу Валерию из окна автобуса, который медленно уплывал из гостеприимного Маркса. Уезжать совсем не хотелось.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5674&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru