Русская линия
Гудок Андрей Воронцов12.01.2006 

Пепси пить — не лаптем щи хлебать
Определенные понятия легче внушаются людям не на уровне идей, а на уровне хлестких словесных оборотов, слоганов

Вошло, например, в наше сознание выражение «потемкинские деревни», означающее фальшивые постройки, мнимые достижения. Но действительно ли князь Григорий Александрович Потемкин услаждал ими взор Екатерины? Когда недруг России завистливый саксонский дипломат Гельбиг запустил эту газетную утку, не просто деревни — города уже были возведены Потемкиным в степной Украине, и не мнимые, а вполне реальные (Херсон, Екатеринослав, Николаев). Ложь Гельбига радостно подхватили петербургские и московские недруги Григория Александровича, в жизни не бывавшие в Новороссии. И пошла клевета гулять по свету. Ни один серьезный историк не принимает ее всерьез, а выражение вошло в литературный оборот, да еще с порочащим память великого русского государственника оттенком! Человек говорит: «Давайте не будем строить потемкинские деревни!», а ведь в прямом смысле это означает: давайте не будем заниматься настоящим, большим делом!

А выражение «квасной патриотизм»? Имеется в виду патриотизм местечковый, ограниченный, декоративный, свойственный русским, ведь квас употребляется только в России. Но так ли это на самом деле? Вообще-то «квас» — очень древнее слово. Оно восходит к древнеиндийскому kvatvas — отвар, от этого же корня происходят готское hvathjan — пениться, общеславянское kysnoti — киснуть и т. п. Удивительно: из одного древнего языка мы узнаем, что квас — это отвар, из другого — что он пенистый, из третьего — что кислый… Выходит, квас — это древнейший безалкогольный напиток, изобретенный, очевидно, еще в то время, когда индоевропейцы составляли одно племя. Выражение «квасной патриотизм» должно на самом деле означать патриотизм глубинный, всеобъемлющий, универсальный, далекий от мелкого национального чванства.

Между прочим, так обстоит дело со всеми исконно русскими понятиями, употребляющимися в уничижительном смысле. Возьмем выражения: «лапотная Россия», «лаптем щи хлебать». Имеются в виду наши нищета, бескультурье… Но слово «лапти», как и «квас», тоже древнейшего индоевропейского происхождения. Оно, как можно догадаться, является производным от «лапы» (lopa) — ступни или ладони. Примерно так же слово звучало у готов: lofa — ладонь; по-литовски lopa означает лапу собаки. В русском языке это индоевропейское слово сохранилось в исконном значении, как и «лапти», — нечто, надеваемое на «лапу» (окончание ti характерно для древнеиндийского). Стало быть, «лапотный» никак не может означать «некультурный», напротив, это «древний, традиционный».

Да и со щами не так все просто. Оказывается, «щи» (они же «шти») тоже пришли к нам из мглы далеких времен. «Щи», или «шти», — это легендарная древнеславянская «сыть» (корм, пища). Вероятно, эту самую «сыть», независимо от того, холодная она или горячая, именно хлебали, пили, а не ели, и традиция эта до недавнего времени сохранялась в России — вспомните выражение из литературы XIX века: «выпил вчерашних щей»!

Так что лаптем щи хлебать — это не пепси-колу из банки пить, это гораздо интереснее!

Невольно приходишь к тому, что критические высказывания о русской культуре таких мыслителей, как Чаадаев, есть результат незнания народной культуры. Если она и заимствована целиком у кого-то, как он утверждал, то это заимствование столь древнее, что не имеет аналогов ни в одной из европейских культур.

Мнимые истины настолько завладели сознанием людей, что впору составлять словарь этих «истин», чтобы указать людям на ценности подлинные.

http://www.gudok.ru/index.php/31 645


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru